Тема недели:
На Западе критикуют модель развития Прибалтики
Западные экономисты и аналитики полны пессимизма в отношении Литвы, Латвии и Эстонии.
Пятница
09 Декабря 2016

«Полный перевод школ на латышский – самореклама националистов»

Автор: Александр Шамшиев

«Полный перевод школ на латышский – самореклама националистов»

11.02.2016  // Фото: kinders-school.by

В проект декларации нового правительства Латвии попало предложение отменить русскоязычное образование в школах. О том, что это означает, RuBaltic.Ru поговорил с юристом и правозащитником Елизаветой КРИВЦОВОЙ:

– Что именно написано про судьбу русских школ в проекте правительственной декларации?

– Правительство собирается начать работу по переработке образовательного стандарта. Как стандарт хотят ввести норму, чтобы всё образование было на латышском языке. Что это будет означать на практике, сказать тяжело. Пока в министерстве образования в области стандартов идёт работа в совершенно другом направлении – в сторону меньшего регулирования. Тем не менее перевод школ полностью на латышский язык – политическое обязательство, которое берёт на себя будущее правительство. При этом сами педагоги и эксперты говорят, что в настоящее время наиболее актуальные вопросы образования – финансирование отрасли и закрытие малокомплектных школ. 

Сама задача полного перевода школ на латышский язык прописана в документе достаточно туманно. 

Непонятно, каким образом собираются достигать данной цели. Касательно сроков правительство тоже на себя не берёт никаких обязательств. Скорее всего, это возможность ближе к парламентским выборам использовать больную для русского сообщества тему в политических целях. По сути, ухудшить образование в целях саморекламы. Игры со стандартами всегда плохо заканчиваются. Тем более – уменьшение языковых пропорций, когда к этому нет никаких педагогических предпосылок. Равно как отсутствуют предпосылки делать что-либо с языком образования в школах.

– Правильно ли мы понимаем, что реальной необходимости переводить все школы на латышский нет? Пропорция «60% латышского на 40% русского» соблюдается и ученики в основной массе и так двуязычные?

– Да, знание латышского языка вполне достаточное, особенно у школьников. Это подтверждают все исследования. Сейчас даже экзамен по латышскому языку как родному приравнен к экзамену по латышскому языку как второму языку. Русские дети должны сдавать латышский язык как родной. Они находятся в менее выгодном положении, нежели латышские дети, тем не менее средние показатели по экзаменам сопоставимы. Если раньше говорили, что русские дети не знают латышский язык, поэтому надо усиленно внедрять его в систему образования, то сейчас уже всё достигнуто. 

Все знают латышский язык. А цель всё равно осталась. Это ещё раз говорит о том, что качество образования и знания детей никого не волнуют. Волнуют, скорее, идеологические моменты – что русского языка в Латвии быть не должно.

– Кто главный инициатор идеи полного перевода школ на латышский?

– Здесь очевидны руки Национального объединения. Они всё время говорят об этом. На протяжении всего своего существования регулярно придумывают новые нападки на русское образование. На сей раз они использовали слабость «Единства», которое потеряло лидерство. Из-за этого в данный момент выросло значение маленьких партий вроде националистов, которые воспользовались ситуацией, чтобы включить свои требования в программу правительства. Всё, что смогли сделать более умеренные силы, – это не устанавливать конкретные сроки реформы. Не обозначили срок, к которому переход на латышский язык должен быть осуществлён.

– При этом в СМИ фигурирует дата 1 сентября 2018 года.

– В правительственной декларации этот момент отсутствует. В коалиционном договоре сказано, что правительство принимает во внимание, что у Национального объединения есть особая позиция по реформе образования: националисты как раз считают, что нужно переходить на латышский к 1 сентября 2018 года. Но общего консенсуса по этому вопросу нет. Просто если националисты будут продолжать настаивать на своей реформе, это не будет считаться нарушением коалиционного договора. 

При этом в списке дел правительства сроки не появляются, соответственно, это значит, что правительство некое движение в сторону реформы начнёт, но о результатах говорить не берётся.

– Интересный момент. На Ваш взгляд, правительство тактически включило пожелания националистов, просто чтобы их не обижать и не терять их поддержки, либо кабинет Кучинскиса на самом деле собирается претворять их планы в жизнь?

– Думаю, именно потому и не стали обозначать конкретную дату, так как многим политикам ясно, что это сложный вопрос, который вызовет протесты. И все знают, что реформу сложно провести технически. Это ведь не взять и сказать, что «русские начинают говорить по-латышски в школе». Педагогический процесс куда более серьёзная вещь, чем просто записать нечто в декларации, и якобы всё само сделается. Подчеркну, это технически и политически крайне сложный вопрос, поэтому никому особо мараться не хочется, кроме отдельных активистов Национального объединения. 

Большую обеспокоенность вызывает то, что позиция националистов близка потенциальному министру образования Карлису Шадурскису. Если бы что-то было написано в декларации правительства, но министр образования был бы достаточно либеральным, можно было быть уверенным, что ничего делаться плохого в отношении русского образования не будет. В данном случае риск существует, ибо министр поддерживает реформы националистов.

Реформы затребуют много времени и ресурсов. Неизвестно, располагает ли правительство политической волей и решимостью для их проведения.

– В декларациях предыдущего правительства содержались аналогичные планы националистов?

– В прошлом правительстве ни в декларации, ни в коалиционном договоре не была упомянута тема перевода школ на латышский язык. Либеральный министр образования Марите Сейле прямо говорила, что этот вопрос на повестке дня не стоит. Тема была закрыта. Но правительство, которое было до этого, внесло похожую формулировку в коалиционный договор. Было прописано, что правительство начнёт подготовительные работы, чтобы к 2018 году начать полный перевод образования на латышский. Тогдашний министр образования Ина Друвиете с большей симпатией относилась к этой идее. Её позиция заключалась в том, что никаких законов принимать не надо, достаточно поменять акты Кабмина и оказать давление на школы, чтобы они увеличивали пропорцию латышского языка. В общем-то, она так и делала. Но тогда возникли протесты. Конгресс неграждан, Русский союз Латвии и другие организации выступили против и смогли добиться того, что в следующей декларации такого пункта не было.

– Если всё же реформу будут реализовывать, какой будет реакция педагогов, школ, общественности?

– С одной стороны, накопилась усталость от протестов. С другой стороны, понятно, что среди директоров школ и учителей это вызовет очень большое недовольство. Очень много усилий было положено на то, чтобы ввести билингвальное образование. Люди шли по этому пути, выполняли все инструкции. Теперь, если им скажут «всё, переделываем заново», будут протесты. Особенно на фоне того, что вопрос достойных зарплат учителям до сих пор не решён. В обществе однозначно есть запрос на использование родного языка в образовании. Всё время ходить на протесты надоедает, но, я думаю, со временем общество найдёт приемлемый способ демонстрировать свою волю.

Комментарии
Читайте также
Новости партнёров
Загрузка...

Этот стон у них свободой зовется

Этот стон у них свободой зовется

«Граждане, расходимся, у меня знакомый дипломат в Чикаго есть, он сказал, что всё будет путем, за Литву словечко замолвят, без паники!».
Политики этих стран клеймят «ватников» за «рабское сознание», высокомерно улыбаются при словах о том, что их правительства назначаются по звонку из посольства США, гордо бросают «Мы играем в западных клубах» и пытаются учить демократии.

Бойтесь миротворцев

Бойтесь миротворцев

Холодная Война вроде бы уже двадцать семь лет закончилась, а такое ощущение, что всё у нас еще впереди.

Дом Франка в Вильнюсе

Дом Франка в Вильнюсе

Своим названием этот дом обязан доктору медицины, профессору Виленского университета Йозефу Франку. Его отец — Иоганн Петер Франк, известный в Европе врач-гигиенист и судебный медик, вместе с сыном перебрался в Вильну из Вены, где работал директором городской больницы в начале XIX века.