Тема недели:
На Западе критикуют модель развития Прибалтики
Западные экономисты и аналитики полны пессимизма в отношении Литвы, Латвии и Эстонии.
Пятница
09 Декабря 2016

Латвия погибнет без смены проекта развития государства

Автор: Лайма Каце

Латвия погибнет без смены проекта развития государства

18.09.2015  // Фото: http://www.rubaltic.ru/

За 25 лет существования проект независимой Латвии доказал свою несостоятельность. Правящие элиты так и не смогли обеспечить населению обещанный уровень благосостояния, а большая часть молодежи сегодня мечтает покинуть страну. Необходимость смены курса развития стала очевидностью. Однако правящие упорно продолжают следовать губительным для Латвии маршрутом, ведь отказ от реализуемого проекта государства означает потерю власти для тех, кто сегодня расположился на наиболее «хлебных» местах.

Недавно мэтр латвийской политической сцены Янис Урбанович опубликовал статью под заголовком «Поиск Новой Большой Цели для Латвии». В ней политик сетует на разговоры об отсутствии Большой латвийской цели, своего рода проекта государства, который бы смог побудить жителей страны остаться на родине, а не бежать на чужбину за более сладким куском хлеба. Сам Урбанович не разделяет этих упаднических настроений, считая, что Большая цель давным-давно всем известна. «Такая цель заключается в благосостоянии общества, в возможности для всех латвийцев достойно жить и трудится в своей стране, получая за это подобающую оплату, а также в высоком социальном комфорте», пишет политик, указывая на то, что Латвия в, общем-то, и хочет двигаться к государству всеобщего благосостояния (welfare state), да вот только все время выбирает неверные методы и инструменты.

Хотелось бы согласиться с г-ном Урбановичем, что малая прибалтийская республика на самом деле идет в сторону развитого социального государства, но просто пока не нашла кратчайшей дороги и петляет обходными путями. Но, невзирая на то, что спрос на такое государство существует у всех групп латвийского общества и его строительство могло бы быть воздвигнуто в ранг национальной идеи, на деле правящая бюрократия реализует совершенно иной проект. Проект Латвии как национального государства латышей.

Парадоксы латвийской идентичности

Прежде, чем заняться сравнением двух взаимоисключающих проектов Латвии, хотелось бы обратить внимание на данные одного любопытного исследования, избежавшего в свое время должной общественной огласки.

В 2010 году в рамках программы государственных исследований «Национальная идентичность», реализуемой факультетом социальных наук Латвийского университета, был проведен опрос общественного мнения. Помимо прочего, респондентов просили в открытой форме ответить на вопрос «что вам сразу приходит в голову, услышав слово «Латвия»»?

Наибольшее число ответов касалось территориальной идентификации. 

Но своеобразным является то, что крупную группу ассоциаций, в основном — отрицательной окраски, составляли характеристики экономической (государство без хозяина, долги, бедность, большая безработица, выезд жителей из страны) и политической (трудолюбивый народ и плохое правительство, лживые политики, коррумпированное государство, неравенство народов, раскол по национальной принадлежности) жизни Латвии. 

Несколько реже в качестве первой ассоциации назывались маркеры этнической принадлежности (государство латышей, страна, где звучит латышский язык), национальные символы (красно-бело-красный флаг, гимн) и государственные праздники.

Таким образом, результаты исследования демонстрируют, что у жителей Латвии национальная идентичность наиболее ярко выражается через общность территории, что характерно для большинства европейских стран. Отличительной же латвийской особенностью является акцент на уровень экономического развития страны и благосостоянии ее жителей. Ссылаясь на материальную слабость Латвии и вызванное ею чувство стыда, респонденты оправдывают эмиграцию из страны. Кроме того, важным измерением национальной идентичности для латвийцев, в массе своей — латышей, является принадлежность этническая.

В результате в самосознании рядовых латышей происходит конфликт между экономической безопасностью и «латышскостью» как чувством принадлежности к национальной культуре, к титульному этносу. И, несмотря на то, что на сегодняшние латвийские реалии ложатся два проекта: «Латвия как государство латышей» и «Латвия как государство всеобщего благосостояния», данные исследования показывают, что материальная обеспеченность является приоритетом. Об этом наглядно свидетельствует и тот факт, что половину среди всех уехавших из страны составляют представители титульной нации. При этом правящая бюрократия активно продолжает строить «национальное государство» в ущерб социальному и экономическому благополучию.

Проект «Латвия — государство латышей»

Спрос на Латвию как государство латышей был искусственно сконструирован национальными элитами. После фиаско советского проекта новой бюрократии необходимо было предложить альтернативную модель социальной организации. Такой моделью стало «национальное государство»: специфический прибалтийский вариант, ставящий во главу угла этничность и отличный от европейского типа «государство-нация» с его гражданской идентичностью.

В рамках проекта «национальное государство» Латвия начала строиться как этнографический музей-заповедник. Миссией этого заповедника было провозглашено сохранение «латышскости», защита языка и культуры.

Несмотря на то, что в рамках СССР латышская культура продолжала развиваться и в отношении прибалтийский республик принцип «национальная по форме, социалистическая по содержанию» действовал в полной мере, о чем свидетельствует огромное количество самобытных произведений литературы и искусства советского времени в Латвии, Эстонии и Литве, после восстановления независимости латышской бюрократией был взят на вооружение миф о полувековой русификации и притеснении национальной культуры. Новая элита стала требовать реванш.

Под предлогом общественной интеграции в полную мощь заработала ассимиляционная машина. Началось выдавливание русского языка из публичной сферы, атаки на русскоязычное образование. Было провозглашено торжество титульной национальности. Принадлежащие к ней элиты занялись строительством не правового, демократического, и уж тем более социального государства, о котором пишет Урбанович, но государства национального с ограничением в политических правах львиной доли инородного населения.

При этом институционально проект «Латвия для латышей» был оформлен сравнительно недавно, с принятием преамбулы к Конституции «<…> Латвийская Республика создана путем объединения исторических латышских земель на основе непреложной воли латышской нации и ее неотъемлемого права на самоопределение, чтобы гарантировать существование и развитие латышской нации, ее языка и культуры на протяжении веков <…>». Ясно определило миссию Латвии как национального государства латышей предисловие к основному закону. Главенствующее положение латышской нации над всеми прочими было юридически закреплено. Этничность была провозглашена главной ценностью латвийского государства, стоящей над правами и свободами, а 40% инородного населения были приглашены в проект строительства Латвии как государства латышей в качестве второсортных участников, и то — лишь после полной ассимиляции.

Провал Латвии в качестве национального государства

Несмотря на поправки к Конституции и другие работы в сложном вопросе национального строительства, проект «Латвия для латышей» за 25 лет реализации доказал свою полную несостоятельность.

«Латышскость», обещающая представителям титульной нации лучшее социальное положение в сравнении с инородцами, не стала сдерживающим фактором для сотен тысяч молодых латышей, покинувших Родину. 

Борьба же со всем русским вовсе не послужила трамплином для развития латышской культуры, а лишь расколола общество на две части и испортила отношения с большим восточным соседом, лишив Латвию возможности использовать свой территориальный потенциал в сфере внешней торговли на полную.

Иноэтническое население так и не было ассимилировано, что неоднократно признавала идеолог общественной «интеграции», тогдашний министр культуры Сармите Элерте, обещавшая помочь русским Латвии «преодолеть травму «утерянной родины» и чувство неуверенности в своем будущем». Причина, конечно, была быстро найдена. Так, спикер сейма Инара Мурниеце заявляла, что виной провалу интеграции латвийского общества стало двуязычие в молодежной среде.

Вместо того, чтобы признать проект национального государства латышей несостоятельным и отказаться от него, правящая элита сделала вывод, что практика ассимиляции оказалась излишне мягкой: русскоязычное образование не было задавлено окончательно, а русский язык, несмотря на все репрессии, по-прежнему продолжает оставаться в публичной сфере. Это-то и является "причиной" всех неудач, массовой эмиграции и проблем в экономике.

Альтернативный проект для Латвии — государство всеобщего благосостояния

Строительство национального государства обернулось для Латвии потерей львиной доли наиболее активных и предприимчивых жителей. Треть оставшегося населения также мечтает уехать из страны. Мечты о социальном и экономическом благополучии времен Атмоды окончательно разрушены, а некогда благополучная республика, бывшая «витриной успеха» Советского союза, сегодня оказалась на задворках Европы.

Помимо депопуляции и незавидного экономического положения гвоздь в крышку гроба проекта Латвии как национального государства заколачивает Брюссель, заставляя малую прибалтийскую республику принимать средиземноморских беженцев, которые никогда не будут ассимилированы в латышскую культуру.

В отличии от власть имущих, продолжающих реализацию проекта Латвии как государства латышей, широкие массы титульного населения начинают прозревать. Сами латыши, в поисках альтернативного пути, все больше ностальгируют о советском прошлом. Растет число сторонников «левой» — социально-ориентированной — модели развития.

Последним сигналом о необходимости смены проекта государства становится экономический кризис 2008–2010 годов, которым как раз и можно объяснить тот факт, что важнейшим из измерений национальной принадлежности для латвийцев является экономическая ситуация в стране. Однако и этот сигнал был проигнорирован правящими элитами.

На парламентских выборах 2014 года партия Урбановича, пишущего про социально-экономическое благополучие, и политическая сила бывшего госконтролера Ингуны Судрабы пытались артикулировать идею государства всеобщего благосостояния, предлагая этот проект избирателю. Однако электорат, обманутый мифом о потенциальной агрессии восточного соседа, представляющего "угрозу" «латышскости», вновь поддерживает правых политиков. «Национальное государство» снова взяло вверх и тупиковый путь развития Латвии был продолжен.

Сегодня смене проекта Латвийского государства противится исключительно правящая элита, узурпировавшая власть и всеми силами пытающаяся сохранить собственные позиции. Однако если изменение вектора развития не произойдет в ближайшее время, то строить новую социально и экономически развитую Латвию будет уже просто некому.

Поэтому идея государства всеобщего благосостояния как можно скорее должна быть закреплена в основополагающих документах, стать доминирующей темой политической риторики, а к ее реализации должны быть приглашены латыши, все группы национальных меньшинств, а также уехавшие за рубеж экс-латвийцы. В противном случае малая прибалтийская республика продолжит движение в бездну, а пространства для разворота попросту не останется.

Комментарии
Читайте также
Новости партнёров
Загрузка...

Этот стон у них свободой зовется

Этот стон у них свободой зовется

«Граждане, расходимся, у меня знакомый дипломат в Чикаго есть, он сказал, что всё будет путем, за Литву словечко замолвят, без паники!».
Политики этих стран клеймят «ватников» за «рабское сознание», высокомерно улыбаются при словах о том, что их правительства назначаются по звонку из посольства США, гордо бросают «Мы играем в западных клубах» и пытаются учить демократии.

Бойтесь миротворцев

Бойтесь миротворцев

Холодная Война вроде бы уже двадцать семь лет закончилась, а такое ощущение, что всё у нас еще впереди.

Чей туфля?

Чей туфля?

Угадайте политика по обуви!

Литовские князья как защитники русских земель

Литовские князья как защитники русских земель

Отдавая явное предпочтение русской гражданственности и русским людям, литовские князья с удивительным политическим тактом и всецело опираются на русское население государства, оберегают его верования, обычаи и права, постепенно подчиняются его культурному влиянию.