Тема недели:
На Западе критикуют модель развития Прибалтики
Западные экономисты и аналитики полны пессимизма в отношении Литвы, Латвии и Эстонии.
Воскресенье
11 Декабря 2016

Корнышева: Мое увольнение заказали «третьи лица»

Автор: Александр Шамшиев

Корнышева: Мое увольнение заказали «третьи лица»

17.04.2015  // Фото: http://g4.nh.ee

На этой неделе стало известно о внезапном увольнении редактора-репортера эстонского Delfi Маргариты КОРНЫШЕВОЙ. Она назвала свое увольнение политическим и связала его с тематикой своих материалов. Портал RuBaltic.Ru связался с журналисткой и узнал подробнее об обстоятельствах и причинах произошедшего:

- Когда и как Вы узнали, что Вас увольняют?

- Узнала я совершенно внезапно. Как снег на голову или обухом по голове, назовите это, как хотите. 15 апреля утром это произошло. Меня вызвал представитель работодателя на встречу, где присутствовал и редактор русской части портала, и с места в карьер объявил, что со мной расторгают трудовой договор. Он очень быстро произнес, что мои материалы по-прежнему провокационны, и это наносит ущерб работе редакции. Многие источники, как он выразился, отказываются сотрудничать и работать с такими журналистами, как я. Кроме того, как в комментариях для некоторых изданий заявил главный редактор, объясняя мое увольнение, я якобы не выполняю разумные распоряжения начальства, нарушая тем самым рабочие обязанности. Это просто уже откровенное вранье, потому что, конечно, было много рабочих моментов, как у любого другого журналиста, но они всегда «разруливались» у нас в редакции без последствий.

Более того, у эстонских коллег таких моментов было гораздо больше, за это ведь никто не увольнял. Это дает мне полное право считать, что мое увольнение было чисто политическим.

Увольнение именно из-за материалов в рубрике «Мнения», которые я писала на Delfi четыре с лишним года, из-за характера тем, которые я выбирала, ориентируясь на русскую общину. Это и послужило спусковым крючком.

- Какие темы вызывали недовольство руководства?

- В принципе, практически все темы, связанные с русскими. Все темы, связанные с толкованием Второй мировой войной — последний мой материал на эту тему был очень острым. И замысловатая тема Полиции безопасности, с которой я уже давно «дружу». Конечно, я весьма активно освещала ее деятельность и ее политизированность, что с моей журналистской и гражданской точки зрения совершенно недопустимо. Я это доказывала, показывала на конкретных примерах в своих материалах. Я знаю, они вызывали сильное недовольство, в том числе и в самой Полиции безопасности. В общем, думаю, это был такой снежный ком, который катился-катился и в среду меня настиг.

- Как думаете, что послужило последней каплей для того, чтобы от Вас все же решили внезапно избавиться?

- Это для меня, как говорят, «загадка сия велика есть», потому что я не знаю, какой именно материал сыграл роль на этот раз. Мне ничего об этом сказано не было. Я не знаю, какой конкретный недочет или проблема вызвали это решение. Не имею понятия. Тем более, в чем удивительная вещь: материалы и темы обговариваются, естественно, в редакции всегда заранее и публично. Главный редактор нашей русской редакции Юлия Родина и главный редактор издательского дома Урмо Соонвальд были прекрасно осведомлены. Родина точно была в курсе. Темы принимались, материалы публиковались, они были всегда на ленте, собирали сумасшедшее количество «кликов» и комментариев. То есть я просто не понимаю, зачем тогда надо было это делать, чтобы теперь сказать, что провокационные материалы выходят.

- На протяжении Вашей работы были ранее какие-то намеки со стороны начальства, что за определенные материалы Вас могут уволить?

- Ни одного подобного намека, ни подобных фраз, произнесенных мне, никогда не было. Типа «если ты еще что-нибудь такое напишешь, мы тебя уволим» — никогда такого не было. Повторяю, спорные ситуации, конфликтные моменты по материалам бывали. Случалось очень редко — единичные случаи — что материалы снимались, потом главный редактор Соонвальд признавал после аргументации на собраниях, что это было неправильно. Даже до такого доходило — просто сгоряча снимался материал, а потом, когда препарировали ситуацию, оказывалось, что не так уж и надо было снимать.

Но, опять же, было давление какой-то третьей стороны — это однозначно. Из-за чего он и быстро решал вопросы — просто снимал материалы с ленты.

Но, снова подчеркну, однозначных фраз, что меня могут уволить, не было.

- Полагаете, уволить Вас решила сама редакция или кто-то надавил, «подсказал»?

- Владелец и редактор два совершенно разных человека, тут я не берусь судить. Но, долго зная главного редактора и работая с ним, думаю, что решение принималось не без помощи третьих лиц.

- Есть подозрения насчет того, кто может быть заинтересован в Вашем увольнении?

- Классический вопрос обычно задают: «У вас много врагов?». Да, враги у меня есть, и их много. Спектр очень широк. Даже не будут перечислять.

- Вам раньше поступали угрозы от третьих лиц?

- Да, конечно. Характер моей работы такой, что приходилось и приходится выслушивать самое разное. И у нас даже после стрельбы в редакции «Шарли Эбдо» неделю дежурил охранник, потому что именно русскому Delfi поступил звонок со словами: «Не думаете ли вы, что очень скоро закончите так же?». Это — конкретный случай. А вообще из-за работы угрозы поступают достаточно часто, ведь националистические настроения в Эстонии весьма сильны. Когда ты рассматриваешь какой-либо острый вопрос из жизни русской общины Эстонии или взаимодействия общин, ты опрашиваешь разные стороны и выслушиваешь разные точки зрения, в том числе не относящиеся к официальной эстонской доктрине. Неофициальные, как раз, обязательно вызывают бурную реакцию националистов и «накаты» на журналиста.

- Была ли поддержка и сочувствие со стороны коллег из эстонской редакции Delfi?

- Честно — вообще ничего.

- Как они отреагировали? Вы ведь, по идее, в одном здании находитесь.

- Мы не только в одном здании находимся, мы сидим на одном этаже. Более того — плечом к плечу. Все перемешаны. Редакции без стенок, столы рядом.

Мне трудно судить, почему так случилось, потому что все происходило так стремительно, так быстро меня хотели почему-то убрать, что моментально блокировали всю рабочую почту.

Фактически сразу после беседы я была лишена доступа ко всему. Может, там и шло какое-то обсуждение внутри, но я этого уже не видела — мне все перекрыли. А просто подойти, сказать что-то, спросить, поинтересоваться — никто.

- Какие планы на будущее? Что Вы собираетесь делать после случившегося?

- Я остаюсь журналистом. Хочу отметить, что мне поступило колоссальное количество звонков и из Эстонии, и из России. Я даже не знала, что моя история вызовет такой резонанс и волну поддержки, что, конечно, дорогого стоит. Среди звонков были и предложения работы и возможных ходов. Это все предстоит мне обдумать в ближайшее время и принять решение.

Комментарии
Читайте также
Новости партнёров
Загрузка...

Этот стон у них свободой зовется

Этот стон у них свободой зовется

«Граждане, расходимся, у меня знакомый дипломат в Чикаго есть, он сказал, что всё будет путем, за Литву словечко замолвят, без паники!».
Политики этих стран клеймят «ватников» за «рабское сознание», высокомерно улыбаются при словах о том, что их правительства назначаются по звонку из посольства США, гордо бросают «Мы играем в западных клубах» и пытаются учить демократии.

Бойтесь миротворцев

Бойтесь миротворцев

Холодная Война вроде бы уже двадцать семь лет закончилась, а такое ощущение, что всё у нас еще впереди.

Подходишь ли ты в преемники Грибаускайте?

Подходишь ли ты в преемники Грибаускайте?

В октябре состоятся парламентские выборы в Литве, но не за горами и президентские! Проверь себя уже сейчас, сгодишься ли ты в преемники железной леди Прибалтики?

Дом Франка в Вильнюсе

Дом Франка в Вильнюсе

Своим названием этот дом обязан доктору медицины, профессору Виленского университета Йозефу Франку. Его отец — Иоганн Петер Франк, известный в Европе врач-гигиенист и судебный медик, вместе с сыном перебрался в Вильну из Вены, где работал директором городской больницы в начале XIX века.