Тема недели:
На Западе критикуют модель развития Прибалтики
Западные экономисты и аналитики полны пессимизма в отношении Литвы, Латвии и Эстонии.
Понедельник
05 Декабря 2016

«Внешние силы всегда будут стараться дискредитировать союз Беларуси с Россией»

Автор: Сергей Рекеда

«Внешние силы всегда будут стараться дискредитировать союз Беларуси с Россией»

15.07.2016  // Фото: cont.ws

Чем более самостоятельную политику проводит Россия на международной арене, тем активнее информационные залпы западных стран, нацеленные на имидж страны. Заметную роль в этом процессе играют центры НАТО и СМИ, расположенные в Прибалтике. Причём попадают «инфоснаряды» и в ближайших союзников Москвы. Как защититься от подобной агрессии? Каков может быть вклад Минска в эту защиту от информационных провокаций? Необходим ли поиск ценностных основ союзнических отношений России, Беларуси и Казахстана? Эти вопросы портал RuBaltic.Ru обсудил с белорусским политологом, философом, координатором общественно-политического проекта «Цитадель», главным редктором Imhoclub.by Алексеем ДЗЕРМАНТОМ:

– Алексей, в начале июля в Алматы состоялась дискуссия на тему «Современные информационные войны: вопросы безопасности Казахстана и России». Отмечалось, что против России и её отношений с союзниками ведётся активная информационная борьба. Можно ли говорить о подобной активности в отношении российско-белорусских отношений?

Алексей Дзермант– Эта активность существовала постоянно с того момента, как Беларусь выбрала курс на экономическую и военно-политическую интеграцию с Россией. Причём активность эта исходила и исходит не только с западной стороны, где в российско-белорусском союзе видят нежелательного конкурента, но, к сожалению, и из России, где либеральные или шовинистические круги также прилагают немалые усилия для дискредитации и торможения интеграции. Внутри белорусского общества в целом существует консенсус по этому поводу и никто всерьёз не ставит под сомнение целесообразность союза с Россией, но представители радикальной оппозиции и отдельные эксперты пытаются влиять на общественное сознание. В последнее время активизация в их кругу довольно заметна.

– В случае с российско-казахстанскими отношениями характерен фейковый вброс информации о якобы имевшем место совещании у губернатора Оренбургской области относительно мер «по защите русского населения Северного Казахстана». Был взломан ресурс государственного органа власти РФ, причём, по некоторой информации, следы ведут на Украину, где активно «продвигался» этот вброс. И вся эта ситуация разворачивалась накануне запланированных протестных акций в регионах Казахстана. Пример более чем показательный. Как Вы думаете, возможно ли появление подобных фейков касательно российско-белорусских отношений? Или же уже подобные вбросы происходили?

– В нашем контексте подобные вбросы участились в связи с региональным обострением между Россией и коллективным Западом на фоне украинского кризиса.

Например, стала муссироваться некая надуманная угроза аннексии Беларуси, угрозы суверенитету и независимости со стороны России.

Россия представляется как непредсказуемый, агрессивный партнёр. Недавнее перемещение частей российской армии к городу Клинцы Брянской области рядом экспертов и журналистов подавалось чуть ли не как подготовка к вторжению в Беларусь. Местные оппозиционные СМИ вообще работают в отношении России исключительно в режиме негатива. Стараются и украинцы – они пытаются представить Беларусь в глазах России неверным союзником, который скрытно поддерживает Киев. Цель тоже понятна – перетянуть Беларусь на свою сторону и посеять недоверие между Минском и Москвой.

– В чём Вы видите инструмент защиты от подобных информационных провокаций?

– В качестве защиты я видел бы согласованную информационную работу Беларуси и России, формирование сильного экспертного пула, представители которого могли бы оперативно и компетентно разъяснять позицию своих государств или реагировать на инфовбросы в ведущих СМИ друг друга. Ещё один метод – использование специального инструментария анализа СМИ, соцсетей с целью выявления того, откуда возникают фейки, кто за ними стоит и как они распространяются. Это знание важно для противодействия и адекватного ответа.

– Насколько интегрированы на сегодняшний день российское и белорусское информационные пространства? Актуальна ли на данный момент интеграция в этой плоскости? Может ли это выступить фактором, повышающим информационную безопасность Беларуси, России и других стран ЕАЭС?

– На мой взгляд, белорусское и российское информационное пространство интегрированы в значительной степени. Российские телеканалы представлены в общенациональной сетке вещания, их смотрит большинство граждан Беларуси. Пользуются популярностью и крупные информационные ресурсы в интернете.

Проблему вижу в том, что белорусская точка зрения в России не всегда представлена в пропорциональном объёме. А СМИ, созданные для информационного обеспечения деятельности Союзного государства, несмотря на значительные средства, выделяемые на их содержание, не всегда могут похвастаться популярностью или большим количеством посетителей.

Полагаю, что надо увеличивать объём белорусского присутствия в российских СМИ, а эффективность союзных повышать за счёт подключения незабюрократизированных проектов, особенно в интернете, которые самостоятельно завоёвывают свою нишу в информационном пространстве и уже добились значительного влияния.

– Отдельный вопрос, который нельзя не затронуть в рамках этого разговора, – опыт Беларуси по защите от информационного давления извне. Как мне кажется, у Беларуси должны быть какие-то наработанные рецепты, учитывая создаваемые на Западе мифы о «последней диктатуре Европы», да и критику белорусской модели со стороны некоторых российских СМИ. Есть ли здесь чем Минску поделиться со своими евразийскими партнёрами?

– До последнего времени Беларусь неплохо справлялась с информационным давлением, но, на мой взгляд, связано это было в основном с тем, что государство контролировало большую часть печатных и электронных СМИ доинтернетовской эпохи. С увеличением числа пользователей сети государство теряет инициативу. Более того, по моим оценкам, сейчас в белорусском сегменте соцсетей практически безраздельно доминируют приверженцы оппозиционных, прозападных взглядов, причём довольно радикальных.

В этой связи, кстати, я бы обратил внимание скорее на опыт России, где на патриотической волне сформировался класс блогеров, журналистов государственнического толка, а некоторые влиятельные ресурсы, бывшие рупором либеральной фронды, в какой-то момент сменили собственника и, соответственно, редакционную политику.

– В продолжение темы: как Вы оцениваете степень информационной защищённости Беларуси на сегодняшний день? Понятно, что одно из главных полей информационного противостояния сейчас – интернет. Умеет ли здесь Беларусь успешно работать и нейтрализовать угрозы?

– Беларусь будет пожинать плоды медлительности государства в плане присутствия в интернете. Конечно, меры принимаются, есть посещаемые сайты госСМИ, но значительная часть белорусского интернета живёт в своём параллельном мире, где отношение к государству не только не лояльное, а даже враждебное, хотя в отношении ко всему белорусскому обществу это мизерная его часть. Но при этом она получила непропорциональное большое информационное влияние. Поэтому тут необходимо и более пристальное внимание Министерства информации, и развитие собственных ресурсов, но не официозных, а скорее независимых, но имеющих патриотическую позицию.

– Интересна также проблема смысловых интервенций и разработки темы ценностей при сохранении прагматического взгляда на мир. Насколько важны, на Ваш взгляд, для белорусского общества ценностные вопросы? Или же белорусы – это прежде всего суровые прагматики?

– Не думаю, что белорусы – это исключительно прагматики, мне кажется, у нас найдётся определённый баланс ценностей и прагматизма. Современное белорусское государство, символическими вехами для становления которого были референдумы о символике, статусе русского языка, Дне независимости и интеграции с Россией, основано именно на весьма чётком ценностном выборе. Думаю, он очевиден всем, кто хоть раз бывал в Беларуси. Повторюсь: в нашем обществе существует консенсус в отношении этих ценностей, хотя радикалы и внешние силы всегда будут стремиться подвергнуть его сомнению, а ценности нивелировать и уничтожить.

– Ещё у Беларуси довольно чётко сформулированы особенности своей социально-экономической модели. Как мне кажется, в ней довольно много места уделено ценностным вопросам. Помогает ли подобный сплав прагматики и идеологии противостоять информационной агрессии против Беларуси? 

– Ценностное ядро белорусского общества – это один из факторов его стабильности и устойчивости. Представим, например, ситуацию, когда из нашего набора ценностей изъяли бы или извратили память о Великой Отечественной войне. Произошло бы даже худшее, чем то, что мы видим на Украине. То же касается и символического выбора.

Уверен, что с другой государственной символикой мы сейчас имели бы не статус индустриально развитого, независимого по многим политическим вопросам союзника России, а безвольного сателлита и депрессивной периферии Западного мира.

– Развитие ценностной базы Евразийского союза могло бы стать защитой от тех самых смысловых интервенций, по образу периода перестройки и начала 1990-х гг.? Или же не стоит смешивать экономический проект с идеологией?

– В том виде, в котором сейчас существует Евразийский союз, это, безусловно, проект сугубо экономический. Но это не значит, что не надо или нельзя думать о перспективе. А вот в перспективе без элементов политической структуры, идеологической надстройки, на мой взгляд, Союз будет неустойчивой конструкцией.

Но к вопросам общих ценностей и общей идеологии надо подходить очень деликатно. Это большая, тонкая работа.

Для этого надо создавать специальные сети экспертов, учёных, мыслителей, даже визионеров из всех стран Евразийского союза и тех, кто такой работе симпатизирует и мог бы привнести что-то полезное, из сопредельных государств.

– Ваш прогноз: следует ли ожидать роста информационного давления против евразийского проекта? Или здесь продолжится банальное игнорирование со стороны Запада? Если это давление будет нарастать, то в чём Вы видите его причины: нежелание, чтобы глобальный интеграционный проект в Евразии состоялся, недовольство слишком самостоятельной политикой конкретно России в последние годы или ещё какие-то причины?

– Глобальная конкуренция усиливается. Мы видим действия США по созданию трансокеанских экономических союзов (ТТП и ТТИП), попытки Китая выстраивать свою стратегию (Экономический пояс Нового Шёлкового пути).

Безусловно, информационное воздействие усилится, потому что мир вступил в фазу кардинальных изменений.

В этой ситуации без своей сильной экономической, инфраструктурной, технологической, военной платформы, обеспеченной соответствующим информационным и идеологическим инструментарием, Евразийский союз может просто не выдержать конкурентной борьбы. Считаются только с сильными. И мы должны быть такими по всем позициям.

Комментарии
Читайте также
Новости партнёров
Загрузка...

Этот стон у них свободой зовется

Этот стон у них свободой зовется

«Граждане, расходимся, у меня знакомый дипломат в Чикаго есть, он сказал, что всё будет путем, за Литву словечко замолвят, без паники!».
Политики этих стран клеймят «ватников» за «рабское сознание», высокомерно улыбаются при словах о том, что их правительства назначаются по звонку из посольства США, гордо бросают «Мы играем в западных клубах» и пытаются учить демократии.

Пишите письма

Пишите письма

Звон дипломатических сабель, хруст переломленных копий... Резолюция в ответ на резолюцию, против демарша — демарш. За всем этим тихо, полушепотом — новости мелкокалибербные вроде бы, малозначительные. Но очень симптоматичные. На них стоит иногда обращать внимание.

Чей туфля?

Чей туфля?

Угадайте политика по обуви!

Бронзовый солдат: памятник воинам-освободителям Таллина

Бронзовый солдат: памятник воинам-освободителям Таллина

Авторами монумента освободителям столицы Эстонии, известного ныне как «Бронзовый солдат», стали архитектор Арнольд Алас и скульптор Энн Роос.