Тема недели:
На Западе критикуют модель развития Прибалтики
Западные экономисты и аналитики полны пессимизма в отношении Литвы, Латвии и Эстонии.
Вторник
06 Декабря 2016

«Страуюма уйдет, но коалиция сохранится»

Автор: Андрей Солопенко

«Страуюма уйдет, но коалиция сохранится»

16.06.2015  // Фото: http://www.mindtouch.com

На прошлой неделе в Латвии прошли президентские выборы, по результатам которых новым президентом стал Раймонд Вейонис, за которого проголосовали также и некоторые оппозиционные депутаты. Как это повлияет на дальнейшие взаимоотношения в правящей коалиции и каким будет новый президент, порталу RuBaltic.Ru рассказал политолог, профессор Латвийского университета Янис ИКСТЕНС:

- Г-н Икстенс, как Вы прокомментируете результаты недавних президентских выборов в Латвии, было ли избрание Раймонда Вейониса прогнозируемым?

- Наверное, чтобы комментировать результаты, нужно немного посмотреть назад. В этом случае избрание Раймонда Вейониса кажется логичным и прогнозируемым, потому что именно у него, а не у любого другого кандидата от СЗК, были наилучшие шансы. У второго значимого кандидата — Эгила Левитса — шансы в ходе предвыборной кампании заметно выросли. Когда эта кампания только началась, Вейонис однозначно был впереди. В свою очередь, кампания поддержки Левитса оказалась непростой, хотя эмоциональное настроение всё же было на его стороне. Однако президента выбирает не народ, а депутаты, и у Вейониса сохранялось преимущество. Хотя он не был однозначным победителем, так как не мог получить 51 голос в рамках коалиции. Поэтому возникал очень существенный вопрос, будет ли второй тур. Его могло предотвратить только соглашение с оппозицией — с отдельными оппозиционными партиями, или даже с отдельными оппозиционными депутатами. Конечно, мы не знаем, как происходило это голосование, или что конкретно было обещано. Однако, несмотря на попытки Единства или СЗК распространить другую информацию, очевидно, бóльшая часть фракции Национального объединения не голосовала за Вейониса. Это ясно. И так же в последнем раунде они за него не голосовали.

- Какая, по Вашему мнению, из оппозиционных фракций обеспечила ему недостающие для избрания голоса?

- Скорее всего, это были голоса «Согласия» и, возможно, кто-то из партии Ингуны Судрабы или Регионального объединения. Возможно. Однако я в это не особо верю, потому что в предпоследнем раунде, когда остались только Вейонис и Левитс, Вейонис неизвестно откуда, внезапно, получил плюсом 11 голосов. У Левитса получилось столько, сколько у него было всё время — 26 голосов, а у Вейониса стало не 35, как было в предыдущих раундах, а 46. И возникает вопрос, за чей счёт? Внезапно кто-то от партии Судрабы проголосовал? Ну ясно, что нет.

У меня есть повод считать, что эти голоса в основном от «Согласия». И здесь мы фактически видим повторение сценария выборов Андриса Берзиньша, когда президент был выбран благодаря поддержке «Согласия».

- Почему они так проголосовали?

- Я не знаю, какая у этого соглашения содержательная часть, что она означает. Является ли это просто помощью в трудную минуту, с мыслью, что, может быть, когда-нибудь это пригодится, или тому подобное. Не знаю. Трудно судить. Там могли быть какие-то конкретные обещания, хотя мне трудно представить эту ситуацию. «Согласие» контролирует Ригу, где так много возможностей, так что «не в деньгах счастье». Конечно, это соглашение с «Согласием» могло быть заключено, чтобы не допустить второй тур. Однако он был бы довольно бессмысленным, так как в большой степени повторял бы первый тур. Регионалы выдвинули бы Бондарса, Национальное объединение — Левитса, Союз Зелёных и Крестьян, скорее всего, — Вейониса, «Единство» также могло бы выдвинуть кого-либо из своих, чтобы полностью провалить Левитса. Поэтому это всё опять могло бы повториться, и, я думаю, может быть, это было просто нежелание опять всё это повторять.

Главная цель «Согласия» — попасть в правительство, а Андрис Берзиньш недостаточно способствовал приходу «Согласия» в правящую коалицию, и было бы логично, если бы они не голосовали ещё раз за кандидата от СЗК. Почему они в этот раз так сделали, это действительно вопрос. Да, руководитель фракции Янис Урбанович говорит, что это не они, но фактически «Согласие» является самой дисциплинированной фракцией в Сейме, а слова Урбановича являются лишь нежеланием что-либо публично обсуждать. Также можно предположить, что они просто проголосовали за «меньшее зло». Может быть, там есть какие-то другие причины. «Согласие» в этой ситуации является наиболее интересным объектом анализа — почему они сделали то, что сделали.

- Объясните, пожалуйста, почему Национальное объединение решило не голосовать за Вейониса в последнем раунде, хотя была же договорённость, что они его поддержат?

- Думаю, что это довольно просто. Во-первых, они хотели выделить себя и свою линию, а во-вторых, у них не было хорошего пути отступления от кандидатуры Левитса, который сказал, что готов идти и на второй тур. У них было заседание фракции перед последним голосованием, и, очевидно, что Левитс подчеркнул, что они не могут взять и просто сказать ему «до свидания». Также через пару часов после этого Левитс основательно выругал «Единство» и, я думаю, что если бы он начал также ругать и Национальное объединение, то это было бы очень серьёзно. Скорее всего, они поняли, что они ничего иного в этой ситуации не могут сделать, кроме как держаться до конца за своего кандидата, которого они выдвинули.

- Данное решение Национального объединения породило слухи о возможном падении правительства. Как Вы считаете, это возможно?

- Думаю, что это не связано напрямую с выборами президента, потому что Лаймдота Страуюма уже давно говорила, что она вряд ли проработает в должности премьер-министра все четыре года. Однако загвоздка в том, что у коалиции нет больших возможностей выбора. Если меняется правительство, то это не означает, что меняется коалиция. И в данный момент я не вижу другой возможной коалиции. О чём всё время разговор — нужно освободиться от Национального объединения, вечной проблемы. Но кого взять на их место, Региональное объединение или «От Сердца Латвии»? Если регионалов, тогда выходит, что в правящей коалиции будет эпатажный Артусс Кайминьш? Кроме того, если мы посмотрим на должности, то Региональное объединение является маргинальным — у них нет ни одной серьёзной должности в Сейме. Они фактически сидят в самой глубокой оппозиции – не «Согласие», а Региональное объединение, которое является главным противником СЗК на селе, и если их выдвигать на какие-то значительные должности, то они вполне могут создать серьёзную конкуренцию. Вследствие этого я не вижу оснований брать регионалов в коалицию.

Тогда как с партией Судрабы — «От Сердца Латвии» — тоже ничего не получится. Депутат Сейма Ринголдс Балодис уже наполовину в Национальном объединении, и тогда во фракции остаются шесть человек, что даже математически не даёт большинства. Нет возможностей для широкого манёвра.

Поэтому речь может идти только о замене каких-либо министров, перераспределении должностей и, может быть, смене премьера, но полностью радикальных изменений, скорее всего, не будет.

Конечно, также есть вариант взять «Согласие». Однако в этом случае определённо расколется «Единство», и я предполагаю, что и в СЗК не все согласны пойти на это. Мы уже видели, что произошло с партией Затлерса, когда они обсуждали такую идею. Да, теоретически существует вариант, что может быть правительство меньшинства, с поддержкой «Согласия», но и это мы уже испытали и пережили, и знаем, как это работает и чем заканчивается. Так что я думаю, что вопрос стабильности правительства будет связан только с переменой некоторых персоналий.

- Как Вы считаете, на что Раймонд Вейонис будет делать упор на посту президента, чего от него можно ожидать?

- С того момента, как Раймонд Вейонис занял должность министра обороны, он показал себя как последователь жёсткой линии. Изменится ли эта линия после его избрания? Нужно время, потому что сейчас, даже тогда, когда с ним говорят как со следующим президентом, он продолжает говорить и мыслить как министр обороны. Вследствие этого должно пройти какое-то время, чтобы понять, что от него ожидать. Также очень важно, кто будет руководителем его канцелярии и в его ближайшем кругу советников. Говорят, что руководителем канцелярии президента останется нынешний руководитель канцелярии Андриса Берзиньша — Александр Бимбирулис, который пока что никак не проявил себя. Если предыдущие руководители канцелярии были заметны в СМИ, то Бимбирулис ведёт себя «тише воды, ниже травы». Также важно, кто будет заниматься внешней политикой, о ком договорятся с МИДом, кто будет советником в экономике и так далее.

Конечно, появление в Сейме экс-премьера Индулиса Эмсиса, который пришёл поддержать Вейониса, даёт основание предполагать довольно тесную связь с Вентспилсом и Айварсом Лембергсом. Хотя публично Зелёная партия всё же несколько конфликтует с ним, но присутствие Эмсиса однозначно надо брать во внимание. Ведь также в Сейм мог приехать и сопредседатель Зелёной партии Виестурс Силениекс, и это был бы сразу совершенно другой сигнал.

Говоря о политических приоритетах Раймонда Вейониса — уже в первый день после избрания в его речи звучали фактически премьерские предложения: Вейонис в основном говорил о социальной защите, безопасности, внешней политике, окружающей среде, однако «не царское это дело деньги считать», у президента, всё же, другие полномочия. Поэтому это лишь свидетельствует, что нужно подождать, пока он войдёт в должность и поймёт, что находится в компетенции президента, что он может, а что не может, и тогда будет ясно, каким он будет.

Комментарии
Читайте также
Новости партнёров
Загрузка...

Этот стон у них свободой зовется

Этот стон у них свободой зовется

«Граждане, расходимся, у меня знакомый дипломат в Чикаго есть, он сказал, что всё будет путем, за Литву словечко замолвят, без паники!».
Политики этих стран клеймят «ватников» за «рабское сознание», высокомерно улыбаются при словах о том, что их правительства назначаются по звонку из посольства США, гордо бросают «Мы играем в западных клубах» и пытаются учить демократии.

Пишите письма

Пишите письма

Звон дипломатических сабель, хруст переломленных копий... Резолюция в ответ на резолюцию, против демарша — демарш. За всем этим тихо, полушепотом — новости мелкокалибербные вроде бы, малозначительные. Но очень симптоматичные. На них стоит иногда обращать внимание.

Литва или Северная Корея?

Литва или Северная Корея?

Современная Литва нередко практически не отличима от КНДР. Сумеете ли Вы отличить Литву от Северной Кореи?

Страны Балтии и Россия: общее прошлое

Страны Балтии и Россия: общее прошлое

История взаимоотношений народов Литвы, Латвии и Эстонии с Россией начиналась не в 1945 и даже не в 1940 году. Она имеет куда более глубокие корни, исчисляемые столетиями.