Тема недели:
Европа больше не будет кормить Прибалтику
Евросоюз со следующего года сокращает на четверть финансирование программ по поддержке стран Восточной Европы.
Воскресенье
04 Декабря 2016

Иракская ошибка Блэра: прибалтийский след внешнеполитической авантюры

Автор: Александр Шамшиев

Иракская ошибка Блэра: прибалтийский след внешнеполитической авантюры

11.07.2016  // Фото: life.ru

Британское расследование роли Тони Блэра в Иракской войне – «доклад Чилкота» – признало ошибочность решения о вторжении в Ирак в 2003 г. И, как следует из документа, прибалтийские союзники США сделали всё от них зависящее, чтобы подтолкнуть Европу к этой ошибке.

По большому счёту, «доклад Чилкота» не раскрыл ничего нового, но тем не менее наделал немалый переполох в прессе и политическом истеблишменте Великобритании. Исследование роли Тони Блэра во втягивании собственной страны в Иракскую кампанию заказал в 2009 году его сменщик на посту премьера Гордон Браун. Работу поручили бывшему чиновнику сэру Джону Чилкоту. В ходе расследования, длившегося семь лет, удалось в мельчайших подробностях реконструировать шаги, предпринятые правительством Блэра в преддверии войны. Пик дипломатического маневрирования пришёлся на зиму-весну 2003 года. Блэр вместе с американским президентом Джорджем Бушем – младшим активно сколачивал коалицию для грядущего вторжения в Ирак, параллельно решая вопрос, как его лучше оформить на международной арене. Официально озвученной причиной нападения коалиции под предводительством США на ближневосточную страну стало обвинение её лидера Саддама Хусейна в обладании оружием массового поражения и поддержке мирового терроризма, в частности «Аль-Каиды», устроившей теракты 11 сентября. Ни то, ни другое в итоге не подтвердилось. 

Война привела к значительным потерям со стороны союзников, массовым жертвам среди мирных иракцев, фактическому распаду Ирака на части и радикальному росту исламизма в регионе. 

Не было даже гипотезы 

Чилкот отмечает, что первоначально Блэр делал акцент именно на разоружении Ирака, желательно мирным путём. В то время как Буш желал смены режима, поэтому британскому премьеру пришлось буквально «на ходу» подстраиваться под американского коллегу. Хоть Блэр и обижался, когда критики называли его «пуделем Буша», по иракскому вопросу он был вынужден всюду бежать за Бушем вдогонку, что подтверждается перепиской между премьером и президентом. Блэр неоднократно пытался убедить воинственного американца попридержать коней и ратовал за то, чтобы решение иракской проблемы выглядело как можно цивильнее. В идеале – через специальную резолюцию Совбеза ООН. Если Россия и Франция наложат вето, надо хотя бы приложить усилия, чтобы получить максимум голосов «за», рассуждал Блэр, таким способом ему будет легче убеждать соотечественников. При этом он сам склонялся к тому, что устранение Хусейна будет «правильным решением». 

«Он – потенциальная угроза. Его можно сдерживать, – писал Блэр Бушу 28 июля 2002 года, за полгода до начала вторжения. – Но сдерживание... всегда рискованно. Его (Хусейна – прим. RuBaltic.Ru) уход освободит регион. И его режим... жестокий и бесчеловечный...».

В сентябре последовали дебаты в парламенте, в ходе которых Блэр заявил, что, если мировое сообщество просто «пожмёт плечами и уйдёт», Хусейн сделает вывод, что мировое сообщество «только говорит, но не будет действовать, будет прибегать к дипломатии, но не к силе». Только возникла незадача: Ханс Бликс, глава миссии инспекторов ООН в Ираке, и Мохаммед эль-Барадеи, глава МАГАТЭ, в один голос рапортовали, что запрещённого оружия у Саддама не обнаружено. Более того, они отмечали, что, пусть и нехотя, но Ирак пошёл с ними на сотрудничество. Однако «заявления Ирака, что у него не было оружия или программ (по его разработке – прим. RuBaltic.Ru), отмели как доказательство стратегии отрицания», – пишет Чилкот. Правоту и искренность иракской стороны не рассматривали даже в теории: 

«Ни на одной стадии гипотеза, что Ирак больше не имеет химического, биологического или ядерного оружия или соответствующих программ не была ни сформулирована, ни изучена Объединённым разведывательным комитетом или политическим сообществом».

За Ирак ответишь

Терпение Белого дома было на исходе, поэтому Госдеп не стал «давать Блэру больше времени» для лоббирования военного решения иракского вопроса через ООН, забросил продвижение нужной резолюции и не стал полагаться на инспекторов. Всё военное планирование, включая график и дату вторжения, взял на себя Буш. Блэру пришлось лишь соглашаться. 17 марта 2003 года Буш выставил перед Хусейном ультиматум – оказаться от власти в течение 48 часов. Спустя сутки Блэр получил разрешение Палаты общин (421 – за, 149 – против) на участие Британии в коалиции. «Пусть каждодневные суждения приходят и уходят: приготовьтесь к суду истории», – патетически прокомментировал тогда премьер позицию депутатов-скептиков. Спустя десять лет в беседе с CNN Буш, оглядываясь назад, повторил аналогичный аргумент: «История рассудит решения, принятые по Ираку». И добавил, что только он до вердикта уже не доживёт.

Бушу действительно сейчас легко: экс-президент комфортно проводит время, на досуге пишет картины. Блэру же пришлось отбиваться от новой волны нападок. Согласно докладу, несмотря на то, что Хусейн был кровавым диктатором, последующая Иракская кампания стала ошибкой. «Дипломатические возможности... не были исчерпаны. Поэтому военная операция не являлась крайней мерой», – объясняет Чилкот. И, самое досадное, Британия не добилась своих декларируемых целей: 

«Ирак 2009 года определённо не соответствовал задачам Британии, описанным в 2003 году, – это нельзя назвать стратегическим успехом». 

Как следствие, Блэру пришлось приносить извинения перед общественностью за проколы разведки. В ответ в Палате общин собираются поставить вопрос о том, чтобы обвинить бывшего премьера в неуважении к парламенту за то, что он своими увещеваниями ввёл народных избранников в заблуждение 13 лет назад.

Письмо из Вильнюса

Непосредственному началу Иракской войны предшествовали напряжённые заседания Совбеза ООН. Стремясь убедить мир, что у Ирака есть запрещённое оружие, тогдашний госсекретарь США Колин Пауэлл провёл целую презентацию, которая также вошла в историю. В качестве «доказательств» фигурировали спутниковые снимки непонятных объектов и макет ампулы сибирской язвы, которым Пауэлл старательно потрясывал перед коллегами. Союзников по НАТО Германию и Францию подобные трюки не убедили, чего не скажешь про страны Балтии. Все они быстро присоединились к коалиции и направили в Ирак воинские контингенты. Ранее они единым фронтом вступились за Пауэлла. 5 февраля 2003 года так называемая Вильнюсская десятка (министры иностранных дел 10 стран – кандидатов на вступление в НАТО, включая Литву, Латвию и Эстонию) выпустила совместное заявление о безоговорочной поддержке подхода США к иракской проблеме. 

В документе, известном как «Вильнюсское письмо», утверждалось, что «США предоставили в Совете Безопасности ООН убедительные доказательства, описывающие иракскую программу разработки оружия массового поражения». Письмо стало прицельным ответом на сомнения Парижа и Берлина. 

В прессе гуляли слухи, что соавтором текста заявления был экс-сотрудник Пентагона, в 2003 году лидер Комитета по освобождению Ирака, а ныне политолог Брюс Джексон, который способствовал распространению документа. Джексон заверил, что его роль в формулировании позиции Вильнюсской десятки преувеличена, а текст – дело рук «словаков и особенно латышей». Впрочем, заместитель главы литовского посольства в Вашингтоне Кястутис Янкаускас сообщил, что Джексон весьма деятельно вложился в текст. А по словам советника посольства Латвии Рихарда Муцинса, именно Джексон придумал наиболее душераздирающий пассаж: «Наши страны понимают опасности, исходящие от тираний, и особую ответственность демократий по защите наших ценностей». 

Ссылка Джексона на латышей была неудивительной. Одним из главных популяризаторов войны Буша в Ираке в Европе стала латвийский президент и гражданка Канады Вайра Вике-Фрейберга. Агитируя за вторжение в Ирак, она постоянно апеллировала к истории Латвии и позиционировала себя живым экспертом в борьбе с диктатурой, публично предостерегая не повторять ошибки политики умиротворения 1930-х готов. В феврале 2003 года, за месяц до войны, в ходе визита в Вашингтон она объяснила солидарность с Бушем так: «У нас есть опыт потери свободы. Мы пережили тиранию, и мы знаем, что Вторая мировая война и её продолжения по большей части случились из-за того, что не было сдерживания амбиций Гитлера». «Часть Европы оказалась отрезанной и отлично знала, каково жить под тиранией и какова цена умиротворения, – сообщила она CNN. – Мы её заплатили, мы её заплатили». Ирак она называла «государством, опасным для всех». 

«Это пороховая бочка, на которой сидит потерявший рассудок руководитель», – говорила президент Латвии в далёком 2003 году.

История рассудила, что Вике-Фрейберга была права насчёт пороховой бочки, но именно она сознательно помогла её взорвать, работая пиар-агентом американского вторжения. Мотивы стран Балтии в поддержке Иракской войны понятны. Республики всеми силами хотели вступить в НАТО, что и произошло год спустя. Но для этого им требовалось продемонстрировать максимальную лояльность внешнеполитическим устремлениям Белого дома. Поэтому в разрушительных последствиях на Ближнем Востоке есть и их ответственность, пусть косвенная и, в отличие от Британии, куда менее масштабная. И с разницей в том, что, в отличие от Блэра, никому из прибалтийских лидеров не приходится извиняться, а государство не стремится, учитывая открывшиеся позже факты, объективно оценить их роль в иракских событиях.

Комментарии
Читайте также
Новости партнёров
Загрузка...

Этот стон у них свободой зовется

Этот стон у них свободой зовется

«Граждане, расходимся, у меня знакомый дипломат в Чикаго есть, он сказал, что всё будет путем, за Литву словечко замолвят, без паники!».
Политики этих стран клеймят «ватников» за «рабское сознание», высокомерно улыбаются при словах о том, что их правительства назначаются по звонку из посольства США, гордо бросают «Мы играем в западных клубах» и пытаются учить демократии.

Пишите письма

Пишите письма

Звон дипломатических сабель, хруст переломленных копий... Резолюция в ответ на резолюцию, против демарша — демарш. За всем этим тихо, полушепотом — новости мелкокалибербные вроде бы, малозначительные. Но очень симптоматичные. На них стоит иногда обращать внимание.

Литва или Северная Корея?

Литва или Северная Корея?

Современная Литва нередко практически не отличима от КНДР. Сумеете ли Вы отличить Литву от Северной Кореи?

Бронзовый солдат: памятник воинам-освободителям Таллина

Бронзовый солдат: памятник воинам-освободителям Таллина

Авторами монумента освободителям столицы Эстонии, известного ныне как «Бронзовый солдат», стали архитектор Арнольд Алас и скульптор Энн Роос.