Тема недели:
На Западе критикуют модель развития Прибалтики
Западные экономисты и аналитики полны пессимизма в отношении Литвы, Латвии и Эстонии.
Воскресенье
11 Декабря 2016

Прибалтика теряет «учеников»: Молдавия разочаровалась в ЕС

Автор: Александр Носович

Прибалтика теряет «учеников»: Молдавия разочаровалась в ЕС

11.05.2016  // Фото: europeinsight.net

Власти Молдавии выразили намерение возродить в прежнем объёме внешнеэкономические связи с Россией. Торгово-экономическое сотрудничество двух стран было подорвано после того, как Республика Молдова вступила в зону свободной торговли с ЕС. Звание страны-отличницы «Восточного партнёрства» обернулось для Молдавии экономическим и политическим кризисом, колоссальной коррупцией, обнищанием населения и революционной ситуацией, которую с трудом удалось погасить. Дальнейшее же пребывание в «буферной зоне» и участие в международной политике по провокационной прибалтийской модели может сделать Молдавию очагом ещё одного военного конфликта в Европе.

Согласно прошлогоднему аналитическому докладу группы молдавских экономистов «Экономическая повестка Соглашения об ассоциации между странами Европейского союза и Республикой Молдова: первые итоги», создание зоны свободной торговли между Молдавией и ЕС при одновременном разрыве экономических связей с Россией обернулось исключительно негативными последствиями для молдавской экономики.

Зона свободной торговли привела не к увеличению, а к уменьшению объёмов экспорта молдавских товаров в ЕС. Одновременно с этим катастрофически снизился молдавский экспорт в Россию: по итогам 2014 года он рухнул на треть, а за первые полгода 2015 года – на 53,4%. Вопреки обещаниям сторонников сближения с ЕС, потери, понесённые молдавской экономикой в результате сокращения экспорта в Россию, не были компенсированы за счёт открытия новых рынков и перенаправления экспорта на страны Евросоюза. Российский рынок после вступления Молдавии в зону свободной торговли с ЕС закрылся, а на европейских рынках молдавские фрукты и вина никто не ждал.

Абсолютные потери от сокращения экспорта на российский рынок оказались почти в 360 раз (!) больше, чем приобретения от экспорта молдавских товаров в страны ЕС.

При этом обещанные активистами «Восточного партнёрства» прямые иностранные инвестиции в Молдавию тоже не пришли: после ассоциации Молдавии и ЕС количество западных инвестиций в молдавскую экономику не увеличилось, а уменьшилось. Не пришла даже западная финансовая помощь: МВФ не дал Молдове кредита и приостановил сотрудничество с молдавским правительством из-за политического кризиса и колоссальной коррупции в органах власти.

Молдавские экономисты приходят к выводу, что для исправления сложившейся катастрофической ситуации необходимы трёхсторонние переговоры между Молдавией, ЕС и Россией по вопросам экономики торговли, возобновление стратегического сотрудничества со странами СНГ и налаживание контактов с институтами Евразийского экономического союза.

Эти рекомендации теперь вынужденно воплощает в жизнь новое молдавское правительство – оно хоть и прозападное, и евроинтеграционное, но другого выхода у него всё равно нет.

Поэтому новый министр иностранных дел Республики Молдова Андрей Галбур посетил в прошлом месяце Москву, где заявил, что Россия была и остаётся одним из главных партнёров Молдавии в торгово-экономической сфере. Глава российского МИД Сергей Лавров заявил, что молдавская сторона подтвердила свою готовность к сотрудничеству с Россией. Первые лица в новом молдавском правительстве выражают готовность Кишинёва к возобновлению политического диалога с РФ.

Первым итогом этой начавшейся «перезагрузки» в молдавско-российских отношениях стала договорённость о создании межправительственной Комиссии по торгово-экономическому сотрудничеству. «Мы подтвердили взаимную заинтересованность в преодолении существующих трудностей, заинтересованы в полноценном возобновлении экспорта молдавской сельхозпродукции на российский рынок, – говорит о начале работы Комиссии глава МИД Республики Молдова. – Надеемся, что диалог на уровне специалистов поможет прояснить и, возможно, снять те опасения, которые подвигли российскую сторону ввести ограничения на доступ молдавских товаров на российский рынок».

Ко всему этому можно было бы прийти ещё в 2012–2013 годах, и не было бы в Молдавии такого экономического кризиса и революционной ситуации на улицах Кишинёва.

Накануне Вильнюсского саммита и последовавшей ратификации Соглашения об ассоциации с ЕС Россия предлагала Молдавии ровно то же самое, что она предлагала Украине: проведение трёхсторонних переговоров между ЕС, ЕАЭС и странами «Восточного партнёрства» об условиях одновременного функционирования зон свободной торговли СНГ и ЕС. Без таких переговоров, без договорённостей и без обеспечения экономических интересов России последней ничего другого не оставалось, кроме как защищать свой внутренний рынок и вводить ограничительные меры по экспорту из Грузии, Молдавии и Украины, чтобы оттуда не хлынул поток дешёвого и неконтролируемого экспорта из ЕС.

Обо всём этом Россия говорила с самого начала, не отказывая при этом странам «Восточного партнёрства» в праве на ассоциацию с ЕС. Аргументация Москвы заключалась в том, что не надо вынуждать её идти на крайние меры и вводить пошлины и иные ограничения: в интересах всех сторон будет сразу договориться и согласовать свои позиции, а не доводить дело до конфликта интересов. Однако Молдавия не была бы страной-отличницей «Восточного партнёрства», если бы согласилась с такой аргументацией. Поэтому даже такая позиция Москвы была объявлена рецидивом «имперских амбиций», и подписывать соглашение с ЕС было решено во что бы то ни стало.

Полноценное участие в программе «Восточного партнёрства» предполагает мышление в логике «буферной зоны»: разрыв всех старых связей с Россией, безоглядная интеграция с Западом с дальнейшим выполнением геополитической функции «сдерживания России» – отделения её от Европы и превращения в смысл своего существования противостояния ей.

Такое следование по пути Прибалтики довело Молдавию до экономической катастрофы, а экономическая катастрофа породила политический кризис, грандиозные по численности народные протесты и революционную ситуацию. При этом никаких внутренних проблем страны встраивание в антироссийский «санитарный кордон» не решило. Правительство «европейского выбора», несколько лет рапортовавшее об «истории успеха» Молдовы в деле реализации проектов «Восточного партнёрства», развело в стране такую коррупцию, что с этим правительством в итоге отказались иметь дело западные финансовые институты.

Чего стоит только воровская афера по выводу из банковской системы страны 1 миллиарда долларов – суммы, эквивалентной 15% молдавского ВВП. Это произошло осенью 2014 года, то есть уже после Вильнюсского саммита и ратификации Соглашения об ассоциации с ЕС – по идее, в Молдове уже должны были действовать «европейские ценности». Однако никаких «европейских ценностей» существование в «буферной зоне» на практике не предполагает. Много ли в странах Прибалтики демократии, свободы слова и прав человека? Нет, всего этого счастья Прибалтике вовсе не надо: главное – твёрдость и бескомпромиссность в борьбе с Россией, а для этого дела демократические практики и европейские ценности даже излишни.

Тем более логика «буферной зоны» неспособна решить застарелые территориальные проблемы государств «Восточного партнёрства».

Скорее наоборот – она способна только разбередить, заново разжечь территориальные конфликты, потому что предполагает отказ от любого диалога, примитивное чёрно-белое сознание и отказ видеть нюансы и полутона.

Нынешнее молдавское правительство в рамках сближения с ЕС сейчас реализует проект Unirea-2018, предполагающий объединение в одно государство с Румынией в 2018 году. Как в рамках этого проекта будут решены всем известная проблема Приднестровья и менее известная проблема Гагаузии? Радикально антироссийская основа внутренней и внешней политики предполагает и самое радикальное из возможных решение: насильственное вхождение Приднестровья и Гагаузии вместе со всей Молдавией в состав Румынии, проведение там военно-карательной операции по образцу Донбасса с провозглашением лидеров Приднестровья и Гагаузии «пророссийскими сепаратистами-террористами», а простых жителей – «путинскими ватниками» и «колорадами», которым надо, как в Прибалтике, не давать румынского гражданства – пусть в Европейском союзе будут ещё одни неграждане.

Дальнейшее следование по балтийскому пути в рамках «Восточного партнёрства» в случае Молдавии в конечном итоге означает этнические чистки и сразу две войны с неизбежным вовлечением в эти войны России, Украины и Румынии, а значит, НАТО.

Возможно, поэтому европейские спецслужбы в своих публичных аналитических докладах в прошлом году даже не Украину, а Молдавию назвали самой большой угрозой европейской безопасности. Именно в этой стране в ближайший год-два может вспыхнуть новый военный конфликт в Европе. И конечная причина у этого конфликта будет та же, что была у катастрофического обрушения молдавской внешней торговли и недавних массовых волнений на улицах Кишинёва: превращение Молдавии из цели в средство, с помощью которого можно в очередной раз насолить России в рамках «стратегии сдерживания».

Комментарии
Читайте также
Новости партнёров
Загрузка...

Этот стон у них свободой зовется

Этот стон у них свободой зовется

«Граждане, расходимся, у меня знакомый дипломат в Чикаго есть, он сказал, что всё будет путем, за Литву словечко замолвят, без паники!».
Политики этих стран клеймят «ватников» за «рабское сознание», высокомерно улыбаются при словах о том, что их правительства назначаются по звонку из посольства США, гордо бросают «Мы играем в западных клубах» и пытаются учить демократии.

Бойтесь миротворцев

Бойтесь миротворцев

Холодная Война вроде бы уже двадцать семь лет закончилась, а такое ощущение, что всё у нас еще впереди.

Подходишь ли ты в преемники Грибаускайте?

Подходишь ли ты в преемники Грибаускайте?

В октябре состоятся парламентские выборы в Литве, но не за горами и президентские! Проверь себя уже сейчас, сгодишься ли ты в преемники железной леди Прибалтики?

Дом Франка в Вильнюсе

Дом Франка в Вильнюсе

Своим названием этот дом обязан доктору медицины, профессору Виленского университета Йозефу Франку. Его отец — Иоганн Петер Франк, известный в Европе врач-гигиенист и судебный медик, вместе с сыном перебрался в Вильну из Вены, где работал директором городской больницы в начале XIX века.