Тема недели:
На Западе критикуют модель развития Прибалтики
Западные экономисты и аналитики полны пессимизма в отношении Литвы, Латвии и Эстонии.
Вторник
06 Декабря 2016

Северный военный блок: провокация или скорая реальность?

Автор: Александр Шамшиев

Северный военный блок: провокация или скорая реальность?

15.04.2015  // Фото: https://globalpublicpolicywatch.files.wordpress.com

Группа североевропейских стран выступила с инициативой сплотиться перед лицом «российской угрозы». В планах — углубленное и расширенное военное сотрудничество. Но насколько жизнеспособен этот проект?

Программная статья о военной политике от имени министров обороны Норвегии, Швеции, Дании и Финляндии вышла несколько дней назад в норвежской газете Aftenposten. Ввиду отсутствия собственной армии от лица Исландии подписывался глава МИД. Вооруженные силы всех пяти держав уже взаимодействуют в рамках Североевропейского оборонного сотрудничества (NORDEFCO), организованного в 2009 году. Отсылки к российской угрозе ранее появились во вступлении к ежегодному докладу NORDEFCO за 2014 год, где министр обороны Норвегии Ине Эриксен Серейде призывала к пересмотру политики безопасности и отношений с Россией. «Поведение России представляет собою серьезнейший вызов европейской безопасности. Вследствие чего состояние безопасности на прилегающих к североевропейским странам территориях значительно ухудшилось за прошедший год, - развивает тему газетная статья пяти министров. – Мы должны реагировать на действия России, а не на риторику Кремля. Россия проводит огромные инвестиции в свои военные возможности».

По традиции, следом Россия обвиняется в маневрах у границ, пропаганде и в том, что «сеет раздор» среди членов НАТО и ЕС. Поэтому скандинавские страны намерены наращивать военный потенциал и чаще проводить совместные учения.

Первые крупные учения Arctic Challenge ожидаются в конце мая, с участием американской авиации.

Неуверенность относительно своей военной мощи по отношению к русским скандинавы высказывали и прежде, задолго до украинской драмы. Вопрос ребром в начале 2013 года поставил шведский главком Сверкер Йорансон, а российские телевизионщики помогли донести чаянья шведской армии до всего мира. Сокрушаясь по поводу планов недальновидных соотечественников порезать военный бюджет, господин Йорансон сказал, что в случае нападения королевство не продержится и недели без посторонней помощи. Его слова тотчас подтвердили аналитики из Шведской королевской военной академии: около недели повоюем, дальше никак. Эстафету перехватили финские журналисты, задав аналогичный вопрос своему министру обороны. Ответ пришел оптимистичный: выстоим. Правда, на сколько дней хватит обороны, министр не уточнил. К тому времени пришел музыкальный ответ из России: юмористы из передачи Yesterday Live сделали пародийный номер про страхи Йорансона и плачевное состояние шведского воинства. Ролик «Мама миа, русские идут!» под музыку шведской поп-группы ABBA многих не оставил равнодушными, в том числе за пределами России. Он попал во внимание западных СМИ, таких как Financial Times и Huffington Post, посмотрела его и министр обороны Швеции Карин Энстрем.

Впрочем, многие шведы старшего поколения до сих пор с замиранием сердца вспоминают, как страна героически противостояла одиноко севшей на мель советской подводной лодке С-363. В честь того волнительного эпизода на берегу у Карлскруны установили памятную табличку с вырезанным силуэтом грозного неприятеля и датой встречи с ним — 27.10.1981. Теперь туда водят туристов, но тогда, в разгар Холодной войны, казалось, что вторжение с востока неминуемо. В дальнейшем охота на «неопознанные подводные объекты» с применением глубинных бомб и мин объявлялась чуть ли не каждый год вплоть до распада Советского Союза. Только засечь ни одну вражескую субмарину шведам не удалось.

С недавних пор Швеция возобновила традицию объявлять тревогу и охотиться за российскими подлодками. С аналогичными результатами. Так, в 2011 году «подлодка» оказалась дрейфующей льдиной. Прошлой осенью Швеция устами того же Сверкера Йорансона объявила об очередном вторжении коварной российской субмарины в территориальные воды и, чтобы в этот раз — наверняка, мобилизовала на поиски «всю королевскую рать», включая вертолеты и новейший корвет-невидимку «Висбю». Неделя беспрецедентного прочесывания Балтийского моря, напоминающая охоту за Лох-несским чудовищем, стоящая шведскому бюджету почти 2,7 миллионов долларов, закончилась впустую. Подозрения с российской субмарины, шедшей из Калининградской области, перешли на голландский корабль, и в итоге лишь пару дней шведский контр-адмирал Андерс Гренстад признал, что виновником переполоха оказалось мелкое шведское гражданское судно. Параллельно периодически Швеция возмущалась, что Россия вторгается в нее и с воздуха, но и здесь не обошлось без конфузов: российские боевые самолеты внезапно оказывались французскими, летящими с запада.

Реагируя на недавние заявления Скандинавских государств, МИД РФ выразил озабоченность по поводу сближения с НАТО нейтральных Швеции и Финляндии, традиционно воздерживающихся от вступления в военные союзы.

«В XXI веке военных союзов без политической координации быть не может. Координация здесь очень странная. Финляндия и Швеция — нейтральные государства. Тут надо или вступать в блок НАТО, или менять конфигурацию. Для Норвегии, Дании и Исландии подобный военно-политический союз будет как бы повторным включением в НАТО — и так находятся в Альянсе. То есть некое делегирование ответственности на две страны, которые до этого были нейтральными и теперь приобретают какое-то новое качество», - сказал в беседе с RuBaltic.Ru Николай Межевич, профессор кафедры европейских исследований факультета международных отношений Санкт-Петербургского государственного университета.

Формальный нейтралитет не мешает скандинавам участвовать в «Партнерстве ради мира» и других программах НАТО. «Швеция и Финляндия перестали быть нейтральными много лет назад. Обе страны участвуют в учениях НАТО, выделяют войска для сил быстрого реагирования, участвовали в миротворческих миссиях в Боснии и Косово, присоединились к войне в Афганистане и, в случае Швеции, даже участвовали в воздушной войне против Ливии в 2011 году», - пишет журнал The Economist. При этом аналитики НАТО отмечали, что политика нейтральных стран крайне удобна им самим — они могут пользоваться преимуществами Альянса, не разделяя его обязательств: «Когда США высказывают претензии насчет адекватного распределения издержек, эти страны избегают статуса виноватых и даже гордо указывают на свой добровольный вклад в миссии НАТО. Уровни оборонных расходов в этих странах точно не выглядят намного более впечатляющими, чем в других странах-членах ЕС. Но их вклад воспринимается «в плюс» как сделанный по доброй воле, и хорошо принимается». Не будучи членами Альянса, Финляндия и Швеция не могут воспользоваться 5-й статьей Устава НАТО, закрепляющей принцип коллективной обороны, зато они вправе рассчитывать на помощь коллег по Евросоюзу, так как схожее обязательство защищать друг друга в случае агрессии прописано в Лиссабонском договоре 2007 года.

Как поясняет профессор Межевич, перспектива вступления Финляндии и Швеции в НАТО не стоит на повестке дня. «Швеция нейтральна уже 200 лет. Это серьезно. Многие поколения шведов родились и жили при нейтралитете. Я не думаю, что протаскиваемая идея интеграции в НАТО может быть успешной на протяжении ближайших 3-5 лет. То же самое с Финляндией. Финны знают, что надо поддерживать общение с Россией. У нас даже сейчас гигантское количество общих проектов в экономике, от масштаба строительства атомной электростанции в Финляндии до приграничного туризма. Терять все это в обмен на абсолютно гипотетические угрозы никто не захочет, - считает эксперт. - Давайте еще учитывать, что финский министр обороны, швед по национальности, лидер, условно говоря, правоцентристской партии, исходил из того, что надо как-то обогнать оппозицию перед выборами 19 апреля. Так здесь вполне может быть, что все это ориентировано на внутреннего читателя и слушателя. Идеи вступления в НАТО в свое время обсуждались с 90-х, и не встретили единодушного одобрения. Особенно в Финляндии, где есть хороший позитивный опыт экономического и политического взаимодействия с Советским Союзом и потом — с Россией.

Этот опыт насчитывает уже семь десятилетий, и менять его на сложный конфликт с непредсказуемыми последствиями в случае подобных военно-политических союзов никто не будет».

Из «северной пятерки» Финляндия попала в наиболее неловкое положение, учитывая давние тесные связи и политику сближения с Россией. Несмотря на прямое указание на «российскую угрозу» в свете украинских событий в «газетной» декларации министров обороны, финским чиновникам пришлось сделать массу оговорок. Финский премьер-министр Александр Стубб пояснил, что сотрудничество с НАТО вовсе не направлено против России. Министр обороны Карл Хаглунд поспешил уточнить, что текущий курс на развитие отношений с НАТО не связан с Украиной. Командующий Оборонительными силами Финляндии Ярмо Линдберг вообще сказал, что от России не исходит явной угрозы. И недавние повестки 900 тысячам резервистам, как выясняется, не имеют отношения ко дню текущему, потому что начали рассылаться еще в четыре года назад, опять же задолго до Украины. Глава государства в свою очередь счел сам факт резкого заявления, подписанного министром Хаглунду, по меньшей мере самодеятельностью. «По мнению президента Саули Ниинисте, министр обороны Кард Хаглунд должен был обсудить с президентом и с министерской комиссией по вопросам внешней политики и политики безопасности свое нашумевшее заявление об усилении сотрудничества Северных стран из-за российской угрозы», - передает финский канал YLE. Нашлись протесты и в экспертных кругах. По мнению директора Александровского института Маркку Кивинена, заявление министров обороны стало «неразумной провокацией» в отношении России: «Наверное, наибольшее беспокойство вызывает тот аспект, что это может притянуть Финляндию и другие северные страны ближе к украинскому кризису».

«Ощущение, что вся эта идея северного военно-политического союза напоминает провокацию в стиле фотографии той якобы российской подводной лодки у шведских берегов, - согласен Межевич. – Хотя иных гипотетических причин для создания военно-политического союза нет. Проблема Украины —удобный повод. Как и лодка, которую не нашли. После тяжелых 90-х для военно-промышленного комплекса Швеции сейчас наступает ренессанс. Нужно больше оружия, оно хорошо покупается в Европе и не только. В этом отношении, конечно, не было бы Украины, придумали бы что-нибудь другое. Есть желание решить проблемы с экономкой. Ведь шведская экономика не блестяща, у шведов есть определенные трудности на этом фронте, как и у финнов. Политика, направленная на развертывание военных расходов, может рассматриваться как попытка реанимации собственной промышленности. Это еще и шантаж — как отреагируют в Москве? Как отреагируют в Берлине? Как отнесутся к этому в Вашингтоне? Для таких вещей модели «коллективных писем в газету» очень даже удобны».

Комментарии
Читайте также
Новости партнёров
Загрузка...

Этот стон у них свободой зовется

Этот стон у них свободой зовется

«Граждане, расходимся, у меня знакомый дипломат в Чикаго есть, он сказал, что всё будет путем, за Литву словечко замолвят, без паники!».
Политики этих стран клеймят «ватников» за «рабское сознание», высокомерно улыбаются при словах о том, что их правительства назначаются по звонку из посольства США, гордо бросают «Мы играем в западных клубах» и пытаются учить демократии.

Пишите письма

Пишите письма

Звон дипломатических сабель, хруст переломленных копий... Резолюция в ответ на резолюцию, против демарша — демарш. За всем этим тихо, полушепотом — новости мелкокалибербные вроде бы, малозначительные. Но очень симптоматичные. На них стоит иногда обращать внимание.

Эстонские коллаборационисты в годы войны

Эстонские коллаборационисты в годы войны

Эстонские эсэсовцы квалифицируются как военные преступники согласно приговору Нюрнбергского военного трибунала.