Тема недели:
Евродепутат: вмешательство России спасло Сирию и Европу
Интервью с депутатом Европейского парламента от Латвии (социал-демократическая партия «Согласие») Андреем Мамыкиным.
Вторник
28 Февраля 2017

Отношения Польши и Литвы ждет похолодание

Автор: Александр Носович

Отношения Польши и Литвы ждет похолодание

18.11.2015  // Фото: vignette2.wikia.nocookie.net


После октябрьских выборов в Сейм в Польше приведено к присяге новое правительство страны. Премьер-министр Литвы Альгирдас Буткявичюс заявил по этому поводу, что надеется на «дружественный и интенсивный диалог» с новым руководством Польши, которая является «близким другом и стратегическим партнером» Литвы. Последние слова – явное преувеличение: польско-литовские отношения в последние годы были не дружескими и партнерскими, а наоборот конфронтационными. И приход к власти в Варшаве правительства «Права и справедливости» эту ситуацию, вероятно, только усугубит.

У Польши и Литвы общая история, общая граница, общие проекты развития инфраструктуры, одинаковые цели и задачи во внешней политике. По всем признакам Польша и Литва должны быть стратегическими союзниками. И тем не менее литовский премьер Альгирдас Буткявичюс, утверждающий, что так оно и есть, выдаёт желаемое за действительное. 

Стратегическое партнерство Польши и Литвы так и не сложилась, а временами в польско-литовских отношениях начиналась открытая конфронтация, которая почти всегда была связана с ущемлением прав литовских поляков. Ярче всего это проявилось в 2010–2012 годах, когда польско-литовские отношения назывались худшими межгосударственными отношениями между двумя странами-членами НАТО и ЕС. Тогда взаимное неприятие дошло до того, что в Вильнюсе неизвестные осквернили могилу маршала Пилсудского. 

Надежды на улучшение в двусторонних отношениях связывали со сменой власти в Литве в 2012 году, когда на смену правительству консерваторов пришли социал-демократы. «Литуанизация»: ликвидация польских школ, перевод обучения на государственный язык, написание польских имен и фамилий на литовский манер, замена двуязычных табличек у с указателями в местах компактного проживания поляков – всё это было навязчивой идеей «Союза Отечества – христианских демократов Литвы». 

Социал-демократы же обещали пересмотреть законодательство о нацменьшинствах и не трогать школьное образование на негосударственных языках, приняли в правящую коалицию Избирательную Акцию поляков Литвы и назначили её представителя на стратегически важный пост министра энергетики. Союз (и уж во всяком случае примирение) с Польшей был одним из предвыборных обещаний социал-демократов на последних выборах в Сейм. 

В реальности не вышло не только союза, но даже серьезного, убедительного примирения. 

Благодаря президенту Литвы Дале Грибаускайте, ставшей проводником политики консерваторов после потери ими правительства, либерализация законодательства в вопросах, связанных с нацменьшинствами, была отыграна назад, за двуязычные продолжили штрафовать, а новая образовательная реформа предполагает дальнейшее сокращение школьного образования на негосударственных языках. 

При таких реалиях вопрос о стратегическом партнерстве Польши и Литвы отпадает сам собой, хотя, казалось бы, для этого стратегического партнерства существуют все предпосылки. Тем не менее новый президент Польши Анджей Дуда, в своей инаугурационной речи выдвинувший концепцию Междуморья, фактически очередную реинкарнацию Ягеллонской идеи, свой первый зарубежный визит демонстративно нанес не на родину Ягеллонов – в Литву, а в совсем далекую для Польши Эстонию. Понятно, почему: при всем совпадении внешнеполитических установок во время посещения Литвы нельзя было не затронуть тему положения литовских поляков, а это – гарантированное обострение застарелого конфликта. 

Такие же проблемы в отношениях с Вильнюсом теперь возникнут у нового польского правительства, так же, как и глава государства, представляющего правоконсервативную партию «Право и справедливость». 

В случае Литвы в конфликт между собой входят две основные задачи ягеллонской политики Польши: формирование антироссийского геополитического блока из государств Восточной Европы и защита прав кресовян – этнических поляков и их потомков из приграничных регионов Украины, Белоруссии и Литвы.

Аналогичные сложности возникают у Польши в отношениях с Украиной: стратегический союз двух государств против России желаем обеими сторонами, но затруднен исторической политикой, которую проводит официальный Киев, героизирующий бандеровцев, убивших десятки тысяч поляков Волыни и Галичины.

Впрочем, Украина – это важнейшая страна в деле выстраивания антироссийского «санитарного кордона»: новое польское правительство ввиду этого может и поступиться принципами, пойдя Киеву на уступки. Литва же особой стратегической важности в Восточной Европе не представляет, чтобы там не думали о её мессианском предназначении «ландсбергисты». Поэтому в отношениях с Вильнюсом польский истеблишмент может демонстрировать избирателю принципиальность и не идти ни на какой стратегический союз до тех пор, пока остаются вопросы с правами литовских поляков. 

Но здесь еще остаётся вопрос: а хочет ли Вильнюс стратегического союза с Варшавой? При давно сложившихся предпосылках для создания этого союза за все эти годы он так и не возник исключительно по вине литовского руководства. Для сближения Литвы с Польшей можно было даже не предоставлять всех положенных прав национального меньшинства полякам Вильнюсского края – достаточно было не заострять тему с положением польского населения. Элементарно не закрывать польские школы, не отменять Закон о национальных меньшинствах, не отменять упрощенный порядок сдачи экзамена по литовскому языку для детей из нелитовских семей, не трогать двуязычные таблички в местах компактного проживания поляков и не штрафовать руководителей самоуправлений, не желающих их снимать. 

Однако литовское руководство в лице консерваторов и президента Грибаускайте все эти годы именно что заостряло тему литовских поляков. 

Литовские правые провоцировали конфликт Польши и Литвы, используя для этого польское население Вильнюсского края. 

Зачем им это было нужно, помимо электоральной поддержки консервативного литовского электората, еще помнящего о временах польского социального доминирования? Для ответа нужно напомнить, что современная Литва экономически держится на плаву двумя феноменами: рекордной депопуляцией, из-за которой всё меньше нужно расходов на население, и дотациями из Брюсселя, составляющими 20% литовского ВВП. Но ведь еврофонды на литовские заявки чиновники Еврокомиссии не будут давать просто так: им нужно еще что-то получить от Вильнюса взамен. 

Такой ответной услугой за брюссельские дотации и является антипольская политика Дали Грибаускайте, делающей все возможное для недопущения стратегического союза Польши и Литвы.

Брюссель, с помощью Грибаускайте в том числе, проводит политику сдерживания Польши. Ровно такую же, как сама Польша хотела бы проводить в отношении России. Для Восточной Европы Польша слишком большая, слишком растущая, слишком самостоятельная и слишком наглая. Качает перед брюссельской бюрократией свои права, требует к себе особого подхода, демонстрирует амбиции регионального лидера даже для приличия не пытаясь прикрывать это отстаиванием интересов ЕС. 

Приход к власти «Права и справедливости» эти особенности польской политики только усилит: и президент Анджей Дуда, и премьер-министр Беата Шидло, и глава МИД Витольд Ващиковский, и стоящий за всеми ими Ярослав Качиньский неоднократно говорили, что в отношениях с Еврокомиссией Варшава должна вести себя жестче и радикальнее. Если деятели из «ПиС» в самом деле устроят конфронтацию с Брюсселем, как они её уже устроили во время предыдущего пребывания у власти в 2005–2007 годах, то перспектива стратегического союза Польши и Литвы станет еще более отдаленной: таланты Грибаускайте и других литовских политиков как провокаторов, разрушающих международные отношения, в таких условиях будут востребованы, как никогда.                   

		
Статья доступна на других языках:
Комментарии
Читайте также
Новости партнёров
Загрузка...

Курсом мордорнизации

Курсом мордорнизации

Реформаторские инициативы, подобные казахстанским, примерно в то же время появились в Узбекистане, могут в ближайшее время появиться в России или Беларуси, но никогда — в странах Прибалтики и Украине. Там категориями модернизации больше не мыслят.

Переродившиеся убийцы

Переродившиеся убийцы

«Убийство — незаконно. Поэтому все убийцы заслуживают наказания. Если, конечно, они не убивают тысячами, под звуки фанфар».

Литва или Северная Корея?

Литва или Северная Корея?

Современная Литва нередко практически не отличима от КНДР. Сумеете ли Вы отличить Литву от Северной Кореи?

Латвийские историки: как Советский Союз латышей фашистами заставлял становиться

Латвийские историки: как Советский Союз латышей фашистами заставлял становиться

Латышские воины не участвовали в карательных операциях, они сражались на фронте против войск СССР. Против армии той страны, которая уничтожила независимость Латвии, осуществляла репрессии против её граждан и позже грозила Латвии новой оккупацией.

Попробуйте новый дизайн!

Дорогой читатель, предлагаем Вам попробовать новую версию нашего сайта. Вы в любой момент сможете вернуться к текущей версии сайта, а также оставить свой комментарий и оценку.

Попробовать!
Нет, спасибо