Политика Политика

Этнический сепаратизм на Украине: есть ли угроза?

Источник изображения: i.ytimg.com
  1140 0  

Как бы ни пытались пришедшие на волне Майдана власти «перепрошить» Украину, она остается многонациональной страной. Но поскольку Украина стремительно «рошенизируется», а «верхи» не способны управлять обществом демократическими инструментами, национальные меньшинства всё больше смотрят в сторону своих «материнских» государств, что вызывает нервную реакцию правящих и их силовой опоры из числа ультранационалистов.

Когда речь идет об этническом сепаратизме на Украине, в фокус внимания СМИ попадает прежде всего Закарпатская область, где компактно — преимущественно в Береговском и Виноградовском районах — проживают порядка 150 тысяч этнических венгров, что составляет около 13% населения региона. 

Не секрет, что Венгрия проявляет большой интерес к зарубежным соотечественникам, рассматривая места их компактного проживания (сербская Воеводина, Южная Словакия, румынская Трансильвания, часть Закарпатья) как свою сферу влияния. Будапешт активно проводит паспортизацию этнических венгров Закарпатья, предоставляет льготы при трудоустройстве и обучении, финансирует венгероязычные закарпатские СМИ, школы, вузы, театры.

Закарпатская областьЗакарпатская область

В последнее время Будапешт всё активнее требует от Киева признания двойного гражданства для венгров Украины (что запрещено Конституцией Украины) и защиты их языковых прав.

А националистические силы в Венгрии настаивают на предоставлении венграм Закарпатья национальной автономии, а то и вовсе предрекают Украине распад в случае игнорирования прав национальных меньшинств.

В свою очередь закарпатские венгры пребывают в процессе политической структуризации. После победы на местных выборах осенью 2015 года в Виноградовском и Береговском районах Партии венгров Украины, 114 населенных пунктов Закарпатья заявили о желании создать отдельный венгерский район с центром в городе Берегово. 

Эта инициатива была поддержана на заседании Объединения приграничных органов самоуправления Берегово. В Киеве проигнорировали данное обращение, однако репрессивных мер не последовало, — по всей видимости, сдерживающим фактором стало наличие венгерских паспортов у инициаторов петиции.

В последний раз Закарпатский край в новостные сводки в контексте «венгерского вопроса» попал в мае, когда венгерская община установила четыре стелы с надписями на венгерском языке «Береговский район. Край венгерского языка» и «Виноградовский район. Венгры приветствуют вас», затем разгромленные «патриотической общественностью».

В целом, если посмотреть на сугубо медийную составляющую закарпатской проблематики, то у обывателя может сложиться впечатление, что переход региона под венгерскую юрисдикцию — вопрос лишь времени (притом ближайшего), а не принципа. В действительности дела обстоят несколько иначе.

Во-первых, сецессия края невозможна без предоставления местным элитам заинтересованной в его присоединении стороной твердых гарантий сохранения активов и власти. 

Едва ли Будапешт способен дать подобные гарантии закарпатским «верхам» («хозяином Закарпатья» традиционно считается нардеп Виктор Балога, порой жестко критикующий киевскую власть), несмотря на то что последние, наряду с другими региональными кланами на Украине, заинтересованы в максимальном обособлении от центральной власти и сохранении под своим контролем генерируемых их вотчинами финансовых ресурсов. 

Подыгрывание конфликтующим с Киевом национальным меньшинствам со стороны местных элит и многочисленные обращения местных органов власти к Киеву о децентрализации / разграничении полномочий / предоставлении особого статуса (ради справедливости, часть из них была профинансирована бежавшими в РФ бывшими членами Партии регионов) являются инструментами реализации узкокорпоративных интересов местных правящих, всё больше напоминающих средневековых феодалов.

В кратко‑ и среднесрочной перспективе Украина продолжит феодализироваться, но никаких попыток сепаратизма местные элитарии предпринимать не будут.

Во-вторых, в сегодняшних международных реалиях изменение границ третьих государств не может происходить без одобрения «сильных мира сего». Если это, конечно, не полностью суверенные государства, к коим Венгрию отнести сложно, несмотря на фронду Будапешта по отношению к евробюрократии.

«Глобократия», она же внешний заказчик проекта «Майдан», не заинтересована в дальнейшей дестабилизации Украины, поскольку поставленные задачи до конца не выполнены, а представляющие ценность активы не «прихватизированы».

В-третьих, под венгерским сепаратизмом / ирредентизмом практически отсутствует экономическая база. Один из ключевых источников дохода жителей Закарпатья — контрабанда, возможности для осуществления которой будут естественным образом обнулены при ликвидации государственной границы. 

Кроме того, проживающие в Закарпатье обладатели венгерских паспортов могут получать социальные пособия и от Киева, и от Будапешта, притом что стоимость потребительской корзины на Украине куда ниже, чем в Венгрии.

Словом, угроза утраты Украиной формального контроля над Закарпатьем — риск скорее умозрительный. Но в долгосрочной перспективе, в условиях сужения «кормовой базы», продолжения социального геноцида и изменения глобальной конъюнктуры, ни один из вариантов развития событий отбрасывать нельзя.

Обсуждение ()
Новости партнёров
Загрузка...
keyboard_arrow_up