Тема недели:
Евродепутат: вмешательство России спасло Сирию и Европу
Интервью с депутатом Европейского парламента от Латвии (социал-демократическая партия «Согласие») Андреем Мамыкиным.
Воскресенье
26 Марта 2017

Корнышева: Мое увольнение заказали «третьи лица»

Автор: Александр Шамшиев

Корнышева: Мое увольнение заказали «третьи лица»

17.04.2015  // Фото: http://g4.nh.ee

На этой неделе стало известно о внезапном увольнении редактора-репортера эстонского Delfi Маргариты КОРНЫШЕВОЙ. Она назвала свое увольнение политическим и связала его с тематикой своих материалов. Портал RuBaltic.Ru связался с журналисткой и узнал подробнее об обстоятельствах и причинах произошедшего:

- Когда и как Вы узнали, что Вас увольняют?

- Узнала я совершенно внезапно. Как снег на голову или обухом по голове, назовите это, как хотите. 15 апреля утром это произошло. Меня вызвал представитель работодателя на встречу, где присутствовал и редактор русской части портала, и с места в карьер объявил, что со мной расторгают трудовой договор. Он очень быстро произнес, что мои материалы по-прежнему провокационны, и это наносит ущерб работе редакции. Многие источники, как он выразился, отказываются сотрудничать и работать с такими журналистами, как я. Кроме того, как в комментариях для некоторых изданий заявил главный редактор, объясняя мое увольнение, я якобы не выполняю разумные распоряжения начальства, нарушая тем самым рабочие обязанности. Это просто уже откровенное вранье, потому что, конечно, было много рабочих моментов, как у любого другого журналиста, но они всегда «разруливались» у нас в редакции без последствий.

Более того, у эстонских коллег таких моментов было гораздо больше, за это ведь никто не увольнял. Это дает мне полное право считать, что мое увольнение было чисто политическим.

Увольнение именно из-за материалов в рубрике «Мнения», которые я писала на Delfi четыре с лишним года, из-за характера тем, которые я выбирала, ориентируясь на русскую общину. Это и послужило спусковым крючком.

- Какие темы вызывали недовольство руководства?

- В принципе, практически все темы, связанные с русскими. Все темы, связанные с толкованием Второй мировой войной — последний мой материал на эту тему был очень острым. И замысловатая тема Полиции безопасности, с которой я уже давно «дружу». Конечно, я весьма активно освещала ее деятельность и ее политизированность, что с моей журналистской и гражданской точки зрения совершенно недопустимо. Я это доказывала, показывала на конкретных примерах в своих материалах. Я знаю, они вызывали сильное недовольство, в том числе и в самой Полиции безопасности. В общем, думаю, это был такой снежный ком, который катился-катился и в среду меня настиг.

- Как думаете, что послужило последней каплей для того, чтобы от Вас все же решили внезапно избавиться?

- Это для меня, как говорят, «загадка сия велика есть», потому что я не знаю, какой именно материал сыграл роль на этот раз. Мне ничего об этом сказано не было. Я не знаю, какой конкретный недочет или проблема вызвали это решение. Не имею понятия. Тем более, в чем удивительная вещь: материалы и темы обговариваются, естественно, в редакции всегда заранее и публично. Главный редактор нашей русской редакции Юлия Родина и главный редактор издательского дома Урмо Соонвальд были прекрасно осведомлены. Родина точно была в курсе. Темы принимались, материалы публиковались, они были всегда на ленте, собирали сумасшедшее количество «кликов» и комментариев. То есть я просто не понимаю, зачем тогда надо было это делать, чтобы теперь сказать, что провокационные материалы выходят.

- На протяжении Вашей работы были ранее какие-то намеки со стороны начальства, что за определенные материалы Вас могут уволить?

- Ни одного подобного намека, ни подобных фраз, произнесенных мне, никогда не было. Типа «если ты еще что-нибудь такое напишешь, мы тебя уволим» — никогда такого не было. Повторяю, спорные ситуации, конфликтные моменты по материалам бывали. Случалось очень редко — единичные случаи — что материалы снимались, потом главный редактор Соонвальд признавал после аргументации на собраниях, что это было неправильно. Даже до такого доходило — просто сгоряча снимался материал, а потом, когда препарировали ситуацию, оказывалось, что не так уж и надо было снимать.

Но, опять же, было давление какой-то третьей стороны — это однозначно. Из-за чего он и быстро решал вопросы — просто снимал материалы с ленты.

Но, снова подчеркну, однозначных фраз, что меня могут уволить, не было.

- Полагаете, уволить Вас решила сама редакция или кто-то надавил, «подсказал»?

- Владелец и редактор два совершенно разных человека, тут я не берусь судить. Но, долго зная главного редактора и работая с ним, думаю, что решение принималось не без помощи третьих лиц.

- Есть подозрения насчет того, кто может быть заинтересован в Вашем увольнении?

- Классический вопрос обычно задают: «У вас много врагов?». Да, враги у меня есть, и их много. Спектр очень широк. Даже не будут перечислять.

- Вам раньше поступали угрозы от третьих лиц?

- Да, конечно. Характер моей работы такой, что приходилось и приходится выслушивать самое разное. И у нас даже после стрельбы в редакции «Шарли Эбдо» неделю дежурил охранник, потому что именно русскому Delfi поступил звонок со словами: «Не думаете ли вы, что очень скоро закончите так же?». Это — конкретный случай. А вообще из-за работы угрозы поступают достаточно часто, ведь националистические настроения в Эстонии весьма сильны. Когда ты рассматриваешь какой-либо острый вопрос из жизни русской общины Эстонии или взаимодействия общин, ты опрашиваешь разные стороны и выслушиваешь разные точки зрения, в том числе не относящиеся к официальной эстонской доктрине. Неофициальные, как раз, обязательно вызывают бурную реакцию националистов и «накаты» на журналиста.

- Была ли поддержка и сочувствие со стороны коллег из эстонской редакции Delfi?

- Честно — вообще ничего.

- Как они отреагировали? Вы ведь, по идее, в одном здании находитесь.

- Мы не только в одном здании находимся, мы сидим на одном этаже. Более того — плечом к плечу. Все перемешаны. Редакции без стенок, столы рядом.

Мне трудно судить, почему так случилось, потому что все происходило так стремительно, так быстро меня хотели почему-то убрать, что моментально блокировали всю рабочую почту.

Фактически сразу после беседы я была лишена доступа ко всему. Может, там и шло какое-то обсуждение внутри, но я этого уже не видела — мне все перекрыли. А просто подойти, сказать что-то, спросить, поинтересоваться — никто.

- Какие планы на будущее? Что Вы собираетесь делать после случившегося?

- Я остаюсь журналистом. Хочу отметить, что мне поступило колоссальное количество звонков и из Эстонии, и из России. Я даже не знала, что моя история вызовет такой резонанс и волну поддержки, что, конечно, дорогого стоит. Среди звонков были и предложения работы и возможных ходов. Это все предстоит мне обдумать в ближайшее время и принять решение.

Комментарии
Читайте также
Новости партнёров
Загрузка...

Лучшее средство от «кремлевской пропаганды»

Лучшее средство от «кремлевской пропаганды»

Особенно хорошо понимаешь надуманность проблемы «российской пропаганды», когда в очередной раз сталкиваешься с новостью о том, как еще один молодой отморозок с «бандерой головного мозга» оскорбляет или бьет украинских стариков, осмелившихся пойти против красно-черного мейнстрима.

Переродившиеся убийцы

Переродившиеся убийцы

«Убийство — незаконно. Поэтому все убийцы заслуживают наказания. Если, конечно, они не убивают тысячами, под звуки фанфар».

Шерше ля фам!

Шерше ля фам!

Ищите женщину! :)

Игналинская атомная электростанция

Игналинская атомная электростанция

О размахе строительства первой очереди можно судить по следующим цифрам и фактам: построено 50 километров железных и 142 километра автомобильных дорог, уложено 76,5 тысяч тонн арматуры, залито 999 тысяч кубометров монолитного бетона, выполнено 57,5 тысяч кубометров каменной кладки.

Попробуйте новый дизайн!

Дорогой читатель, предлагаем Вам попробовать новую версию нашего сайта. Вы в любой момент сможете вернуться к текущей версии сайта, а также оставить свой комментарий и оценку.

Попробовать!
Нет, спасибо