Тема недели:
На Западе критикуют модель развития Прибалтики
Западные экономисты и аналитики полны пессимизма в отношении Литвы, Латвии и Эстонии.
Пятница
09 Декабря 2016

Неприятие беженцев объединяет жителей Латвии

Автор: Андрей Солопенко

Неприятие беженцев объединяет жителей Латвии

18.01.2016

По данным Центра исследования рынка и общественного мнения SKDS, абсолютное большинство жителей Латвии выступает против принятия беженцев, хотя при том их количестве, которое Латвия должна принять, большая часть населения страны их никогда не увидит. С чем связаны эти страхи перед беженцами и что должно делать правительство для их уменьшения порталу RuBaltic.Ru рассказал директор Центра SKDS Арнис КАКТИНЬШ:

- Господин Кактиньш, по данным руководимого Вами Центра исследований SKDS, 78% жителей Латвии настроены против принятия беженцев. Скажите, пожалуйста, есть ли какие-либо отличия в этом вопросе между разными социальными группами?

- При изучении опросных данных у меня создалось впечатление, что это один из тех вопросов, где общество в очень большой степени оказалось единым. Известно, что есть ряд вопросов, по которым Кактиньш.jpgнаблюдаются различия во мнениях жителей. Если мы посмотрим в разрезе национальности или разговорного языка в семье, то этот вопрос оказывается тем, где и латышская, и русскоязычная часть общества являются едиными в своих убеждениях. В целом за принятие беженцев выступает 18% латышскоговорящих и 13% русскоязычных жителей. Можно подумать, что латышскоговорящие являются немного более открытыми, но я бы не сказал, что здесь есть существенные отличия.

Если мы посмотрим позицию «против», то против принятия беженцев выступают 77% латышскоговорящих и 80% русскоязычных, что очень похоже. Также в этом вопросе мы не видим больших отличий между взглядами граждан Латвии и жителей страны, не имеющих её гражданства. Хотя у нас есть некоторые специфические вопросы, когда по разным причинам люди, у которых нет гражданства Латвии, видят и оценивают мир по-другому.

Также мы не можем говорить, что есть какие-либо существенные отличия в возрастных группах. Принято утверждать, что молодые жители Латвии сравнительно более открыты и либеральны, что подтверждают многие опросы. Но здесь мы не можем говорить о больших отличиях. В группе от 18 до 24 лет только 18% выступают за приятие искателей убежища, а в старшей группе (те, кому 55 и более лет) таких 16%. В разных группах по образованию тоже нет явных отличий – в группе респондентов с высшим образованием принятие беженцев поддерживают 17%, а с основным образованием – 20%. Кроме этого можно утверждать, что нет никаких различий и в региональном разрезе. Среди рижан таких 16%, жителей других городов – 17%, а селян – 15%. Некоторая зависимость появляется в группе доходов. Если мы рассмотрим уровень доходов, то можно высказать предположение, что люди с высокими доходами являются чуть более открытыми. В этой группе согласных с принятием беженцев 22%, а среди тех, у кого низкие доходы – только 14%. Однако и среди зажиточной части населения абсолютное большинство – 71% выступает против принятия искателей убежища.

- Можете ли Вы сказать, почему — так, почему жители Латвии являются так крайне отрицательно настроенными?

- Чтобы понять, почему в этом вопросе жители Латвии так отрицательно настроены, мне кажется, нужно рассмотреть проблему в более широком контексте.

С одной стороны, причины убежденного отрицания связаны не только с беженцами, а ещё и с тем, насколько безопасно чувствует себя латвийское общество.

Если мы посмотрим опросные данные, то увидим, что уже довольно долгое время жители Латвии чувствуют себя довольно депрессивно, удручённо. Это было и до того, как появился вопрос беженцев.

С другой стороны, мы видим, что уже долгое время у жителей Латвии по отношению к власти проявляется кризис доверия – оценки действующей власти являются довольно отрицательными. В этом контексте я думаю, что через вопрос беженцев жители страны в целом выказывают своё негативное отношение к власти, а также свои страхи, опасения и чувство угрозы. Ведь если посмотреть объективно, у жителей Латвии нет оснований бояться этих беженцев. По официальным, спущенным от ЕС квотам эти числа такие маленькие, что если они такими же и останутся, то значительная часть латвийского общества в своей жизни вообще никогда не увидит здесь ни одного беженца.

И ясно, что и у них не будет никакого желания остаться и жить в Латвии. Они при первой возможности уедут отсюда прочь.

Поэтому если мы посмотрим рационально, то для страхов и опасений жителей Латвии особо нет никаких оснований. Мне кажется, что для общества этот вопрос получает символический окрас в отношении политической элиты: «Какие ещё неприятные сюрпризы они нам приготовили?» Поэтому в финале мы и получили тот результат, который получили – люди не думают рационально, а показывают свои страхи, которые накопились в других вопросах.

 - Вы упоминали, что латвийское общество отрицательно настроено по отношению к правительству. По Вашему мнению, повлияет ли в какой-то степени вопрос беженцев на действия нового правительства?

- Я думаю, что — да, определённо, повлияет. У нас есть опросные данные, которые показывают, что для беженцы.jpgдовольно значительной части общества эта тема является очень актуальной и значимой. Поэтому следующему правительству определённо придётся считаться с этим аспектом. Маловероятно, что если появятся какие-то новые проблемы, кризисы или какие-нибудь происшествия, то общество полностью забудет эту тему и стопроцентно переключится на что-то другое. Скорее всего, наоборот, благодаря различным объективным причинам, например, недавним кёльнским событиям, общество эту тему не забудет, и если ещё раз случится что-то похожее, то, несомненно, об этом будут писать латвийские СМИ, тем самым актуализируя тему. Она всё время будет на слуху, независимо от того, будет ли в Латвии хоть один беженец. Поэтому вряд ли общество в ближайшем будущем сможет отвлечься от этой темы, и, видя довольно негативное отношение, я думаю, что и большая часть общества будет ожидать от правительства соответствующей реакции.

- Однако известно, что беженцы у нас будут и, по Вашему мнению, как правительство могло бы действовать для того, чтобы изменить общественное мнение?

- Единственный рецепт, который правительство могло бы использовать, – это коммуникация. Первое, это осознать то, что у большой части общества в этом вопросе есть опасения. Конечно, их возможно «расшифровать», и я считаю, что это нужно сделать, чтобы понять, в чём заключаются конкретные аспекты, создающие эти ощущения. Ведь, как мы знаем, один из факторов, создающих такое отношение – это незнание. Чем меньше информации, тем больше незнание и больше оснований для всяких слухов и ошибочных предположений. Другими словами, с помощью информации любую тему можно направить в рациональное русло. И если правительство попытается целенаправленно разговаривать с людьми, уважать их страхи и опасения, предоставлять им информацию, объяснять, показывать, что оно планирует делать, то, я считаю, можно немного уменьшить уровень неприятия.

Конечно, его не получится полностью ликвидировать и сделать чёрное белым, но уменьшить — возможно.

- Вы сказали, что такое негативное мнение общества в вопросе беженцев более связано с тем, что общество чувствует угрозы в других экономических аспектах. Поэтому если экономическое состояние Латвии улучшится, возможно ли, что и отношение к беженцам может измениться, и не нужно ли правительству Латвии двигаться в этом направлении, пытаясь повысить уровень благосостояния общества?

- Без сомнений, здесь существует связь. Если мы посмотрим на ту же самую Западную Европу, то в основном это богатые европейские страны, где и политическая элита, и общество терпимее относятся к беженцам. Конечно, по разным причинам сейчас это отношение общества меняется, но отношения всегда бывает изменчивыми. То, что Швеция и Германия были наиболее открытыми к беженцам, не шло в противоречие с мнением общества в этих странах. Там общество в целом было дольно открытым. Соответственно, и политической элите было легче придерживаться выбранной политической линии. Поэтому здесь определённо существует зависимость между уровнем жизни и открытостью. И, конечно, нашему правительству также необходимо решать проблему благосостояния. Я не думаю, что отношение к беженцам можно поменять, ничего не делая с теми фоновыми проблемами, которые создают это негативное общественное отношение.

Комментарии
Читайте также
Новости партнёров
Загрузка...

Этот стон у них свободой зовется

Этот стон у них свободой зовется

«Граждане, расходимся, у меня знакомый дипломат в Чикаго есть, он сказал, что всё будет путем, за Литву словечко замолвят, без паники!».
Политики этих стран клеймят «ватников» за «рабское сознание», высокомерно улыбаются при словах о том, что их правительства назначаются по звонку из посольства США, гордо бросают «Мы играем в западных клубах» и пытаются учить демократии.

Бойтесь миротворцев

Бойтесь миротворцев

Холодная Война вроде бы уже двадцать семь лет закончилась, а такое ощущение, что всё у нас еще впереди.

Литовские князья как защитники русских земель

Литовские князья как защитники русских земель

Отдавая явное предпочтение русской гражданственности и русским людям, литовские князья с удивительным политическим тактом и всецело опираются на русское население государства, оберегают его верования, обычаи и права, постепенно подчиняются его культурному влиянию.