Тема недели:
На Западе критикуют модель развития Прибалтики
Западные экономисты и аналитики полны пессимизма в отношении Литвы, Латвии и Эстонии.
Понедельник
05 Декабря 2016

Будущее Европы: между супергосударством и периферией США

Автор: Александр Носович

Будущее Европы: между супергосударством и периферией США

13.07.2016  // Фото: oboi7.com

В ситуации системного кризиса европейского проекта «Единая Европа» оказывается на распутье. С одной стороны, у Европы появляется возможность избавиться от статуса «политического карлика» и стать полноценным субъектом мировой политики и международных отношений. С другой стороны, усиливается риск окончательно потерять политический вес в международных делах, навсегда превратившись в экономическую и политическую периферию Соединённых Штатов Америки.

После референдума о выходе Великобритании из ЕС в Европейском союзе стремительно происходят изменения правил игры.

Во-первых, континентальные лидеры Западной Европы, Германия и Франция, поспешили воспользоваться итогами референдума для скорейшего исключения Великобритании из Евросоюза, в то время как британская правящая элита сигнализировала о готовности остаться в ЕС. Год назад сценарий выхода из ЕС или еврозоны Греции считался в Брюсселе и Берлине катастрофическим: канцлер ФРГ Ангела Меркель и Еврокомиссия предпочли отсрочить на время решение проблемы греческого долга, выдав заведомо неплатёжеспособной Греции новый кредит, лишь бы не создавать прецедент европейской дезинтеграции.

После британского референдума брюссельская бюрократия и еврогранды сразу же отстранили представителей Соединённого Королевства от процесса принятия решений в Европейском союзе. Лидеры Германии и Франции на заседании Совета ЕС 28–29 июня потребовали от Лондона не тянуть с выходом из Евросоюза и как можно скорее юридически оформить Brexit.

Неожиданное голосование большинства британцев за выход из ЕС оказалось в интересах Германии и Франции – еврогранды поспешили воспользоваться удачным моментом и избавиться от влияния в ЕС страны, которая была главным противовесом союзу Германии и Франции в Европейском союзе.

Во-вторых, Брюссель взялся за ужесточение финансовой дисциплины в рядах ЕС. 12 июля Еврокомиссия запустила режим введения санкций против Испании и Португалии за превышение дефицита бюджета. Дефицит бюджета Испании составляет 5,1% ВВП, дефицит бюджета Португалии – 4,4% ВВП. Еврокомиссия требовала от пиренейских стран сократить дефицит бюджета до 4,2% и 2,5% ВВП соответственно, однако Мадрид и Лиссабон не продемонстрировали прогресса на этом направлении. Теперь Испании и Португалии грозит штраф в размере до 0,2% ВВП – несколько миллиардов евро.

В данном случае изменения правил игры в Европейском союзе ещё более заметны, чем в случае Великобритании. Последние 6–7 лет Брюссель с тандемом лидеров Германии и Франции безуспешно пытались решить финансовые проблемы Южной Европы с их рекордным для Евросоюза отношением госдолга к валовому внутреннему продукту, однако речи ни разу не заходило о возможности введения санкций против стран PIGS. Теперь же Еврокомиссия действует практически молниеносно: 7 июля рекомендовала санкционные меры против Испании и Португалии, а 12 июля запустила режим введения санкций.

После Brexit и особенно казуса Испании и Португалии перспектива введения санкций против Польши, Венгрии и других оппозиционно настроенных по отношению к европейской интеграции стран ЕС уже не кажется пустой угрозой брюссельской бюрократии.

Европейский союз реагирует на кризис централизацией и ужесточением отношения к остающимся в нём странам-членам. Выдворение Германией и Францией из институтов ЕС британского истеблишмента, по-крупному подставившегося с референдумом 23 июня, лишает европейские страны возможности оспорить доминирование в ЕС романо-германского «ядра» стран-основателей во главе с Германией и Францией. Великобритания в составе Евросоюза обладала «критической массой», делающей возможным формирование противовеса континентальному «ядру» ЕС. При вычитании из европейских раскладов Лондона странам ЕС придётся смириться с доминирующей ролью франко-германского союза.

Страны Южной Европы находятся во власти нерешённых и нерешаемых проблем суверенного долга, страны Центральной и Восточной Европы являются реципиентами и сидят «на игле» структурных фондов ЕС: Брюсселю и Берлину достаточно перекрыть поток финансирования и прекратить дотации, чтобы разом покончить с фрондёрскими настроениями в Польше или Венгрии. Скандинавия и страны Западной Европы, присоединившиеся к европейской интеграции в 1970–1990-е годы (Австрия, Ирландия), в сумме не набирают нужного экономического и политического веса, чтобы оспорить доминирование в Европейском союзе Германии с Францией.

Осознание изменившегося расклада сил в Европе явно двигало главами МИД стран – учредителей ЕС, собравшихся после британского референдума для формирования антикризисного плана действий. Проект превращения Евросоюза в супергосударство с собственной армией, полицией и спецслужбами, о котором сообщили 27 июня польские СМИ, предполагает централизацию Европы на основе союза Германии и Франции и именно во главе с этими странами, в которых объективно сосредоточатся все источники политической власти.

Избавившись от Великобритании и подчинив своему влиянию других «троянских коней» США в Европе, Европейский союз может преодолеть своё традиционное состояние «политического карлика», став полноценным субъектом международных отношений и наиболее влиятельным (наряду с США, Китаем и Россией) игроком в мировой политике.

Разумеется, привыкшие к статусу старшего брата в отношениях с европейцами Соединённые Штаты стараются развития событий по такому сценарию не допустить. Их стратегия по борьбе с «сепаратизмом» еврограндов и подрывом единства Западного мира проявляется по нескольким направлениям:

Во-первых, отсрочить Brexit на как можно более длительный срок и сделать так, чтобы после окончательного и юридически оформленного выхода Великобритании из ЕС сформировалась такая модель отношений Соединённого Королевства с Евросоюзом, которая позволяла бы Лондону (а через него – Вашингтону) и впредь оказывать влияние на процесс принятия решений в ЕС. Не случайно через несколько дней после британского референдума в Берлин вылетел госсекретарь США Джон Керри, заявивший, что Brexit можно «отыграть назад». Задача Госдепартамента США в критической ситуации конца июня была – не дать еврограндам использовать удачную конъюнктуру до конца и избавиться от британского влияния окончательно, доведя дело до разрыва всех отношений и прямой конфронтации между Лондоном и Евросоюзом.

Во-вторых, активизировать давление на Европу через остающиеся в ЕС страны проамериканской группы влияния. Характерно, что из всего руководства Евросоюза отсрочить Brexit попытался президент Европейского совета Дональд Туск – бывший премьер-министр Польши заявлял, что для окончательного юридического выхода Великобритании из Евросоюза понадобится до семи лет (большинство еврочиновников и западноевропейских политиков называли срок в два года). Призывы к Великобритании остаться в ЕС и даже пренебречь результатами референдума приходили преимущественно из Центральной и Восточной Европы – бывших социалистических стран, в которых США за годы «демократического транзита» вырастили лояльную себе политическую элиту – американскую клиентелу в Европе.

В-третьих, усилить евроатлантическую интеграцию со Старым Светом по линии НАТО. В этом отношении примечательна подписанная на Варшавском саммите НАТО совместная декларация лидеров НАТО и ЕС о стратегическом сотрудничестве, в котором на Североатлантический альянс возлагается обеспечение безопасности Евросоюза. В контексте европейско-американских отношений эта декларация является реакцией на разговоры о возможности создания единой европейской армии, полиции и спецслужб Евросоюза. Усиление роли НАТО в обеспечении безопасности Европы (в том числе от тех угроз, борьба с которыми не относится к компетенции военного блока) – это превентивное действие американцев, направленное на предотвращение появления у «Единой Европы» собственных силовых структур.

В-четвёртых, поддерживать антироссийские настроения и углублять раскол между Россией и Евросоюзом. Средствами обеспечения этой задачи являются дальнейшая демонизация России, разговоры о «русской угрозе» и опасности российской военной агрессии, продолжение информационной войны против России, борьба за сохранение, продление и расширение списка санкций против России, поддержка русофобских правящих элит на Украине, в Молдавии, Румынии, Польше и странах Прибалтики.

В-пятых, подписание Соглашения о TTIP – Трансатлантическом торгово-инвестиционном партнёрстве, которое подорвёт европейскую экономику и лишит Европу экономической (а за ней и остатков политической) самостоятельности.

В случае реализации всех пунктов американской стратегии «Единая Европа» вместо полноценного субъекта международных отношений и влиятельного игрока в мировой политике окончательно и бесповоротно потеряет самостоятельность, превратившись в периферию США.

Европейские элиты осознают нависшую над ними угрозу, судя по тому, что они пытаются отражать «любящие» удары «старшего брата» по отношению к Старому Свету по всем направлениям. Тот же Brexit стал возможен в результате поддержки идеи выхода Великобритании из ЕС отдельными элитными группами (частью правящей Консервативной партии, например). Объяснение такого поведения британского истеблишмента – стремление сохранить политическую субъектность и на равных общаться с Вашингтоном в случае, если американцы всё же навяжут Евросоюзу Трансатлантическое партнёрство.

По динамике переговоров о TTIP видно, что европейцы (за исключением американской клиентелы из Восточной Европы) вовсе не стремятся к подписанию фундаментального экономического соглашения с США. В мае в немецкие СМИ были «слиты» засекреченные документы о деталях переговоров по TTIP: спровоцированный публикацией этих документов скандал стал для европейцев предлогом в очередной раз отложить подписание соглашения с американцами. В июле Франция заявила, что нет никаких шансов, что соглашение о TTIP будет подписано до конца президентства Барака Обамы (напомним, что кандидат в президенты США от республиканцев Дональд Трамп выступает против Трансатлантического партнёрства с Европой). Очевидно, что соглашение с США навязывается Европе американской стороной и европейцы ищут любых предлогов, чтобы отложить его подписание.

Аналогичные попытки противостоять американской стратегии превращения Европы в периферию проявляются по всем другим направлениям. «Старая Европа» крайне неохотно вводила санкции против России в 2014 году, а сейчас не имеет и половины той непреклонности, которую демонстрируют США и их сателлиты в Восточной Европе по отношению к «сдерживанию России». Великобритания была отстранена континентальными еврограндами от процесса принятия решений в ЕС при первой же возможности. В отношении зависящих экономически от Брюсселя, а политически от Вашингтона стран «новой Европы» Брюсселю и стоящим за ним еврограндам придётся поставить вопрос ребром: или работайте в интересах тех, с чьей руки вы кормитесь, или мы вас исключим из ЕС.

В любом случае рано или поздно Европе придётся делать свой великий исторический выбор между периферийностью и субъектностью.

Отказаться делать выбор и оставить всё как есть Европа уже не сможет. Статус-кво в Европе не будет, существующего положения вещей в Старом Свете не сохранится при любых раскладах. Просто если Европа откажется делать выбор и решит плыть по течению и оставить всё как есть, то История сделает за неё этот выбор сама.

Комментарии
Читайте также
Новости партнёров
Загрузка...

Этот стон у них свободой зовется

Этот стон у них свободой зовется

«Граждане, расходимся, у меня знакомый дипломат в Чикаго есть, он сказал, что всё будет путем, за Литву словечко замолвят, без паники!».
Политики этих стран клеймят «ватников» за «рабское сознание», высокомерно улыбаются при словах о том, что их правительства назначаются по звонку из посольства США, гордо бросают «Мы играем в западных клубах» и пытаются учить демократии.

Пишите письма

Пишите письма

Звон дипломатических сабель, хруст переломленных копий... Резолюция в ответ на резолюцию, против демарша — демарш. За всем этим тихо, полушепотом — новости мелкокалибербные вроде бы, малозначительные. Но очень симптоматичные. На них стоит иногда обращать внимание.

Чей туфля?

Чей туфля?

Угадайте политика по обуви!

Бронзовый солдат: памятник воинам-освободителям Таллина

Бронзовый солдат: памятник воинам-освободителям Таллина

Авторами монумента освободителям столицы Эстонии, известного ныне как «Бронзовый солдат», стали архитектор Арнольд Алас и скульптор Энн Роос.