Тема недели:
Failed nations: латыши и литовцы отказываются от Латвии и Литвы
Эмиграция из Латвии и Литвы растёт темпами, выходящими за рамки всех существующих тенденций в Восточной Европе.
Понедельник
27 Июня 2016

Прибалтика добилась статуса военного противника России

Автор: Александр Носович

Прибалтика добилась статуса военного противника России

11.01.2016  // Фото: http://avivas.ru/

Президент России Владимир Путин подписал Стратегию национальной безопасности РФ. В новой версии Стратегии основным потенциальным противником России называется Североатлантический Альянс, а ключевой угрозой военной безопасности – приближение военной инфраструктуры НАТО к российским границам. Для противодействия этой угрозе Стратегия национальной безопасности предполагает развертывание высокотехнологических многофункциональных военных комплексов на границах России со странами НАТО. Утвержденный документ юридически закрепляет давно свершившийся факт: милитаризация Прибалтики, которой столь активно добивались местные политики, делает этот регион объектом первого удара России в случае военного конфликта с НАТО.

В 2014–2015 годах военное присутствие НАТО и США в странах Балтии нарастало в геометрической прогрессии. Вдвое была увеличена миссия ПВО в Прибалтике – авиапарк в литовском Шяуляе был пополнен 16 ракетными истребителями НАТО. В Латвию из США было доставлено 150 единиц боевой техники, включая танки «Абрамс» и бронемашины «Брэдли». Во всех странах Балтии были размещены подразделения американского военного спецназа, функция которого – осуществлять военные и предвоенные действия. Озвучивались планы размещения элементов системы электронной разведки в непосредственной близости от российской границы, открывались центры «кибербезопасности» НАТО, отвечающие за ведение информационных войн в русскоязычном медиапространстве.

Аналогичным образом происходило стремительное расширение военного присутствия НАТО в других странах Восточной Европы: Польше, Румынии, Болгарии и прочих. Однако Румыния или Болгария не имеют общей границы с Россией, тогда как с балтийскими странами Россия имеет протяженную пограничную линию. Поэтому именно милитаризация Прибалтики была осознана в Москве как главная практическая угроза от расширения военной инфраструктуры НАТО в Восточной Европе.

Соответственно, на практическом уровне именно Прибалтика является первым вероятным противником России в случае её конфликта с Североатлантическим Альянсом.

Для Литвы, Латвии и Эстонии такая ситуация означает, что для этих стран будет абсолютно все равно, чем закончится война России с «западным демократическим сообществом». Пусть даже Россия потерпит в этой войне унизительное поражение, пусть даже она будет стерта «цивилизованным миром» с лица земли, — прибалтийские политики все равно этого не увидят, потому что они и их страны будут стерты с лица земли в самую первую очередь.

Независимо от того, чем закончится война России и НАТО, начнется она тем, что противоборствующие стороны сотрут страны Балтии с лица земли.

Этот вывод очевиден для любого вменяемого человека — для такого умозаключения не нужно быть военным аналитиком или экспертом. Достаточно будет элементарного здравого смысла. И люди, здравым смыслом обладающие, все годы форсированной милитаризации Прибалтики указывали местным руководителям, что наполнение региона оружием массового поражения, превращение его в эпицентр гонки вооружений России и Запада и провоцирование конфликта между военно-политическими блоками не гарантируют военную безопасность Литвы, Латвии и Эстонии, а подрывает её.

Гарантировать безопасность Прибалтики могла бы прямо противоположная политика: взаимная демилитаризация балтийского региона НАТО и Россией, снижение напряженности в отношениях Москвы со странами Запада, превращение стран Балтии в посредников, обеспечивающих контакты западных союзников с Москвой и постепенную интеграцию России в международное сообщество Запада.

С такой специализацией в мировой политике Кремль был бы крайне заинтересован в странах Балтии, что и стало бы для последних самой надежной гарантией их военной безопасности. Вместо этого прибалты сделали своей специализацией в мировой политике функцию мелких провокаторов.

Вся их нынешняя международная активность сводится к провоцированию прямого конфликта России и НАТО.

Сверхзадача прибалтийской дипломатии в наступившем году – убедить союзников по НАТО разорвать Основополагающий Акт 1997 года о запрете на размещение постоянных сухопутных баз Североатлантического Альянса на границах с Россией.

На последнем саммите НАТО в Уэльсе странам Балтии «уломать» своих европейских союзников не удалось, теперь все их надежды на выполнение сверхзадачи связаны с Варшавским саммитом НАТО, который пройдет летом этого года. Фактически, их сверхзадача сводится к тому, чтобы разломать архитектуру европейской безопасности, потому что без малого два десятилетия именно Основополагающий Акт 1997 года между Россией и НАТО был залогом безопасности стран Восточной Европы. Теперь же балтийские страны требуют от союзников демонстративно на него наплевать и разместить на своей территории постоянные базы НАТО, несмотря ни на какие соглашения с Россией.

То есть они именно что провоцируют разрушение европейской безопасности и прямой конфликт России и НАТО, ареной противостояния которых станет как раз территория Прибалтики.

Следствием этих провокаций уже стало то, что Прибалтика рассматривается Россией как военный противник и объект нанесения первого военного удара по НАТО в случае вооруженного противостояния с Североатлантическим Альянсом.

В последний день 2015 года президент России Владимир Путин утвердил новую Стратегию национальной безопасности РФ. В новой редакции Стратегии основной угрозой военной безопасности России признается Североатлантический Альянс: «Наращивание силового потенциала Организации Североатлантического договора (НАТО) и наделение ее глобальными функциями, реализуемыми в нарушение норм международного права, активизация военной деятельности стран блока, дальнейшее расширение альянса, приближение его военной инфраструктуры к российским границам создают угрозу национальной безопасности».

Упоминается в документе и милитаризация Соединенными Штатами Восточной Европы: «Возможности поддержания глобальной и региональной стабильности существенно снижаются при размещении в Европе, Азиатско-Тихоокеанском регионе и Ближнем Востоке компонентов противоракетной обороны США, в условиях практической реализации концепции "глобального удара", развертывания стратегических неядерных систем высокоточного оружия, а также в случае размещения оружия в космосе».  

В качестве основной меры противодействия расширению военного присутствия НАТО в Восточной Европе и приближению его военной инфраструктуры к российским границам называется развертывание высокотехнологических многофункциональных военных комплексов на границах России со странами НАТО.

То есть с Польшей и Прибалтикой, которые теперь уже юридически признаются Россией объектами нанесения первого военного удара в случае прямого конфликта с Североатлантическим Альянсом. Они сами создали для себя такую ситуацию, когда избрали своей дипломатической линией политику провокаций.

Достаточно вспомнить завоз в регион под предлогом украинских событий и необходимости обеспечить свою безопасность не оборонительных, а наступательных (!) вооружений НАТО вроде тех же «Абрамсов». Или военные учения Североатлантического Альянса на Балтике, в ходе которых отрабатывалась задача оккупации Калининградской области (это тоже к вопросу об «обороне от возможной российской агрессии»).

Самое примечательное, что эта же политика провокаций продолжается и сейчас. Провоцирование конфликта России и НАТО поставлено сверхзадачей прибалтийской дипломатии в наступившем году. И страшно даже представить, какую сокрушительную победу потерпят Литва, Латвия и Эстония, если эта их сверхзадача будет реализована.


Статья доступна на других языках:
Комментарии
Читайте также
Новости партнёров
Загрузка...

Итоги Brexit: Прибалтика не вписывается в новую Евразию

Итоги Brexit: Прибалтика не вписывается в новую Евразию

Как символично – в один и тот же день референдум в Британии призвал к выходу страны из Евросоюза, а саммит ШОС зафиксировал присоединение к Шанхайской организации Индии и Пакистана, на очереди Иран. Понятно, что британский референдум еще не означает выхода страны из ЕС и распада союза, а ШОС еще далеко до европейского уровня интеграции и близости.
Однако тенденция на лицо – Евразия меняется, причем стремительно, непредсказуемо и кардинально.

«Примирение с историей»: бревно в глазу

«Примирение с историей»: бревно в глазу

Вне зависимости от географии, за фиговым листом исторического примирения скрывается очень простая задача — опираясь на досоветское прошлое, сохранить постсоветский неолиберальный экономический уклад, результаты проведенной на костях СССР приватизации.

Литва или Северная Корея?

Литва или Северная Корея?

Современная Литва нередко практически не отличима от КНДР. Сумеете ли Вы отличить Литву от Северной Кореи?

Литовцы, латыши и эстонцы в составе Российской империи

Литовцы, латыши и эстонцы в составе Российской империи

Еще в 1710 г. территория Эстляндии и Лифляндии, доставшаяся России в результате Северной войны, получила от Петра I особые привилегии как плату за лояльность российской власти.