Тема недели:
На Западе критикуют модель развития Прибалтики
Западные экономисты и аналитики полны пессимизма в отношении Литвы, Латвии и Эстонии.
Воскресенье
11 Декабря 2016

Ушли не по-английски: почему Прибалтика шокирована выходом Британии из ЕС

Автор: Вадим Радионов

Ушли не по-английски: почему Прибалтика шокирована выходом Британии из ЕС

12.07.2016  // Фото: www.ibtimes.com

Как писала английская пресса, Brexit, по задумке его лоббистов, должен был стать лишь акцией устрашения. Поэтому результаты референдума оказались полной неожиданностью как для противников выхода из ЕС, так и для его сторонников. Евросоюзу, похоже, ещё только предстоит понять, чем обернётся уход Великобритании, но живущие в Соединённом Королевстве граждане стран Балтии уже задумываются о том, куда переезжать.

Когда после окончания голосования 23 июня были опубликованы данные exit poll, все вздохнули с облегчением: опросы показывали, что британцы решили остаться в составе объединённой Европы. Радоваться, однако, пришлось недолго. Уже утром стало ясно, что exit poll не смогли отразить реальное положение дел: проголосовавших за выход Британии из ЕС оказалось больше, «развод» всё-таки состоялся.

Накануне в студии латвийской радиостанции Baltkom мы с журналистами, экономистами и дипломатами обсуждали вероятность выхода Великобритании из ЕС. Почти все гости уверяли, что этого не произойдёт: никому это не надо, британское общество слишком умное, чтобы поступить таким образом. Лишь один человек утверждал обратное – евроскептик Нормунд Гростиньш. Он был уверен в том, что Великобритания выберет правильный, по его мнению, путь – выход из состава ЕС.

В 2004 году Гростиньш выступал против вступления Латвии в Евросоюз, аргументируя это экономическими и человеческими потерями. Сейчас еврооптимисты и европессимисты по-разному оценивают 12 лет в составе Союза. Для первых это открытые границы, рост экономики, права человека; для вторых – миграция населения, потеря суверенитета, отказ от собственной валюты. «Были витриной СССР, стали задворками ЕС», – такую оценку мне приходилось слышать от одного из евроскептиков.

Правда, как мне кажется, посередине: вступление в ЕС не стало для Латвии ни катастрофой, ни ошеломительным успехом. Конечно, страны Балтии за 12 лет не приблизились к уровню Германии или Франции. Более того, они даже не смогли достичь уровня Греции. По сути, после расширения 2004 года ЕС превратился в «двухскоростную магистраль»: c одной стороны – Германия, Франция и другие «старички», с другой – страны Балтии, Болгария, Румыния и ещё ряд новых членов. Причём отрыв богатых от бедных оказался колоссальным. 

Тысячи людей из новых стран, когда открылись границы, хлынули в поисках лучшей жизни в Ирландию, Германию и другие богатые государства.

По сути, вступив в ЕС, страны Балтии стали неконкурентоспособными, удержать самую активную и молодую часть населения им было просто нечем. Ведь если есть возможность получать 2000 евро в Ирландии, зачем работать за 500 в Латвии? К тому же в 2008 году мировой финансовый кризис обрушил, к примеру, экономику Латвии на 20%, что резко усилило отток населения из страны. Сегодня по разным данным в Великобритании живёт около 100 тысяч латвийцев. Большинство из них возвращаться на родину не собирается: в этой стране они пустили корни, а их дети говорят на английском языке лучше, чем на латышском или русском.

И вот теперь граждане ЕС, которые живут в Великобритании, оказались в щекотливой ситуации: пока никто не может понять, какой у них будет правовой статус, когда страна выйдет из объединения.

Главный редактор газеты «Англия» Илья Гончаров считает, что выходцам из стран Балтии опасаться нечего. Сам он гражданин Литвы, издаёт газету для русскоязычных соотечественников. Гончаров убеждён, что никаких массовых депортаций не будет: всё-таки Великобритания – это правовое государство.

Оптимизм Гончарова, однако, разделяют не все. «Переживаем, что будет дальше. Было ощущение стабильности, а после Brexit всё рухнуло... Тут ведь теперь непонятно, что будет и с Евросоюзом...» – пожаловалась мне одна знакомая из Латвии, которая уже более 10 лет живёт в Лондоне. Латвийская пресса запестрила заголовками о том, что в Великобритании вырос градус агрессии со стороны коренного населения к приезжим из Восточной Европы. После пресловутого референдума последние стали одной из главных «мишеней» – c ними связывают экономические и социальные проблемы в стране. Так, например, СМИ пишут, что гражданка Латвии, которой поставили диагноз «рак шейки матки», услышала от британского врача: «Лечитесь у себя в Латвии, здесь лечат англичан». А латвийское посольство в Великобритании сообщило, что получило несколько жалоб от латвийцев на агрессию со стороны британских чиновников.

Интересно, что в Латвии не все относятся к проблемам соотечественников в Британии с сочувствием. Так, например, в социальных сетях сравнивают эту историю с внутрилатвийской. «Теперь узнаете, что чувствовали русские в Латвии после обретения независимости», – пишет один из пользователей. «В Латвии врач отчитал девочку-инвалида за то, что она говорила по-русски. Вот вам британская ответочка», – отмечает второй. 

В кулуарах латвийского Сейма горько шутят по этому поводу: мол, вот он, план реэмиграции латвийского населения в действии. 

Правительство и раньше неоднократно заявляло, что необходимо вернуть на родину уехавших соотечественников. Теперь, похоже, появилась вероятность того, что они вернутся сами.

Впрочем, опросив своих знакомых, живущих на туманном Альбионе, я понял, что в Латвию никто возвращаться не собирается. Если станет совсем невыносимо в Британии, уедут в другую страну ЕС. Родина многим действительно дорога в эмоциональном смысле – здесь остались родители, друзья, воспоминания, – но Латвия не может предоставить тот уровень жизни, к которому привыкли уже не только они, но и их дети.

Претензии британцев тоже можно понять: тысячи балтийцев в этой стране живут на пособиях. Об одной особо изворотливой латвийской даме писали все английские газеты: многодетная мать получила в пользование замок, чтобы разместить там всех своих детей. По данным СМИ, при этом она продолжала рожать новых, поскольку за каждого полагалось пособие. Оплачивали же это всё, разумеется, британские налогоплательщики.

В любом случае, ЕС нужна была встряска, считают эксперты. Это чёткий сигнал: в Союзе не всё в порядке. Болезнь долго пытались скрывать, но она всё равно вышла наружу. И странам Балтии в этом смысле тоже необходимо задуматься. Политика вступления во всевозможные организации исчерпала себя, теперь необходимо что-то делать с внутренней ситуацией. Но к этому, похоже, никто не готов, поскольку доверие к Брюсселю было абсолютным. После выхода Великобритании из ЕС оно, казалось бы, должно было подорваться, но страны Балтии продолжают излучать оптимизм.

«Плывём по течению, – признался мне один из латвийских парламентариев. – Куда-нибудь да выплывем в итоге». Вопрос лишь в том, будет это открытое море, сточная канава или что-то иное.

Комментарии
Читайте также
Новости партнёров
Загрузка...

Этот стон у них свободой зовется

Этот стон у них свободой зовется

«Граждане, расходимся, у меня знакомый дипломат в Чикаго есть, он сказал, что всё будет путем, за Литву словечко замолвят, без паники!».
Политики этих стран клеймят «ватников» за «рабское сознание», высокомерно улыбаются при словах о том, что их правительства назначаются по звонку из посольства США, гордо бросают «Мы играем в западных клубах» и пытаются учить демократии.

Бойтесь миротворцев

Бойтесь миротворцев

Холодная Война вроде бы уже двадцать семь лет закончилась, а такое ощущение, что всё у нас еще впереди.

Подходишь ли ты в преемники Грибаускайте?

Подходишь ли ты в преемники Грибаускайте?

В октябре состоятся парламентские выборы в Литве, но не за горами и президентские! Проверь себя уже сейчас, сгодишься ли ты в преемники железной леди Прибалтики?

Дом Франка в Вильнюсе

Дом Франка в Вильнюсе

Своим названием этот дом обязан доктору медицины, профессору Виленского университета Йозефу Франку. Его отец — Иоганн Петер Франк, известный в Европе врач-гигиенист и судебный медик, вместе с сыном перебрался в Вильну из Вены, где работал директором городской больницы в начале XIX века.