Тема недели:
На Западе критикуют модель развития Прибалтики
Западные экономисты и аналитики полны пессимизма в отношении Литвы, Латвии и Эстонии.
Воскресенье
11 Декабря 2016

Гибкая Евразия вместо евроатлантической муштры

Автор: Вячеслав Сутырин

Гибкая Евразия вместо евроатлантической муштры

14.01.2016  // Фото: tybediamond.com

Из ЕАЭС старательно малюют образ «тюрьмы народов» XXI века и для этого используются любые поводы: от споров о цене на газ до «втягивания» союзников в «новую холодную войну». На практике страны ЕАЭС и ОДКБ проводят различную внешнюю политику, далеко не во всем соглашаясь с Россией. Евразийский проект терпит поражение, не успев сложиться? Или складывается новая форма межгосударственного сотрудничества?

Ресоветизация Евразии?

Госсекретарь США Хиллари Клинтон в 2012 г. официально поделилась своими наблюдениями о якобы набирающей темп «ресоветизации» региона. Х.Клинтон тогда призналась, что в Вашингтоне «стараются придумать эффективные способы затормозить или остановить» евразийскую интеграцию.

Заявление США прозвучало после публикации в 2011 г. статьи Владимира Путина, в которой опровергались любые попытки сравнить ЕАЭС с СССР. В ответ на статью Путина Александр Лукашенко изложил идею «интеграции интеграций» по сцепке ЕС и ЕАЭС. Ответ на эти предложения последовал более чем недвусмысленный. Очевидно, публичное заявление Госдепартамента было связано с желанием послать всем заинтересованным странам сигнал: Вашингтон не одобряет. Ничего удивительного, ведь у каждой страны — свои интересы. Не вписывается формирование евразийского центра силы в планы Вашингтона. Divide et impera, как говорили древние римляне.

Евразийская многовекторность

В зарубежной прессе сегодня широко муссируются страхи «поглощения Россией» постсоветских стран. Евразийский союз часто описывается как «конкурент», «альтернатива» Европейскому союзу. Литва даже записала в свою концепцию национальной безопасности в качестве угрозы «недемократические интеграционные проекты в соседних странах». Сторонники подобной позиции обычно не упускают малейшего случая, чтобы указать якобы на элементы этой самой «недемократичности»: скажем, даже ситуацию со скидкой на российский газ для Беларуси теперь наверняка попытаются поднять на щит те, кому надо выставить Минск как жертву «кремлевского империализма».

Сторонникам «теорий заговора» будет полезно хотя бы мельком взглянуть на современное постсоветское пространство. Фактически, каждая из стран проводит многовекторную политику, далеко не всегда соответствующую курсу Москвы.

Россия не принуждала союзников к введению контр-санкций в ответ на решения США и ЕС коллективно ограничить экономическое взаимодействие с Россией. Беларусь и Казахстан попробуют в тестовом режиме сохранить зону свободной торговли (ЗСТ) с Украиной в рамках СНГ. (Между Россией и Украиной действие ЗСТ приостановлено с 2016 г. в связи с вступление в силу Соглашения об ассоциации между Украиной и ЕС.)

Эти действия позволяют если не полностью защитить в ЕАЭС экономику от влияния политики, то хотя сгладить для союзников экономические издержки от конфронтации России с Западом.

Сегодня в условиях «санкционной войны» между Западом и Россией для производителей стран ЕАЭС открываются новые возможности на российском рынке, в частности в сфере экспорта продовольствия и продукции оборонно-промышленного комплекса. В последнем случае Правительство РФ с 2016 г. приняло решение открыть доступ экспорту союзников по ЕАЭС в оборонную сферу России. В данном случае речь идет о новых заказах для таких высокотехнологичных предприятий, как белорусский «Интеграл» и «Пеленг».

Минск занял нейтральную позицию по украинскому вопросу и по кризису в российско-турецких отношениях. В последние месяцы наблюдается активизация контактов Беларуси с Вашингтоном и Брюсселем по всем каналам – начиная от Госдепартамента и НАТО, заканчивая главами МИД стран ЕС. Белорусская дипломатия пытается выжать максимум из приостановки на несколько месяцев западных санкций. Безусловно, Россия заинтересована в предсказуемости внешнеполитического курса Минска как своего ближайшего союзника по ОДКБ, равно как и других участников евразийского проекта. Однако российская политика ясно показывает, что страна не стремится к созданию коллективных «фронтов» и «оплотов» сопротивления Западу.

Скорее, ставка делается на развитие многосторонней политики, укрепление связей с державами Востока и Юга.

США находятся в иной ситуации. Провозгласив целью изоляцию России, они обрекли себя на постоянное «латание дыр» в едином фронте союзников. Дело это хлопотное и неблагодарное, но статус сверхдержавы — обязывает. Отсюда — мощный нажим на ЕС с целью продавить санкции против России, в чем недавно признался Джо Байден. Это сопровождается неловкими окриками из американских посольств, например, в Чехии или Сербии, попыткой отдернуть от контактов с Россией. Что уж говорить о заездах делегаций Сената США в Болгарию, после которых София вынуждена была отказаться от выгодного газового проекта «Южный поток».

Гибкий союз

Кто-то увидит в этих действиях Вашингтона боязнь «эффекта домино» при потере контроля над союзниками. Кто-то, наоборот, силу не обращать внимание на условности, добиваясь своего. Однако обозначив евразийский проект как «ресоветизацию региона», против которой надо бороться, Вашингтон сократил себе пространство для «экономичных» политических решений на основе компромисса со странами региона. Фактически, США сегодня переносят свои стандарты восприятия реальности на современную Россию, «читают» ее намерения сквозь призму схем «холодной войны», когда любое объединение — это обязательно военный блок и обязательно противник. Поэтому и видится везде «СССР 2.0». Может быть, этим также можно объяснить новый феномен — появление в США своих диссидентов – Ассанжа, Сноудена, Мэннинга?

Попытка возродить СССР для России не только невозможна в силу исторических обстоятельств, но и попросту нерациональна в период столь резких изменений на мировой арене. Слишком длинный паровозик неудобен для американских горок мировой политики. В условиях непредсказуемых перемен бесперспективен и любой директивный союз на евразийском пространстве. Учитывая связи стран ЕАЭС с тюркским и исламским миром, любые попытки перекрасить их в один идеологический цвет приведут к потрясениям. В этих условиях единственным выходом является «гибкий союз» — в котором осуществляется внешнеполитическая координация, но без жесткой директивности.

Отношения союзников должны быть комфортными и предсказуемыми — насколько это возможно в современной ситуации.  

Фактически, объединяя в себе несколько цивилизаций, Евразийский союз обречен на выработку работоспособной модели взаимодействия: «мира цивилизаций» вместо их войны.

Комментарии
Читайте также
Новости партнёров
Загрузка...

Этот стон у них свободой зовется

Этот стон у них свободой зовется

«Граждане, расходимся, у меня знакомый дипломат в Чикаго есть, он сказал, что всё будет путем, за Литву словечко замолвят, без паники!».
Политики этих стран клеймят «ватников» за «рабское сознание», высокомерно улыбаются при словах о том, что их правительства назначаются по звонку из посольства США, гордо бросают «Мы играем в западных клубах» и пытаются учить демократии.

Бойтесь миротворцев

Бойтесь миротворцев

Холодная Война вроде бы уже двадцать семь лет закончилась, а такое ощущение, что всё у нас еще впереди.

Подходишь ли ты в преемники Грибаускайте?

Подходишь ли ты в преемники Грибаускайте?

В октябре состоятся парламентские выборы в Литве, но не за горами и президентские! Проверь себя уже сейчас, сгодишься ли ты в преемники железной леди Прибалтики?

Дом Франка в Вильнюсе

Дом Франка в Вильнюсе

Своим названием этот дом обязан доктору медицины, профессору Виленского университета Йозефу Франку. Его отец — Иоганн Петер Франк, известный в Европе врач-гигиенист и судебный медик, вместе с сыном перебрался в Вильну из Вены, где работал директором городской больницы в начале XIX века.