Тема недели:
На Западе критикуют модель развития Прибалтики
Западные экономисты и аналитики полны пессимизма в отношении Литвы, Латвии и Эстонии.
Пятница
09 Декабря 2016

«Je suis Сharlie» как цена за восточноевропейские фобии

Автор: Сергей Рекеда

«Je suis Сharlie» как цена за восточноевропейские фобии

12.01.2015

Трагические события последних дней во Франции, независимо от отношения к журналу Charlie Hebdo, напомнили Европе о реальных угрозах современности. Это вовсе не «тоталитарная» угроза со стороны России, которой пугали Евросоюз Обама и Прибалтика, а международный терроризм.

«Кто-то может сказать, что антитеррористическая операция против руководимых Россией террористов, которую ведет Украина, не коснется нас. Но это произошло. Это произошло в Канаде, Австралии, в Бельгии. Вчера это случилось во Франции», – «нашел» ответственных за теракты во Франции украинский премьер Арсений Яценюк во время своего визита в Германию. После череды терактов во Франции наиболее горячие головы, действительно, уже успели «увидеть» российский след даже в этих трагических событиях. Более того, некоторые из них заявили, что французские трупы и заложники всё равно не страшнее угрозы, которая исходит по отношению к «цивилизованному миру» от «варварской» России.

Это безусловно уже не аналитика, а клиника. Диагноз — «профессиональный русофоб». И деятельность подобных политиков и «аналитиков» сама по себе таит определенные угрозы для международной безопасности.

Усилиями этих персонажей на разных постах последние два десятилетия конструировалась виртуальная политическая реальность. Центральным элементом этой реальности была Россия, которой удивительным образом удавалось быть одновременно и чрезвычайно отсталой, и — опасной для окружающих. Парадоксальная реальность, но — что поделать, в виртуальном мире это возможно, соответственно менялись в нем и смыслы. Слова «терроризм» и «демократия» стали в этой альтернативной реальности понятиями абсолютно относительными, субъективными. Так, например, симпатии к Европе, пусть даже и выходящие за конституционные рамки — проявление демократии и достоинства. Отстаивание же своего права на симпатию к России, к русскому языку и т.д. — терроризм. Неудивительно, что в таком мире Россию могут назвать «террористическим государством», полностью извращая первоначальный смысл этого понятия, и поставить в число главных угроз человечества.

Подобная картина мира старательно конструируется различными инструментами, от страниц в СМИ до трибуны Генассамблеи ООН; её связь с реальностью проявляется только в отдельных моментах, но даже эти проявления могут иметь опасные последствия.

Сначала «западное прогрессивное человечество» превратило чеченских террористов в «борцов за демократию» и стало поддерживать, видимо, лишь за их враждебное отношение к России. В Риге именем Джохара Дудаева назвали аллею, в Варшаве — площадь, в Тарту в честь преступника повесили мемориальную доску — пусть помнят. В прошлом году в Литве суд оправдал Эгле Кусайте, которая, по собственному признанию, «будучи подростком попала в сеть провокаций ДГБ (Департамент госбезопасности Литвы – прим. RuBaltic.Ru)», а в 2009 г. приехала при попустительстве того же департамента в Россию, чтобы совершить теракт, подорвав себя. Оправдали — ведь против России сражалась, против главной мировой угрозы, а значит — герой, а не преступник. Затем все три прибалтийские республики, имеющие хронические проблемы с собственными нацменьшинствами, решили защитить крымско-татарское меньшинство в российском Крыму, причем исключением не стала даже такая организация, как Хизб ут-Тахрир аль-Ислами, считающаяся террористической в России, Германии и ряде стран Центральной Азии. Вершиной подобной лицемерной политики стала поддержка со стороны США и «профессиональных русофобов» Европы уничтожения населения украинского Донбасса под видом антитеррористической операции. Выступаете за Россию? Знаем-знаем – террористы!

…И вдруг в эту иллюзорную конструкцию по сдерживанию России ворвалась реальность с 17 погибшими и 19 ранеными за три дня, с расстрелом в редакции Charlie Hebdo, с заложниками в магазине кошерной еды на востоке Парижа и ювелирном магазине в Монпелье.

Увлечение чужими фобиями в ущерб реальным угрозам дорого обошлось Европе. Оказалось, что всё это время «агрессивная Россия» боролась как раз с главным мировым злом, а «западное прогрессивное общество» сочувствовало бандитам, а не борцам за демократию. Французские смерти расставили всё по своим местам. Но можно ли было избежать этого жестокого урока, если бы в главных европейских столицах занимались реальными опасностями, сотрудничая при этом, в том числе, и с Россией, а не шли на поводу у восточноевропейских провокаторов?

Комментарии
Читайте также
Новости партнёров
Загрузка...

Этот стон у них свободой зовется

Этот стон у них свободой зовется

«Граждане, расходимся, у меня знакомый дипломат в Чикаго есть, он сказал, что всё будет путем, за Литву словечко замолвят, без паники!».
Политики этих стран клеймят «ватников» за «рабское сознание», высокомерно улыбаются при словах о том, что их правительства назначаются по звонку из посольства США, гордо бросают «Мы играем в западных клубах» и пытаются учить демократии.

Бойтесь миротворцев

Бойтесь миротворцев

Холодная Война вроде бы уже двадцать семь лет закончилась, а такое ощущение, что всё у нас еще впереди.

Литовские князья как защитники русских земель

Литовские князья как защитники русских земель

Отдавая явное предпочтение русской гражданственности и русским людям, литовские князья с удивительным политическим тактом и всецело опираются на русское население государства, оберегают его верования, обычаи и права, постепенно подчиняются его культурному влиянию.