Тема недели:
«“Транснефть” – лишь шаг на пути полного ухода российского транзита»
Транзитная отрасль Литвы, Латвии и Эстонии – на пороге серьёзных перемен. Чем Прибалтика может удержать свои транзитные позиции? Сможет ли Латвия найти альтернативу России в китайском экспорте?
Четверг
29 Сентября 2016

Прибалтика добилась статуса военного противника России

Автор: Александр Носович

Прибалтика добилась статуса военного противника России

11.01.2016  // Фото: http://avivas.ru/

Президент России Владимир Путин подписал Стратегию национальной безопасности РФ. В новой версии Стратегии основным потенциальным противником России называется Североатлантический Альянс, а ключевой угрозой военной безопасности – приближение военной инфраструктуры НАТО к российским границам. Для противодействия этой угрозе Стратегия национальной безопасности предполагает развертывание высокотехнологических многофункциональных военных комплексов на границах России со странами НАТО. Утвержденный документ юридически закрепляет давно свершившийся факт: милитаризация Прибалтики, которой столь активно добивались местные политики, делает этот регион объектом первого удара России в случае военного конфликта с НАТО.

В 2014–2015 годах военное присутствие НАТО и США в странах Балтии нарастало в геометрической прогрессии. Вдвое была увеличена миссия ПВО в Прибалтике – авиапарк в литовском Шяуляе был пополнен 16 ракетными истребителями НАТО. В Латвию из США было доставлено 150 единиц боевой техники, включая танки «Абрамс» и бронемашины «Брэдли». Во всех странах Балтии были размещены подразделения американского военного спецназа, функция которого – осуществлять военные и предвоенные действия. Озвучивались планы размещения элементов системы электронной разведки в непосредственной близости от российской границы, открывались центры «кибербезопасности» НАТО, отвечающие за ведение информационных войн в русскоязычном медиапространстве.

Аналогичным образом происходило стремительное расширение военного присутствия НАТО в других странах Восточной Европы: Польше, Румынии, Болгарии и прочих. Однако Румыния или Болгария не имеют общей границы с Россией, тогда как с балтийскими странами Россия имеет протяженную пограничную линию. Поэтому именно милитаризация Прибалтики была осознана в Москве как главная практическая угроза от расширения военной инфраструктуры НАТО в Восточной Европе.

Соответственно, на практическом уровне именно Прибалтика является первым вероятным противником России в случае её конфликта с Североатлантическим Альянсом.

Для Литвы, Латвии и Эстонии такая ситуация означает, что для этих стран будет абсолютно все равно, чем закончится война России с «западным демократическим сообществом». Пусть даже Россия потерпит в этой войне унизительное поражение, пусть даже она будет стерта «цивилизованным миром» с лица земли, — прибалтийские политики все равно этого не увидят, потому что они и их страны будут стерты с лица земли в самую первую очередь.

Независимо от того, чем закончится война России и НАТО, начнется она тем, что противоборствующие стороны сотрут страны Балтии с лица земли.

Этот вывод очевиден для любого вменяемого человека — для такого умозаключения не нужно быть военным аналитиком или экспертом. Достаточно будет элементарного здравого смысла. И люди, здравым смыслом обладающие, все годы форсированной милитаризации Прибалтики указывали местным руководителям, что наполнение региона оружием массового поражения, превращение его в эпицентр гонки вооружений России и Запада и провоцирование конфликта между военно-политическими блоками не гарантируют военную безопасность Литвы, Латвии и Эстонии, а подрывает её.

Гарантировать безопасность Прибалтики могла бы прямо противоположная политика: взаимная демилитаризация балтийского региона НАТО и Россией, снижение напряженности в отношениях Москвы со странами Запада, превращение стран Балтии в посредников, обеспечивающих контакты западных союзников с Москвой и постепенную интеграцию России в международное сообщество Запада.

С такой специализацией в мировой политике Кремль был бы крайне заинтересован в странах Балтии, что и стало бы для последних самой надежной гарантией их военной безопасности. Вместо этого прибалты сделали своей специализацией в мировой политике функцию мелких провокаторов.

Вся их нынешняя международная активность сводится к провоцированию прямого конфликта России и НАТО.

Сверхзадача прибалтийской дипломатии в наступившем году – убедить союзников по НАТО разорвать Основополагающий Акт 1997 года о запрете на размещение постоянных сухопутных баз Североатлантического Альянса на границах с Россией.

На последнем саммите НАТО в Уэльсе странам Балтии «уломать» своих европейских союзников не удалось, теперь все их надежды на выполнение сверхзадачи связаны с Варшавским саммитом НАТО, который пройдет летом этого года. Фактически, их сверхзадача сводится к тому, чтобы разломать архитектуру европейской безопасности, потому что без малого два десятилетия именно Основополагающий Акт 1997 года между Россией и НАТО был залогом безопасности стран Восточной Европы. Теперь же балтийские страны требуют от союзников демонстративно на него наплевать и разместить на своей территории постоянные базы НАТО, несмотря ни на какие соглашения с Россией.

То есть они именно что провоцируют разрушение европейской безопасности и прямой конфликт России и НАТО, ареной противостояния которых станет как раз территория Прибалтики.

Следствием этих провокаций уже стало то, что Прибалтика рассматривается Россией как военный противник и объект нанесения первого военного удара по НАТО в случае вооруженного противостояния с Североатлантическим Альянсом.

В последний день 2015 года президент России Владимир Путин утвердил новую Стратегию национальной безопасности РФ. В новой редакции Стратегии основной угрозой военной безопасности России признается Североатлантический Альянс: «Наращивание силового потенциала Организации Североатлантического договора (НАТО) и наделение ее глобальными функциями, реализуемыми в нарушение норм международного права, активизация военной деятельности стран блока, дальнейшее расширение альянса, приближение его военной инфраструктуры к российским границам создают угрозу национальной безопасности».

Упоминается в документе и милитаризация Соединенными Штатами Восточной Европы: «Возможности поддержания глобальной и региональной стабильности существенно снижаются при размещении в Европе, Азиатско-Тихоокеанском регионе и Ближнем Востоке компонентов противоракетной обороны США, в условиях практической реализации концепции "глобального удара", развертывания стратегических неядерных систем высокоточного оружия, а также в случае размещения оружия в космосе».  

В качестве основной меры противодействия расширению военного присутствия НАТО в Восточной Европе и приближению его военной инфраструктуры к российским границам называется развертывание высокотехнологических многофункциональных военных комплексов на границах России со странами НАТО.

То есть с Польшей и Прибалтикой, которые теперь уже юридически признаются Россией объектами нанесения первого военного удара в случае прямого конфликта с Североатлантическим Альянсом. Они сами создали для себя такую ситуацию, когда избрали своей дипломатической линией политику провокаций.

Достаточно вспомнить завоз в регион под предлогом украинских событий и необходимости обеспечить свою безопасность не оборонительных, а наступательных (!) вооружений НАТО вроде тех же «Абрамсов». Или военные учения Североатлантического Альянса на Балтике, в ходе которых отрабатывалась задача оккупации Калининградской области (это тоже к вопросу об «обороне от возможной российской агрессии»).

Самое примечательное, что эта же политика провокаций продолжается и сейчас. Провоцирование конфликта России и НАТО поставлено сверхзадачей прибалтийской дипломатии в наступившем году. И страшно даже представить, какую сокрушительную победу потерпят Литва, Латвия и Эстония, если эта их сверхзадача будет реализована.


Статья доступна на других языках:
Комментарии
Читайте также
Новости партнёров
Загрузка...

Чайная кукла для Эстонии

Чайная кукла для Эстонии

Давно эстонская политическая жизнь не вызывала у наблюдателей такой спектр эмоций — от смеха до разочарования. Избавиться от человека в бабочке Эстонии не удалось ни с помощью Рийгикогу, ни с помощью выборщиков. Политический кризис? Конечно, нет.

Главное — не участие...

Главное — не участие...

Я потерял интерес к олимпиадам после сиднейского поединка Карелин-Гарднер. Если кто помнит, о чём это... Это был не бой, а настоящая греческая трагедия, в которой гибель героя вызвана вероломством или предательством.

Чей туфля?

Чей туфля?

Угадайте политика по обуви!

Украинцы были самыми жестокими охранниками в концентрационных лагерях?

Украинцы были самыми жестокими охранниками в концентрационных лагерях?

Многих лагерных охранников называли украинцами. Некоторые исследователи считают, что это и были украинцы. И нацисты, и евреи вешают это клеймо на вспомогательный персонал всех концентрационных лагерей в Восточной Европе.