Тема недели:
На Западе критикуют модель развития Прибалтики
Западные экономисты и аналитики полны пессимизма в отношении Литвы, Латвии и Эстонии.
Среда
07 Декабря 2016

Западные партнеры вынесли приговор своим «подопечным» в Молдове

Автор: Александр Шамшиев

Западные партнеры вынесли приговор своим «подопечным» в Молдове

10.09.2015  // Фото: http://sputnik.md

В Кишиневе не утихают массовые манифестации против действующей власти. Протестующие организовали палаточный городок. О происходящем в Молдове RuBaltic.Ru поговорил с Юрием МУНТЯНОМ, экс-замминистра экономики и торговли Молдовы (2008–2009 гг.) и членом постоянно бюро парламента Молдовы (2010–2014 гг.).

- Г-н Мунтян, как Вы охарактеризуете обстановку в Молдове на данный момент?

- Обстановка весьма непростая, но ничего удивительного или сколько-нибудь из ряда вон выходящего сейчас в Молдове не происходит. Молдова практически непрерывно протестует с апреля 2010 года. Протесты в стране начались чуть больше чем через полгода с момента смены власти в июле 2009 года, когда в качестве правящей силы вместо коммунистов в парламент пришло новое проевропейское либерально-консервативное большинство. В происходящих сейчас народных протестах прослеживается явная преемственность с тем, что имело место в 2010–2014 годах. При этом, и это очень важно, ни западные партнеры по развитию, ни участники евразийских интеграционных проектов раньше не замечали протестного движения в Молдове. Хотя народ протестовал очень активно и широко, не только в Кишиневе, но и на местах. 

- Чего хотят протестующие?

- Если говорить о рядовых участниках протеста, то они почти полностью воспроизводят требования прошлых лет. Народ протестует против катастрофического снижения уровня жизни, коррупции, повального воровства, олигархов, захвативших государство и установивших почти тотальный контроль над СМИ, избирательной системой и силовыми структурами. Против олигархов, которые поделили между собой не просто государственные органы, а целые ветви власти. Люди выступают против противопоставления одной части общества другой, в частности, по этнокультурному или языковому признаку.

И хотя в рядах протестующих немало флагов Евросоюза, граждане требуют нормальных отношений, как с западными, так и с восточными партнерами, чтобы рынки для нас открылись и на Западе, и на Востоке.

Протестующие требуют отставки правительства и президента, досрочных парламентских выборов, нового и независимого состава Центральной избирательной комиссии. Также среди требований — изменение конституции с предоставлением права напрямую избирать президента.

Подчеркну, люди не требуют ничего такого, чего бы они не требовали с 2010 по 2014 год, за исключением, возможно, прямых выборов президента. По части требований наблюдается полная преемственность предыдущим манифестациям. По крайней мере, пока. При этом, заметьте, количество людей, участвующих в данном конкретном протесте, нисколько не превышает количество людей, которые участвовали в массовых протестах ранее. Из нового — только палатки. И все это продолжается уже шесть лет!

- Чем тогда отличаются нынешние протесты?

- Есть несколько исключительно важных особенностей, и в этом смысле я согласен со своим коллегой Марком Ткачуком. Во-первых, у протестов появилось явное международное признание. Правильнее даже будет сказать – легитимация. Она выражается, частности, в достаточно резких и многочисленных заявлениях послов западных стран. К примеру, посол США очень активно обращает внимание действующей власти на катастрофический рост коррупции, имитацию реформ в области правосудия и иных важных сферах. Созвучны этому заявления руководителя Делегации ЕС в Молдове и других послов. Более того, несколько недель назад генсек Совета Европы Торнбьёрн Ягланд, который еще год назад в унисон с остальными западными партнерами называл Молдову «историей успеха», разразился разоблачительной и просто разгромной статьей в The New York Times. Он обвинил действующую власть в захвате государства олигархами, контрабанде, монополизации СМИ и контроле над судебной системой, провале реформ, снижении уровня жизни и даже в краже миллиарда евро из резервов Национального Банка. Заявление было настолько жестким, что у многих возникло ощущение, что коллективный Запад вынес приговор не только молдавской власти, но и молдавской государственности.

Вторая важная особенность ситуации — если в 2010–2014 годах протесты возглавляли левые силы, прежде всего Партия коммунистов Республики Молдова, то теперь положение несколько иное. Протестами не руководит бывший президент Владимир Воронин (2001–2009 годы), который всячески сдерживал, дезорганизовывал и, в конченом итоге, в 2014 году предал борющийся за справедливость народ Молдовы, когда отказался от всех лозунгов, выдвигаемых протестным движением. После выборов Воронин фактически присоединился к власти, сформировав почти неприкрытую коалицию с правящими партиями. Что получилось в итоге? Левые силы полностью провалились на выборах в ноябре 2014 года. Не только Партия коммунистов, но и все остальные.

Несмотря на жуткие по своим результатам более чем шесть лет правления правых партий, левые были не в состоянии взять сколько-нибудь ощутимого большинства. Более того, левые не смогли — да и не могут пока — сформулировать достойной альтернативы. Поэтому на доминирование в протестном движении достаточно активно претендуют правые и даже крайне правые прорумынские силы, что очень опасно. При этом даже в деталях эти так называемые «претенденты» пытаются отмежеваться от местных левых сил.

Не надо забывать, что история XX века неоднократно показывала, что там, где левые предавали свои ценности или иным образом демонстрировали свою несостоятельность, народ, выдвигая справедливые и законные требования, приводил к власти правых, умело манипулировавших риторикой восстановления правды и справедливости. Иногда это приводило к подлинным катастрофам.

- Получается, в проевропейском правительстве разочаровалось не только население, но и западные партнеры? 

- Люди-то требований не изменили, и ничего особенно нового протестующие не выдвинули. Вопрос в том, что действующая власть ничего из того, что обещала, не выполнила. Хотя пользовалась всеобъемлющей и невиданной поддержкой иностранных и международных партнеров и трижды всеми правдами и неправдами получала большинство на выборах — 29 июля 2009 года, 28 ноября 2010 года и 30 ноября 2014 года. За более чем шесть лет ничего не произошло, и люди требуют отставки и досрочных парламентских выборов.

Что же касается западных партнеров, то, с позволения сказать «достижения и подвиги» их, что называется, «подопечных» в конечном итоге переполнили чашу терпения всех.

Последней каплей стала откровенная, абсолютно неприкрытая кража миллиарда евро из резервов Национального банка, что привело к тому, что на тот же самый миллиард увеличился внутренний долг государства. Курс молдавского лея снизился почти на 30%. Резко выросли цены. Вслед за этим действующая власть снова по своему усмотрению и в нарушение установленных законом процедур повысила тарифы, по некоторым показателям более чем на треть. Сейчас три банка проходят процедуру ликвидации, в том числе крупнейший системообразующий и единственный государственный банк — Сбербанк.

Это было слишком даже для самых некритичных сторонников нынешней власти за рубежом. Реакция граждан не оставляла никаких сомнений. Угроза проводимому правящей коалицией проевропейскому и пронатовскому курсу, стала слишком опасной и явной. Этого властям уже никто «простить» не мог. Оттого их недавние покровители и вынесли им приговор. Причем сигналы посылались достаточно долго. Статья генсека Совета Европы Ягланда, в этой связи, стала лишь своеобразным венцом. Далее, в продолжение этой линии, в иностранных и мировых СМИ, таких как Guardian и Euronews, нынешние протесты нашли самую горячую поддержку. И все это происходит на фоне чудовищного антирейтинга основных институтов власти — правительства, парламента, администрации президента — превышающего 80–85%, что мы все наблюдаем все последние годы.

- На Ваш взгляд, как будет развиваться ситуация? Власть пойдет на уступки?

- Властям будет очень трудно исполнить требования, потому что вся ее суть состоит в господстве олигархов, против которого и выступает народ. Я не представляю себе, как Владимир Плахотнюк, главный олигарх страны, сможет отстранить от власти самого себя. Или как премьер-министр обеспечит, допустим, независимость прессы, когда он входит в партию, возглавляемую олигархом Владом Филатом, который, по требованию протестующих, тоже должен сам себя отстранить от власти. Ситуация для власти безвыходная. Скорее всего, они попытаются как-то расколоть протестующих, может быть, переждать, взять измором, коррумпировать. Могут попытаться договориться с западными партнерами об условиях почетной капитуляции. Но это, на самом деле, не имеет никакого значения.

Главное не в этом, а в том, чтобы полиэтничный и поликультурный молдавский народ в очередной раз проявил свою вековую мудрость и защитил свою древнюю государственность и для себя, и для потомков, как это уже было не раз!


Комментарии
Читайте также
Новости партнёров
Загрузка...

Этот стон у них свободой зовется

Этот стон у них свободой зовется

«Граждане, расходимся, у меня знакомый дипломат в Чикаго есть, он сказал, что всё будет путем, за Литву словечко замолвят, без паники!».
Политики этих стран клеймят «ватников» за «рабское сознание», высокомерно улыбаются при словах о том, что их правительства назначаются по звонку из посольства США, гордо бросают «Мы играем в западных клубах» и пытаются учить демократии.

Пишите письма

Пишите письма

Звон дипломатических сабель, хруст переломленных копий... Резолюция в ответ на резолюцию, против демарша — демарш. За всем этим тихо, полушепотом — новости мелкокалибербные вроде бы, малозначительные. Но очень симптоматичные. На них стоит иногда обращать внимание.

Подходишь ли ты в преемники Грибаускайте?

Подходишь ли ты в преемники Грибаускайте?

В октябре состоятся парламентские выборы в Литве, но не за горами и президентские! Проверь себя уже сейчас, сгодишься ли ты в преемники железной леди Прибалтики?

Страны Балтии и Россия: общее прошлое

Страны Балтии и Россия: общее прошлое

История взаимоотношений народов Литвы, Латвии и Эстонии с Россией начиналась не в 1945 и даже не в 1940 году. Она имеет куда более глубокие корни, исчисляемые столетиями.