Тема недели:
Европа больше не будет кормить Прибалтику
Евросоюз со следующего года сокращает на четверть финансирование программ по поддержке стран Восточной Европы.
Суббота
03 Декабря 2016

Латвийские учёные развенчали миф об «истории успеха» Домбровскиса

Автор: Андрей Солопенко

Латвийские учёные развенчали миф об «истории успеха» Домбровскиса

15.06.2016  // Фото: rus.delfi.lv

На прошлой неделе в здании Рижского университета имени Паула Страдиня прошла презентация книги под названием «Экономический кризис в Латвии: послевкусие истории успеха», подготовленной учёными этого вуза. По мнению исследователей, преодоление кризиса, названное «историей успеха», – лишь политический лозунг. Кризис не сплотил общество, а привёл к замыканию людей, объединению их в малые группы и надежде только на личные ресурсы. Также он выявил неспособность правительства оперативно решать проблемы, и при повторном развитии событий ситуация рискует повториться с куда более печальными последствиями для большинства населения страны.

Как отметил главный редактор книги профессор Сергей Крук, целью исследования было желание выяснить, как население Латвии преодолело экономический кризис 2008–2010 годов. «До этого момента такие вопросы фактически рассматривались лишь со стороны элиты, доминировало видение правительства, тогда как мы хотели эмпирически посмотреть, а как сами жители оценивают его преодоление», – отметил исследователь. Также, по его словам, в начале работы исследователи выдвинули гипотезу, что отрицательный опыт активизирует социальную жизнь – общие проблемы, затронувшие большинство населения страны, будут решаться во взаимодействии с другими жителями Латвии. Однако гипотеза не подтвердилась.

Несмотря на то, что уже многие годы респонденты в различных исследованиях негативно оценивают работу государственного управления, они оказались не готовы осуществлять роль активного гражданина – формулировать альтернативную повестку дня и создавать разные добровольные ассоциации по интересам или взаимопомощи.

Как оказалось, жители Латвии, наоборот, начали всё сильнее замыкаться в себе, полагаясь лишь на свои силы. В свою очередь, наиболее распространённой тактикой решения проблем, по мнению экспертов, оказалось бегство от реальности, проведение времени в социальных сетях, а также эмиграция населения в Западную Европу.

Кроме того, как отметила одна из авторов книги Санита Васильева, «во время кризиса не была использована возможность, что предоставляли негосударственные организации, и не было привлечено внимание к развитию этого сектора на уровне тех же самоуправлений. Что пошло бы на пользу обществу и способствовало бы участию жителей в принятии решений, и они не были бы так отдалены от власти». Похожего мнения придерживалась также и декан факультета коммуникации Рижского университета имени Паула Страдиня Таня Лаце, указавшая на наличие у многих респондентов чувства незащищённости, несправедливости и ощущения разлома между элитой и остальным обществом.

В то же время, по мнению эксперта социальных исследований Дианы Калнини, исходя из культурных ценностей, в латвийском обществе доминируют ярко выраженные «женские» качества – сочувствие и поддержка слабых. При этом «мужских» качеств – положительной агрессивности, необходимой для создания собственного бизнеса, и конкурентоспособности, наоборот, недостаёт. Также, по её словам, латвийское общество является довольно закрытым и с недоверием и скепсисом воспринимает нововведения. Кроме того, для жителей Латвии характерен патернализм и потребность в лидере, который может сказать, что делать, защитить и взять на себя ответственность. «Эти качества в трудные для индивида моменты мешают ему взять ответственность самому, заставляя ожидать, что кто-то всё сделает за него», – сказала Калниня, тем самым возложив часть ответственности за случившееся и на население страны.

Действительно, трудно представить, чтобы жители Греции, Италии или Испании при таком же развитии кризиса лишь ругали бы власти на кухне и ничего не предпринимали для изменения ситуации. Ясно, что при наличии в Латвии активного гражданского общества и эффективной обратной связи «история успеха» не была бы написана. Однако правительство пошло на сильные меры экономии, зная, что крупных протестов не будет.

При этом не стоит забывать, что затягивание поясов даёт лишь кратковременную стабилизацию, которую далее надо закреплять реформами.

Жёсткая экономическая политика как горькое лекарство: оно помогает преодолеть болезнь, но полное выздоровление требует терапевтического реабилитационного курса – так, с медицинскими метафорами, известный социолог Энтони Гидденс объяснял необходимость проведения давно назревших реформ. В то же время, как отметил Сергей Крук, «неудачные попытки реформировать в Латвии высшее образование в 2012–2013 годах, провал таких цифровых проектов, как э-здоровье и э-школа, иллюстрируют неумение государственной бюрократии управлять нововведениями. Столкнувшись с новыми проблемами в экономике в 2015 году, правительство возвратилось к риторике тяжёлых кризисных лет». Другой соавтор книги, профессор Инна Довладбекова, руководитель кафедры экономики и бизнеса на факультете европейских исследований Рижского университета имени Страдиня, критикуя деятельность правительства, заявила, что для жителей Латвии последствия кризиса были очень болезненными и говорить об «истории успеха» здесь никак нельзя. «Нужно проанализировать, что было сделано неправильно и как помочь тем людям, которые очень много потеряли во время кризиса», – сказала она.

В свою очередь, декан факультета социальных наук Латвийского университета Юрис Розенвалдс задался вопросом, а преодолела ли вообще Латвия кризис. «Если мы говорим о финансовом кризисе, то да, его мы преодолели. Затянули бюджет, и всё в целом более или менее хорошо, – заявил профессор. – Однако если мы говорим о кризисе в обществе, то у меня очень большие сомнения в том, что мы его преодолели… 200 тысяч человек за границей – это преодоление кризиса? Такое же число людей Латвия потеряла во Второй мировой войне, которую мы считаем национальной трагедией. Поэтому о каком огромном достижении идёт речь?

У нас продолжается кризис. С 15 октября 1991 года у нас кризис в связи с этнолингвистическими общинами. Мы 25 лет не можем решить этот вопрос… Мы являемся наиболее неравной страной в Евросоюзе, так чем же мы гордимся?»

Отталкиваясь от поставленного диагноза, эксперты попытались вычислить готовность Латвии к другим волнам кризиса, которые предсказывают многие международные экономические организации. Результат оказался неутешительным. Исследователи выявили многочисленные недостатки в работе государственного управления: в кризисной ситуации государству не хватает единого и взвешенного взгляда на механизмы решения, а в период после кризиса на политическом уровне нет обобщения и анализа этого опыта. Поэтому скоро жителям Латвии придётся опять столкнуться с потерями – страна до сих пор окончательно не вышла из предыдущего кризиса, а его новый виток обещает быть куда более болезненным, чем предыдущий.

Комментарии
Читайте также
Новости партнёров
Загрузка...

Этот стон у них свободой зовется

Этот стон у них свободой зовется

«Граждане, расходимся, у меня знакомый дипломат в Чикаго есть, он сказал, что всё будет путем, за Литву словечко замолвят, без паники!».
Политики этих стран клеймят «ватников» за «рабское сознание», высокомерно улыбаются при словах о том, что их правительства назначаются по звонку из посольства США, гордо бросают «Мы играем в западных клубах» и пытаются учить демократии.

Пишите письма

Пишите письма

Звон дипломатических сабель, хруст переломленных копий... Резолюция в ответ на резолюцию, против демарша — демарш. За всем этим тихо, полушепотом — новости мелкокалибербные вроде бы, малозначительные. Но очень симптоматичные. На них стоит иногда обращать внимание.

Подходишь ли ты в преемники Грибаускайте?

Подходишь ли ты в преемники Грибаускайте?

В октябре состоятся парламентские выборы в Литве, но не за горами и президентские! Проверь себя уже сейчас, сгодишься ли ты в преемники железной леди Прибалтики?

Бронзовый солдат: памятник воинам-освободителям Таллина

Бронзовый солдат: памятник воинам-освободителям Таллина

Авторами монумента освободителям столицы Эстонии, известного ныне как «Бронзовый солдат», стали архитектор Арнольд Алас и скульптор Энн Роос.