Тема недели:
Европа больше не будет кормить Прибалтику
Евросоюз со следующего года сокращает на четверть финансирование программ по поддержке стран Восточной Европы.
Суббота
03 Декабря 2016

«В Балтийском море растёт опасность столкновения России и НАТО»

Автор: Александр Носович

«В Балтийском море растёт опасность столкновения России и НАТО»

17.05.2016  // Фото: rtvi.com

На прошлой неделе на румынской военной базе в Девеселу был официально запущен комплекс противоракетной обороны США. Аналогичный комплекс ПРО американцы намерены разместить в Польше. Действия США в Восточной Европе подверг резкой критике президент России Владимир Путин, пообещавший ответные меры со стороны РФ. Процесс милитаризации Центральной и Восточной Европы, приближение военной инфраструктуры НАТО к российским границам и опасность военного соприкосновения России и НАТО в Прибалтике RuBaltic.Ru обсудил с учёным секретарём Учёного совета Балтийского федерального университета им. И. Канта (Калининград) кандидатом географических наук военным экспертом Юрием ЗВЕРЕВЫМ:

– Юрий Михайлович, что в военно-техническом отношении представляет собой радиолокационная станция НАТО в Румынии?

В военно-техническом отношении речь идёт о наземной версии корабельной системы противоракетной обороны Aegis. То есть это станция с антенной фазированной решёткой дальностью действия 400 километров, способной отслеживать порядка пары сотен целей и наводить ракеты на 22 из них.

Кроме того, размещены установки вертикального пуска – тоже аналог корабельных установок, которые размещаются на американских крейсерах и эсминцах. Насколько я помню, и на румынской базе, и на будущей польской базе таких установок будет по 24. Это специальные ячейки, из ячейки выпускается противоракета с помощью твердотопливного ускорителя. Надо отметить, что противоракета не несёт боевого заряда – она уничтожает цель за счёт кинетической энергии путём удара.

– Представляют ли элементы системы ПРО в Румынии и Польше угрозу военной безопасности России?

Вопрос, на самом деле, неочевидный. Во-первых, если говорить об опасности для российских межконтинентальных ракет, то большинство экспертов, включая российских, приходит к выводу, что система ПРО в её нынешнем виде неспособна поразить российские межконтинентальные ракеты, и тем более те ракеты, которые в случае военных действий полетят по кратчайшему пути – через Северный полюс.

К тому же на румынской базе в Девеселу находятся противоракеты SM-3 Block IB, у них дальность – 700 километров, а досягаемость по высоте – 500 километров. На базе в польском Редзиково будут размещены более мощные ракеты Block IIA. У таких ракет дальность уже 2500 километров и 1500 километров – досягаемость по высоте. Тем не менее моделирование показывает, что межконтинентальные ракеты они всё равно эффективно поражать не могут.

Более того, наши эксперты считают, что к 2020 году американцы средствами ПРО на континентальной территории США, на Аляске и на кораблях, расположенных вдоль побережья США, смогут сбить максимально от 15 до 20 российских боевых блоков. Не более. Это примерно 1% от того, чем располагает Россия.

Но в чём опасность от размещения элементов ПРО в Румынии и Польше?

Не надо забывать, что теоретически в этих универсальных установках вертикального пуска могут размещаться крылатые ракеты «Томагавк» с ядерным снаряжением.

Правда, на мой взгляд, довольно сомнительно, что американцы будут это делать, потому что 48 ракет на двух базах погоды не делают, спрятать их там будет трудно, да и нет большого смысла, потому что проще подогнать к российским берегам эскадренный миноносец или крейсер. На эскадренных миноносцах таких ячеек под ракеты от 90 до 96 на каждом; на крейсере – до 122. И не надо забывать ещё, что имеются атомные подводные лодки с крылатыми ракетами.

Но в целом сама по себе ситуация в Восточной Европе складывается довольно плохая. Помимо ПРО.

Вокруг России создаётся инфраструктура НАТО, которая в любой момент может быть расширена.

У нас нет никаких гарантий того, что в регионе не появятся более мощные ракеты, не появятся стационарные базы и так далее. В частности, я отслеживал американские учения в Прибалтике – идёт подготовка и освоение будущего театра военных действий. Более или менее обозначился состав воинских формирований США и других стран НАТО, которые будут перебрасываться в Балтийский регион в случае военных действий, и так далее.

– Какие меры может предпринять Россия в ответ на приближение военной инфраструктуры НАТО к своим границам для обеспечения паритета?

Некоторые меры уже предприняты – это не военная тайна. Формируются три новые дивизии на юге и на западе России. Одна из этих дивизий – мотострелковая в Новочеркасске – получит имя и награды 150-й Идрицко-Берлинской дивизии, воины которой водрузили Знамя Победы над Рейхстагом. Воссоздаётся танковая дивизия в Богучаре, и ещё одна мотострелковая дивизия будет создана в Ельне. Также не секрет, что в Калининградской области сформирован 11-й армейский корпус, который получил свой номер в честь 11-й гвардейской общевойсковой армии, развёрнутой в Калининградской области в советское время. Кстати, его командующий – участник военных действий в Сирии генерал-майор Юрий Яровицкий – 9 мая принимал парад в городе Гусеве Калининградской области.

К 2018 году, как объявил начальник ракетных войск и артиллерии Сухопутных войск генерал-майор Михаил Матвеевский, в Калининградской области появятся «Искандеры». Это даже не столько ответная мера, сколько плановый процесс перевооружения всех российских бригад, вооружённых старыми ракетными комплексами. Скорость от развёртывания до пуска первой ракеты у «Искандера», по данным открытой печати, от 4 до 16 минут. Причём на пусковой установке находится по две ракеты: с интервалом в одну минуту установка может выпустить две ракеты по двум разным целям, и вряд ли их будет так легко сбить.

Радиоэлектронное противодействие. Система Aegis, насколько мне известно, никогда не испытывалась в условиях жёсткого радиоэлектронного противодействия, и даже американцы, что для меня было большой неожиданностью, признают, что в средствах радиоэлектронной борьбы Россия сейчас превосходит Соединённые Штаты.

Всё это – возможные варианты ответных мер России на приближение военной инфраструктуры НАТО к её границам. Не хотелось бы, конечно, гонки вооружений, но ответные меры могут быть асимметричными и более дешёвыми в плане финансовых затрат.

Очевидно, что ракетные базы в Румынии и Польше окажутся в числе приоритетных целей для ракетных войск страны назначения – президент России Владимир Путин недавно прямо дал понять, что так и будет.

– Будет ли, на Ваш взгляд, в конечном счёте принято решение о размещении постоянных сухопутных баз НАТО вблизи российских границ? На Варшавском саммите НАТО или позже, по истечении срока действия Основополагающего акта в 2017 году?

Здесь мне трудно судить, потому что всё будет зависеть от общего состояния международной обстановки: российско-американских отношений, отношений России с Евросоюзом и, конечно, от ситуации на Украине. Я не думаю, что в Польше и Прибалтике будет масштабное размещение сил НАТО, сравнимое с размещением американских войск в Западной Европе в годы холодной войны. По одной простой причине: у американцев не хватит на это ресурсов ни человеческих, ни материальных. Сейчас у Америки в Европе осталась одна воздушно-десантная бригада и бронекавалерийский полк в Германии, и в 2017 году американцы хотят перебросить в Европу ещё одну бронетанковую бригаду. Но ведь в годы холодной войны речь шла о дивизиях, причём не об одной и не о двух. Сейчас, как мне представляется, таких возможностей у США нет.

– Угрожает ли, на Ваш взгляд, России уже имеющаяся милитаризация Прибалтики: размещение американских военных частей на ротационной основе, переброска в регион тяжёлых вооружений?

Пока речь не идёт о серьёзной военной угрозе. Количество авиации, размещённой на ротационной основе, сокращается по сравнению с 2014-м и первой половиной 2015 года: сейчас количество самолётов на двух военных базах в Прибалтике сократили до восьми – четыре в эстонском Эмари и четыре в литовском Шяуляе. Это меньше, чем одна штатная эскадрилья. О тяжёлой военной технике речь тоже пока идёт на уровне рот. Тем не менее настораживает сама тенденция.

Проблема не в прямой угрозе, а в том, как развивается ситуация. Потому что там, где сегодня появляются роты, завтра могут появиться батальоны, а то и бригады.

Другой вопрос, что, по мнению американских аналитиков, обороняемость Прибалтики равна нулю. Rand Corporation, известный американский экспертно-аналитический центр (в том числе в области военного анализа) 18 месяцев исследовал, обороняема ли Прибалтика в случае военных действий без применения ядерного оружия, и итоговые результаты были крайне неутешительны. В военных играх российские войска достигали пригородов Таллина и Риги в самом худшем для НАТО сценарии за 36 часов, в самом лучшем для НАТО сценарии – за 60 часов. Подкрепления в виде 82-й воздушно-десантной дивизии США успевали прибыть через 72 часа.

Понятно, что эти сценарии умозрительны, потому что любой серьёзный военный конфликт между Россией и НАТО неминуемо приведёт к применению ядерного оружия. В том числе в Прибалтике.

Поэтому все эти расчёты – они ни о чём.

– По Вашему мнению, милитаризация Балтийского региона способствует обеспечению военной безопасности этого региона, как утверждают военное руководство НАТО и политические лидеры Польши и Прибалтийских республик, или, наоборот, милитаризация увеличивает вероятность военного конфликта в Балтийском регионе?

Разумеется, второй вариант. Возникает прямое соприкосновение Вооружённых сил России и НАТО в той же Прибалтике, и это усиливает риск военного столкновения в регионе. Те же самолёты-разведчики сейчас стали с большей интенсивностью летать вдоль границ Калининградской области – естественно, наши самолёты идут на перехват. То есть увеличивается опасность вооружённых столкновений. Была известная история в Южно-Китайском море, когда китайский истребитель столкнулся с американским самолётом-разведчиком, причём китайский пилот погиб, а американскому самолёту-разведчику пришлось совершать вынужденную посадку на китайской авиабазе. Сейчас растёт опасность повторения таких событий в Балтийском море.

Комментарии
Читайте также
Новости партнёров
Загрузка...

Этот стон у них свободой зовется

Этот стон у них свободой зовется

«Граждане, расходимся, у меня знакомый дипломат в Чикаго есть, он сказал, что всё будет путем, за Литву словечко замолвят, без паники!».
Политики этих стран клеймят «ватников» за «рабское сознание», высокомерно улыбаются при словах о том, что их правительства назначаются по звонку из посольства США, гордо бросают «Мы играем в западных клубах» и пытаются учить демократии.

Пишите письма

Пишите письма

Звон дипломатических сабель, хруст переломленных копий... Резолюция в ответ на резолюцию, против демарша — демарш. За всем этим тихо, полушепотом — новости мелкокалибербные вроде бы, малозначительные. Но очень симптоматичные. На них стоит иногда обращать внимание.

Литва или Северная Корея?

Литва или Северная Корея?

Современная Литва нередко практически не отличима от КНДР. Сумеете ли Вы отличить Литву от Северной Кореи?

Бронзовый солдат: памятник воинам-освободителям Таллина

Бронзовый солдат: памятник воинам-освободителям Таллина

Авторами монумента освободителям столицы Эстонии, известного ныне как «Бронзовый солдат», стали архитектор Арнольд Алас и скульптор Энн Роос.