Тема недели:
На Западе критикуют модель развития Прибалтики
Западные экономисты и аналитики полны пессимизма в отношении Литвы, Латвии и Эстонии.
Вторник
06 Декабря 2016

Парламентские выборы в Беларуси: экстремисты и литовский след

Автор: Пётр Петровский

Парламентские выборы в Беларуси: экстремисты и литовский след

15.08.2016  // Фото: sputnik.by

В Беларуси избирательная кампания в парламент в самом разгаре. На фоне предыдущих, скучных и вялых, эти выборы выглядят как явное оживление. Уже с первых дней кампания приобрела достаточно эпатажные и жаркие формы, а вовлечённой в неё оказалась Литва.

Радикальный путь на дестабилизацию

Эти выборы также отличаются от предыдущих и желанием некоторых политических радикалов повторить опыт «Плошчы2010». Это и понятно. Радикалы сегодня оказались как бы не у места. Они больше особо не нужны ни обществу, ни заказчикам. Поэтому существующие правила игры не устраивают радикальный элемент. Переформатироваться в легальную политическую силу, существующую по правилам, они не могут. Ибо их интеллектуальные и организационные возможности не позволят им предложить качественную программу и легально её продвигать в обществе. Значит, радикалам остаётся работать по старинке: провокация, нарушение закона и общественного порядка, призыв к «Плошче2016».

Конечно, «целью максимум» в этих условиях является «цветная революция», т. е. государственный переворот. 

И здесь нет ничего удивительного. Если легальным путём радикалы и экстремисты остаются в глазах большинства маргиналами, то путь уличного противостояния, раскачивания лодки, дестабилизации обстановки, повышения озлобленности и конфликтности в обществе автоматически повышает запрос на радикальные силы. А это то, что нужно им.

Это подтверждает реакция лидера белорусских радикалов, бывшего заключённого по делу организации беспорядков «Плошчы2010» Николая Статкевича по поводу задержания одного из лиц, причастных к попыткам захвата Дома правительства вечером после президентских выборов 19 декабря 2010 г.: «Не понять поступка тех оппозиционных журналистов и политиков, которые действия наиболее активной и решительной части участников белорусской “революции достоинства” до сих пор называют провокацией. При этом они восхищаются украинской “революцией достоинства” против, признаём это, легитимного и законно избранного президента. Я не знаю, кто первым начал бить двери Дома правительства 19.12.2010 г., но надеюсь, что простые мужественные и достойные люди, а никакие не агенты…».

В заявлении чётко прослеживаются симпатии Статкевича к украинскому сценарию. 

Параллельно Статкевич заявил, что планирует ещё за полтора месяца до проведения выборов акцию протеста по их итогам 12 сентября. Это и понятно. Выборы объявляются радикалами и экстремистами недействительными уже за полтора месяца до их проведения и за полмесяца до регистрации кандидатов. Т. е. для радикалов целью является не участие в выборах, а их дискредитация, раскачивание лодки, дестабилизация обстановки путём уличных акций и информационной делигитимации избирательного процесса.

Претенденты-правонарушители

Вольно или невольно на мельницу дестабилизации обстановки и делегитимации выборов воду льют и другие претенденты, которые, пользуясь либеральным отношением к участникам избирательной кампании, пытаются действовать за рамками правового поля. Так, претендент от «Движения за свободу» Алесь Логвинец использовал период сбора подписей также и в агитационных целях, что является нарушением избирательного законодательства. Причём агитация носила достаточно активный характер. Были организованы агитационные автомобили с баннерами в поддержку Логвинца, разъезжавшие по округу и призывавшие подписываться за претендента. Особым моментом является организация в поддержку Логвинца концерта, собравшего около 800 человек.

Следует отметить, что последний факт свидетельствует о желании претендента не собирать подписи и участвовать в выборах, а привлечь к своей кампании больше внимания прессы и наблюдателей. 

Концерт Логвинца достаточно сильно анонсировался в социальных сетях, но при этом объявления о его проведении не были заметны в самом округе, по которому пытался выдвигаться кандидат. Подобные действия оппозиционных структур как экстремистского (Статкевич), так и радикального (Логвинец) толков, согласно терминологии политолога Дж. Сартори, имеют «потенциал шантажа», т. е. оппозиция желает использовать избирательную кампанию для максимального привлечения внимания. Это связано с тем, что оппозиционные структуры напоминают по своему характеру закрытую корпорацию или субкультуру, фактически отделённую от общества. В этих условиях оппозиция пытается выйти из «гетто» путём привлечения внимания.

Но если экстремисты желают просто сорвать избирательный процесс или его дискредитировать, то радикалы, имеющие хорошие связи с Еврокомиссией, будут стремиться включиться в переговорную схему между Беларусью и ЕС, из которой они выпали ещё в конце 2000-х гг. Последнему будет содействовать более громкое участие в кампании, которое бы доказало их значимость и вес в обществе для западных доноров.

Социологические войны

При этом белорусское государство уже успело нанести упреждающий удар по оппозиционной, аффилированной с западными структурами социологической службе НИСЭПИ. Данная структура с начала 2000х гг. функционирует в Литве и выступает как «альтернатива» белорусским социологическим исследованиям. Основной тематикой их «исследования» были политические настроения в белорусском обществе. НИСЭПИ традиционно публиковал и пиарил свои «данные» электоральных настроений в преддверии выборов.

Известно, что «социологические войны» являются важным, если и не центральным, элементом противостояния в сценарии «цветной революции». 

Если вспомнить «оранжевую революцию» в Украине, то в 2004 году штабы конкурирующих кандидатов производили заказы у различных социологических служб, выдававших им нужный результат. После этот результат по максимуму распространялся в информационном пространстве и являлся доказательством правоты того или иного кандидата.

Подобную ситуацию можно было наблюдать и в попытках провести «цветные революции» в 2001м, 2006м и 2010 годах, когда социологические службы, аффилированные с западными структурами, пытались максимально распространять противоречащие данным Центризбиркома собственные результаты, по которым должен быть объявлен второй тур. НИСЭПИ, как социологическое учреждение, занимал в этой схеме одно из ведущих мест.

Белорусское государство ещё с начала 2000х гг. пыталось отрегулировать деятельность социологических служб. Была введена практика лицензирования организаций, занимающихся социологическими исследованиями и электоральными экзитполами в частности. В стенах белорусского парламента даже был разработан законопроект о социологических исследованиях. Однако он так и не был принят.

НИСЭПИ, как и другие многочисленные аффилированные с западными структурами организации, не прошёл перерегистрацию и перенёс свою деятельность в сопредельные государства, в частности в Литву. Официально руководством НИСЭПИ сообщалось, что организация из-за отсутствия регистрации имеет конспиративную, нелегальную сеть агентов, проводящих незаконные социологические исследования на территории Беларуси.

В рамках журналистского расследования на телеканале «Беларусь 1» было продемонстрировано документальное исследование, иллюстрировавшее фантомность данного учреждения.


Действительный руководитель этого учреждения Олег Манаев уже много лет живёт в США. С Беларусью его связывает лишь белорусский паспорт.

Факты, приведённые в исследовании, так и не были опровергнуты НИСЭПИ. Первоначально оппозиционные социологи и эксперты применили тактику дискредитации без опровержения основных положений. Так, социолог Николюк в интервью охарактеризовал расследование «Беларуси 1» как «фигню».

Позже уже руководитель НИСЭПИ в своём интервью косвенно признал правдивость расследования телеканала «Беларусь 1». Также Манаев заявил, что по итогам расследования НИСЭПИ больше не сможет проводить свои «исследования» по Беларуси.

Последний факт косвенно подтверждает результат журналистского расследования. Можно также предположить, что журналистское расследование – это верх айсберга, показанный телезрителю. По НИСЭПИ, скорее всего, была применена высокоточная артиллерия белорусских спецслужб, по итогам действия которых организация фактически была развалена. Следует отметить, что позже оппозиционный социолог Николюк поменял своё мнение на прямо противоположное и заявил, что НИСЭПИ больше не существует. Белорусское государство выиграло социологическую битву на данном этапе. В парламентской кампании оппозиционная «социология» вылетела из обоймы.

Стратегия государства

Данная избирательная кампания отличается более тонкой и изощрённой стратегией государства. Если раньше органы власти реагировали уже на имеющиеся действия, то теперь государственная стратегия исходит из упреждающих ударов. Конечно, упреждение ограничено нормализацией отношений с Западом. С этим связано изменение поведения правоохранительных органов по отношению к участникам незаконных акций оппозиции. Если раньше их привлекали к административным арестам, то сегодня накладывают огромные штрафы.

Данную стратегию можно охарактеризовать как стратегию «государственной дисциплины», т. е. приучения политических сил к функционированию в рамках правового поля, что является дефицитом в политических реалиях Беларуси. Однако насколько эта стратегия реализуема, особенно исходя из действий радикальных сил, остаётся вопросом.

Комментарии
Читайте также
Новости партнёров
Загрузка...

Этот стон у них свободой зовется

Этот стон у них свободой зовется

«Граждане, расходимся, у меня знакомый дипломат в Чикаго есть, он сказал, что всё будет путем, за Литву словечко замолвят, без паники!».
Политики этих стран клеймят «ватников» за «рабское сознание», высокомерно улыбаются при словах о том, что их правительства назначаются по звонку из посольства США, гордо бросают «Мы играем в западных клубах» и пытаются учить демократии.

Пишите письма

Пишите письма

Звон дипломатических сабель, хруст переломленных копий... Резолюция в ответ на резолюцию, против демарша — демарш. За всем этим тихо, полушепотом — новости мелкокалибербные вроде бы, малозначительные. Но очень симптоматичные. На них стоит иногда обращать внимание.

Подходишь ли ты в преемники Грибаускайте?

Подходишь ли ты в преемники Грибаускайте?

В октябре состоятся парламентские выборы в Литве, но не за горами и президентские! Проверь себя уже сейчас, сгодишься ли ты в преемники железной леди Прибалтики?

Эстонские коллаборационисты в годы войны

Эстонские коллаборационисты в годы войны

Эстонские эсэсовцы квалифицируются как военные преступники согласно приговору Нюрнбергского военного трибунала.