Политика Политика

Латвийский полковник: Россия имеет право проводить любые учения на своей территории

Источник изображения: http://warfiles.ru
  1453 0  

До совместных российско-белорусских военных учений «Запад‑2017», которые запланированы на 14–20 сентября 2017 года, остается чуть более месяца. Страсти по предстоящим маневрам накаляются. Ряд западных политиков и экспертов предрекает вторжение Российской Федерации в Прибалтику, на Украину, оккупацию Беларуси. Насколько обоснованы эти страхи, аналитический портал RuBaltic.Ru обсудил с полковником запаса, бывшим представителем Латвии в высшем военном командовании НАТО, экс-главой Службы безопасности президента и Сейма Латвийской Республики Раймондом РУБЛОВСКИСОМ:

— Г‑н Рубловскис, латвийские политики, члены правящих партий высказывают опасения по поводу предстоящих российско-белорусских учений «Запад‑2017». Насколько обоснованно такое отношение с их стороны?

— Если посмотреть на эти учения объективно, то следует отметить, что они имеют очень длинную историю. За последние 10 лет это уже третьи подобные учения. Перед ними были и «Запад‑2009», и «Запад‑2013». То есть это плановые учения, которые постоянно проводятся раз в четыре года, и никакой неожиданности в них нет. Задача любой армии заключается в поддержании боеготовности, и учения являются неотъемлемой составляющей частью этого процесса.

Поэтому, смотря с этой точки зрения, я считаю, что Российская Федерация имеет полное право проводить любые учения на своей территории.

Конечно, если принимать во внимание мировой контекст, который всё же сильно отличается от того, что было в 2009 или в 2013 году, ясно, что подобные учения как со стороны НАТО, так и со стороны России могут вызывать опасения у политиков. Да, каждая из сторон позиционирует свои учения как оборонительные, однако противоположная сторона видит их как наступательные. Если мы посмотрим, как отображают учения НАТО в российских СМИ, то мы увидим там много интересных вещей. То же самое и с учениями «Запад‑2017».

Поэтому я думаю, что сторонам необходимо делать определенные шаги навстречу друг другу. Это может быть предоставление информации о целях и задачах учений, ну и приглашение наблюдателей на них. Конечно, в любых учениях есть секретная часть, куда никакие наблюдатели не будут допущены, что может привести к разного рода спекуляциям. Но, с другой стороны, я не слышал, чтобы Российская Федерация где-то обмолвилась о каких-либо наступательных действиях. Так что, по моему мнению, чем больше будет наблюдателей со стороны НАТО, тем меньше будет поводов к различным опасениям.

— Россия и Беларусь как раз недавно прислали подобные приглашения трем странам Балтии. Их представители поедут на эти учения?

— Думаю, да. Со стороны стран Балтии было бы глупо не принять это приглашение. Ведь если те же политики, постоянно заявляющие о военной угрозе со стороны России, не поедут на учения, то они «выстрелят себе в ногу». Пока ответа со стороны Латвии нет, но время еще есть. Кто отправится, военный атташе или специально присланный человек, — это уже вопрос деталей, но в том, что наблюдатели будут, я не сомневаюсь.

На мой взгляд, это хороший жест со стороны России, показывающий, что ей скрывать нечего.

Конечно, я не исключаю, что даже при наличии наблюдателей спекуляции по поводу возможных провокаций и угроз не прекратятся. Для определенных правящих политиков такого рода заявления являются единственной возможностью увеличить свой рейтинг. Так было и во время учений «Запад‑2009» и «Запад‑2013». Честно говоря, мне кажется, что даже если этих политиков допустили бы на самый секретный российский объект, то и это не поколебало бы их уверенности в ее агрессивных намерениях. Тем более что учения «Запад‑2017» не только штабные — в них будут задействованы реальные войска и реальные военные мощности. И слова некоторых представителей НАТО, что после учений Россия может быстро развернуть войска к реальным боевым действиям, гипотетически имеют смысл.

Однако это относится не только к России, так можно говорить о любой армии. Ведь в военных учениях мобилизуются войска, которые проходят фазу боевого слаживания, плюс проверяется логистика, обеспечение, связь, эффективность штабов и многие другие важные компоненты.

И когда генералы понимают, что всё работает хорошо, то есть только два варианта: либо учения заканчиваются и все возвращаются на места постоянной дислокации, либо же начинаются боевые действия.

Но, принимая во внимание ситуацию здесь, я считаю, что вероятность перехода этих учений во что-то большее ничтожно мала, так как новый очаг напряженности в Прибалтике никому не нужен. Думаю, что и с той, и с другой стороны это прекрасно понимают.

— Однако не так давно в Прибалтике и Польше были размещены батальоны НАТО. Не провоцирует ли это новый виток напряженности в регионе?

— Если смотреть объективно, то все эти четыре батальона с чисто военной точки зрения никакой угрозы России не представляют. Это совершенно небольшие по военным меркам подразделения, у них нет никакого тяжелого вооружения, и если смотреть на то, какие силы развернуты в России, например в той же Псковской или Калининградской области, то ясно, что баланс сил в Прибалтийском регионе находится на российской стороне. Размещение батальонов НАТО было чисто политическим решением для успокоения руководства Прибалтики и для дачи России сигнала, что НАТО будет следить за развитием ситуации в регионе.

— Сейчас всё чаще слышатся фразы о возможном создании единой европейской армии. Возможно ли это?

— Да, такие разговоры есть, но нужно понимать, что у каждой страны есть только одна армия и при создании общей армии ЕС возникает вопрос, а кто будет ей командовать? В армии не может быть 28 командующих, вырабатывающих решение, устраивающее всех.

Армия — это не парламент, и там нельзя путем голосования решать, идем ли мы направо или налево.

Сейчас, при развитии технологий, просто нет времени дискутировать — необходимо принимать решение за секунды.

В армии присутствует единоначалие, когда имеется один командир, принимающий решение, и если этого нет, то страна будет обречена на поражение. Да, политически такая идея звучит хорошо, но ввиду тех проблем, что я назвал, я скептически отношусь к ее реализации. У нас есть НАТО, а если будет создана какая-то новая структура, то она лишь внесет переполох в существующее положение вещей.

— А возможно ли сегодня сотрудничество между Россией и НАТО?

— Естественно, есть очень много векторов, где сотрудничество между НАТО и Россией просто необходимо. Борьба с терроризмом и организованной преступностью, недопущение распространения ядерного оружия, неконтролируемая миграция в Европу, разгром ИГИЛ на Ближнем Востоке, установление прочного мира и восстановление государственности в Сирии и Ираке — все эти проблемы можно решить только сообща. Поэтому, я думаю, было бы очень логично, если бы по этим вопросам было бы сотрудничество. Также это бы сняло риски начала какого-либо конфликта в Прибалтике.

Я считаю, что в будущем НАТО обязательно должно расширить свои функции и начать заниматься не только военными вопросами, но и вопросами безопасности. В противном случае этой организации придется туго, и я не исключаю, что многие страны просто начнут урезать свои военные расходы.

Возьмем, например, юг Европы. Актуальной проблемой этого региона является охрана своих средиземноморских границ, препятствие нелегальной иммиграции, а не мифическая российская угроза. И если мнение этих государств не будет принято во внимание, то они, перестанут инвестировать в танки, а начнут вкладывать в береговую охрану.

— Какова будет роль Прибалтики в этом новом, более функциональном НАТО? Ведь эти государства, наоборот, постоянно ожидают каких-нибудь угроз именно от России?

— Будем реалистами: страны Прибалтики целиком и полностью зависят от того, как будет развиваться мировая политика. Если отношения между Россией и США станут улучшаться, то и местной элите будет дан конкретный сигнал о необходимости смены своей риторики. Поэтому я бы не стал обращать большое внимание на высказывания местных политиков, а больше бы смотрел на то, как ведут себя глобальные игроки. 
Обсуждение ()
Новости партнёров
Загрузка...
keyboard_arrow_up