Тема недели:
На Западе критикуют модель развития Прибалтики
Западные экономисты и аналитики полны пессимизма в отношении Литвы, Латвии и Эстонии.
Пятница
09 Декабря 2016

К чему приведет милитаризация Восточной Европы?

Автор: Александр Носович

К чему приведет милитаризация Восточной Европы?

17.06.2015  // Фото: http://www.ridus.ru

В Европе активно обсуждают американскую инициативу о размещении в странах ЕС тяжелых вооружений США вплоть до ядерных ракет. Активнее всего эту инициативу поддерживает проамериканская группа влияния в Европе: Великобритания, Польша и страны Балтии, доказывающие, что милитаризация укрепит безопасность «старого Света» от «русской угрозы». На самом деле усиление американского военного присутствия укрепляет только зависимость европейских союзников от Вашингтона, а риск скатиться к войне от гонки вооружений увеличивается, а не уменьшается.

Министр иностранных дел Великобритании Филип Хаммонд допустил размещение американских ядерных ракет на территории Соединенного королевства. Польша и Литва активнее всех в Восточной Европе лоббируют планы США по милитаризации региона. Так, по мнению главы МИД Литвы Линаса Линкявичюса, размещение боевых машин пехоты в странах Центральной и Восточной Европы (в том числе в Литве, Латвии и Эстонии) значительно улучшит ситуацию с безопасностью во всем регионе, включая и Литву. «Размещение уже длится какое-то время, поскольку Конгресс США подтвердил программу помощи странам Восточной и Центральной Европы на миллиард долларов. Определенная конкретная сумма была выделена и Литве. То, что в настоящее время есть, — размещенная в Литве ротационная рота, она размещена на все время. Дополнительно разместят вторичную технику и оборудование, вооружение», — пояснил ситуацию Линкявичюс.

New York Times называет планирующуюся милитаризацию Восточной Европы самым значительным военным шагом США со времен окончания холодной войны. Однако этот значительный шаг носит не только военный, но и политический характер, о чем самое влиятельное американское издание, конечно, умалчивает, рассуждая лишь о «сдерживании возможной российской агрессии в Европе».

О политической составляющей нового совместного проекта Госдепартамента и Пентагона проговорился представитель команды избранного президента Польши Анджея Дуды (в скором будущем — вероятный кандидат на пост министра иностранных дел Польши) Кшиштоф Щерский, выдвинувший ряд требований к Германии, в частности согласиться на участие Польши, НАТО и США в урегулировании кризиса на Донбассе и не возражать против размещения американских военных баз на территории Польши.

То есть разговоры о «возможной российской агрессии в Европе» — это не более, чем информационно-пропагандистское прикрытие усиления влияния США в «старом Свете»: чтобы в зародыше подавить любое стремление Германии и других стран Западной Европы к самостоятельной внешней политике, Вашингтон одновременно и пытается вклиниться в «нормандский формат», и раздувает милитаристские настроения в стане союзников, используя для этого классическую русофобскую истерику тех же прибалтов.

Можно возразить, что действия США являются игрой с положительной суммой. Да, американцы про себя не забывают, но, заботясь о своих стратегических интересах, они попутно в самом деле укрепляют военную безопасность Европы. В результате и те, и другие в выигрыше: и американцы, и европейцы.

Для того, чтобы опровергнуть это мнение, излишни даже рассуждения на тему, реальна ли российская военная агрессия против Европы. Дело в том, что именно милитаризация восточных рубежей ЕС повышает военные риски для этого региона: разворачивая свои военные силы в Восточной Европе, американцы втягивают Россию в гонку вооружений и создают спираль напряженности, в которую последовательно втягивается Европа и в центре которой оказываются те самые страны, для безопасности которых официально все и затевалось.

«Если тяжелая боевая техника США в составе танков, артиллерийских систем и другой боевой техники действительно появится в ряде стран Восточной Европы и Прибалтики, это будет самым агрессивным шагом Пентагона и НАТО со времени холодной войны прошлого века. И России ничего не останется, как наращивать свои силы и средства на западном стратегическом направлении, — заявил координатор управления генеральных инспекторов Минобороны РФ генерал армии Юрий Якубов. — В первую очередь будет усилена группировка войск по всему периметру западной границы России, включая новые формирования танковых, артиллерийских и авиационных частей. Ракетная бригада в Калининградской области будет ускоренными темпами перевооружаться на новые оперативно-тактические ракетные комплексы «Искандер», претерпит значительные изменения российская общевойсковая группировка в Белоруссии, и так далее».

То есть милитаризация Европы не укрепляет её военную безопасность, а, наоборот, поэтапно усиливает военную угрозу для континента. Причем для Польши, Прибалтики и прочих стран американской группы влияния в ЦВЕ, являющихся полигоном новой холодной войны, потенциальные последствия от прямого военного конфликта с Россией будут тем более катастрофическими, чем дальше зайдет лоббируемая ими гонка вооружений.

В таком случае неизбежно возникает вопрос, как в реальности обеспечить военную безопасность Европы, если уж там сошлись на том, что этой безопасности может что-то угрожать со стороны России. Очень просто: нужны взаимные гарантии сдерживания со стороны России и ЕС, на которых можно будет создать новую устойчивую архитектуру европейской безопасности. Причем непременно — письменные гарантии, которые будут подписаны главами государств и ратифицированы национальными парламентами, потому что в начале 90-х годов России уже давали устные обещания не расширения НАТО на восток, которые уже в начале 90-х нарушили.

Поскольку второй раз такой трюк не пойдет, то нужны не устные обещания, а взаимные письменные гарантии, что НАТО не будет расширяться восточнее своих нынешних границ, а Россия не будет наращивать свое военное присутствие на границах со странами Альянса. После подписания этих гарантий и нескольких лет их неукоснительного соблюдения можно будет договариваться о двусторонней демилитаризации.

Такая дорожная карта выхода из международного кризиса достаточно очевидна: со стороны России её предлагают не только МИД и политическое руководство страны, но и деятели, близкие к либеральной оппозиции. Например, бывший министр финансов Алексей Кудрин. Потому что переговоры, политическое решение и система взаимных договоренностей — это конструктивный, миротворческий путь выхода из кризиса.

Альтернатива которому — игра с нулевой суммой: полное поражение одной из сторон конфликта, вплоть до военного поражения.

Едва ли даже антироссийски настроенные европейцы хотят ценой войны достигнуть полного военного поражения России. Ведь даже если они победят в этой войне, то их победа будет равноценна поражению, потому что война будет вестись на их территории и при их непосредственном участии — при современном развитии вооружений она способна смести их страны и народы с лица земли.

Однако далеко не все из европейцев способны мыслить конструктивно, и в этой иррациональности их активно поддерживают американские союзники, которых, по понятным причинам, война в Европе там, за океаном, не пугает.

Комментарии
Читайте также
Новости партнёров
Загрузка...

Этот стон у них свободой зовется

Этот стон у них свободой зовется

«Граждане, расходимся, у меня знакомый дипломат в Чикаго есть, он сказал, что всё будет путем, за Литву словечко замолвят, без паники!».
Политики этих стран клеймят «ватников» за «рабское сознание», высокомерно улыбаются при словах о том, что их правительства назначаются по звонку из посольства США, гордо бросают «Мы играем в западных клубах» и пытаются учить демократии.

Бойтесь миротворцев

Бойтесь миротворцев

Холодная Война вроде бы уже двадцать семь лет закончилась, а такое ощущение, что всё у нас еще впереди.

Дом Франка в Вильнюсе

Дом Франка в Вильнюсе

Своим названием этот дом обязан доктору медицины, профессору Виленского университета Йозефу Франку. Его отец — Иоганн Петер Франк, известный в Европе врач-гигиенист и судебный медик, вместе с сыном перебрался в Вильну из Вены, где работал директором городской больницы в начале XIX века.