Тема недели:
На Западе критикуют модель развития Прибалтики
Западные экономисты и аналитики полны пессимизма в отношении Литвы, Латвии и Эстонии.
Вторник
06 Декабря 2016

«Эстонский канал ETV+ — это заведомо убыточный проект»

Автор: Александр Шамшиев

«Эстонский канал ETV+ — это заведомо убыточный проект»

19.08.2015  // Фото: http://static.err.ee

Новый эстонский русскоязычный канал ETV+ начнет вещание 28 сентября. Ранее, на Фестивале мнений в Пайде, прошла торжественная презентация программ канала и представление его ведущих. Чиновники надеются, что ETV+ поможет бороться с русскоязычной пропагандой. Будет ли канал успешным и какую роль он сыграет, портал RuBaltic.Ru обсудил с правозащитником Сергеем СЕРЕДЕНКО.

- Сергей Николаевич, что Вы думаете об идее создания русскоязычного ETV+ в противовес русскоязычным каналам, ретранслируемым из России?

- Перед тем как переходить к политической составляющей, давайте посмотрим на составляющую профессиональную: на телевизионный рынок в Эстонии вообще. По американским выкладкам примерно пятнадцатилетней давности самоокупаемое телевидение начинается с аудитории в 2 миллиона человек. В Эстонии такого населения не было никогда. Если мы сейчас посмотрим, что есть на эстонском рынке, то увидим, что число каналов абсолютно нелогичное. На сегодняшний день на рынке есть Эстонское телевидение, Kanal 2, Kanal 11, TV3, TV6, TV7, TVN, Таллинское телевидение, «Орсент-ТВ»… Я уже насчитал минимум девять телеканалов на максимально возможную аудиторию в 1,2 миллиона, причем TVN и «Орсент-ТВ» работают на русском языке. В Дании, к примеру, на 5,5 миллионов человек 20 лет назад было полтора эфирных канала. Конечно, с появлением кабельных каналов многое изменилось, но телепродукцию все равно производить надо. Поэтому все это в Эстонии — заведомо убыточные вещи. Значит, должна быть какая-то иная мощная составляющая, которая их питает. Допустим, Эстонское телевидение, будучи публично-правовым, питается из бюджета, но рекламные блоки на TV3 – огромные, минут по пять-шесть. Попробуйте смотреть фильм или передачу с такими рекламными блоками. Это невозможно. Но, тем не менее, люди смотрят. Теперь к ним прибавляется еще один канал.

- Какая же составляющая, на Ваш взгляд, является самой сильной в идее создания канала?

- Надо задаться вопросом, на какие деньги и откуда вообще взялась эта идея? Я — не большой специалист по чтению американских законов, но если вы посмотрите Закон США № 2277 «Акт о предотвращении агрессии со стороны России 2014», то в последних пунктах вы увидите положение о том, что надо увеличить вещание на русском языке, в том числе, в странах Прибалтики, конкретнее «рассмотреть краткосрочное увеличение русскоязычного телерадиовещания в других приоритетных странах, включая Эстонию, Литву и Латвию». И Госдепартаменту разрешается выделять на это 7,5 миллионов долларов ежегодно. Ни эта цифра, ни закон у нас не озвучивались, но, судя по тому, что после появления закона эстонцы забегали с криками «Нам надо! Нам надо! Нам надо!», указание пошло оттуда. Дали американцы деньги или нет – закрытая тема, ее вообще никто не обсуждает.

Далее, есть программное интервью нынешнего главного редактора ETV+ Дарьи Саар и ее знаменитое высказывание о том, что канал будет отражать государственную политику Эстонии. По этому поводу наш известный журналист Николай Караев написал в комментариях, что если бы такое позволил себе руководитель BBC, это был бы его последний день на работе и, наверное, последний день BBC. Тоже очень понятная мысль.

- Дарья Саар как раз пару недель назад в интервью «Делфи» объяснялась, что якобы ее неправильно поняли, вырвали слова из контекста. Заверила, что канал не будет являться рупором правительства. Вы верите подобным заявлениям?

- Я не эстонец, чтобы верить или не верить (эстонцы обычно не говорят «я думаю», они говорят «я верю»). Я хочу знать. Что до слов Саар – ну это просто невозможно с учетом того, как отбрасываются любые поползновения влево-вправо от «генеральной линии». С составом людей, которых они предложили, ничего другого родиться не может. 

- Вы имеете в виду конкретные персоналии?

- В том-то и дело, что там с персоналиями туго. Я, может быть, из предыдущего поколения и снисходительно смотрю на всю молодую журналистику, и не только на них. Но, собственно говоря, у нас журналистов-то нет. За редчайшими исключениями, которые только подтверждают правило. У нас и журналистики как таковой нет. Буквально сегодня обсуждали ситуацию, что у нас и закона о средствах массовой информации нет. Зато у нас есть «свобода СМИ». Как правозащитник, признаюсь, что не знаю, что это такое. Знаю свободу слова и свободу печати, а вот со «свободой СМИ» не знаком. Поэтому у нас «инфотейнмент». Я бы не сказал, что на эстонской стороне ситуация чем-то отличается, там то же самое – очень все убого. При этом количество печатных изданий у нас тоже абсолютно несусветное. Я всегда поражаюсь, за счет чего они живут? Когда ставлю рядом второй вопрос: «куда уходят европейские деньги?» – становится возможным провести определенные умозаключения. Это позволяет держать на плаву основную часть эстонского интеллектуального «планктона». Потому что если у них всех отобрать работу – чем они будут заниматься? Так что в целом я совсем не вижу вариантов того, что канал будет «неправительственным». 

- Один из ведущих ETV+ — Дмитрий Пастухов, он сказал, что канал необходим, чтобы русскоязычные зрители смогли приобщиться к эстонской культуре. В этом смысле проект видится Вам успешным?

- Для начала покажите мне эстонскую культуру. Покажите, к чему приобщаться. Я как-то анализировал «гимны» «Поющей революции» — выводы ужасные. «Я эстонец, и эстонцем останусь, быть эстонцем гордо и хорошо». Как сказал один умный человек, гордиться своей национальностью – это то же самое, что гордиться тем, что ты родился во вторник. Нам ближе «Человек – это звучит гордо!». А для того, чтобы быть человеком, нужна работа. То же классическое выдавливание из себя раба. Бытие эстонцем этого не предусматривает.

- Разве новый канал не сможет позитивно повлиять на сближение между сообществами и привести к взаимопониманию между ними?

- Если говорить о сближении, мы должны понять, где находимся мы и где находятся они, чтобы начать сближаться.

Думаю, мы находимся так далеко, что практически не видим друг друга. Я не знаю, куда там сближаться. Здесь есть некое очень зыбкое статус-кво, над которым постоянно пробегают волны очередной военной паранойи.

Об этом ничего не говорится. Я писал о том, что американцы опубликовали анализ, что следующая мировая война начнется в Нарве. Расписан совершенно замечательный сценарий, включающий в себя «зеленых человечков» и все остальное. Дальше этот сценарий начинают подхватывать российские "либералы", и понятно, как он до них доходит. Но здесь полная тишина об этом. В лучшем случае наносятся какие-то упреждающие информационные удары, проводится Фестиваль мнений в Нарве. Я в нем участвовал. Хорошо, если там 200 человек пришло.

- Какие впечатления у Вас были от Фестиваля мнений в целом?

- Если бы это было коммерческое мероприятие, то оно стало бы полным провалом. Взамен массированной рекламной кампании получили в Нарве 200 человек. Наша медийная особенность в «малом США» – это какие-то моментальные репутации. Недавно читал интервью посла Украины в Эстонии. Он мне рассказывает про авторитетного правозащитника Мустафу Джемилева. То есть был господин Джемилев представителем крымских татар, потом — раз! — и стал правозащитником. И не просто правозащитником, а сразу – оп! – и авторитетным. Появился у нас господин Артемий Троицкий и сразу – оп! – стал лидером общественного мнения. Подход только такой. Ничего здесь меняться не может и не изменится, потому что чем хуже будут дела в Эстонии, тем больше в этом будет виновата Россия. Это же очевидно.

- Сейчас предпринимается много информационных усилий, чтобы привлечь к ETV+ потенциальных русскоязычных зрителей. Вы будете его смотреть?

- Начать надо с того, что над Дарьей Саар стоит член правления ERR господин Айнар Руусаар, которого я называю фашистом. Между прочим, он звезда эстонской журналистики, он хорошо знает профессию, долгое время проработал на Эстонском телевидении. И этот человек публично заявляет, что не понимает, почему Полиция безопасности не может превратить жизнь активиста Максима Ревы в ад и почему Рева вообще должен находиться в Эстонии. У него есть четкое разделение, что люди – это эстонцы, к ним применимы правила журналистики и иные нормы. К остальным отношение совсем другое. Этот человек непосредственно курирует Дарью Саар. Вы отодвигаете в сторону американские деньги, пытаетесь найти какой-то позитив, а его здесь нет. Отвечаю на ваш прямой вопрос – не знаю, буду ли я его смотреть когда-нибудь. 

- Все же, по Вашим прогнозами, ETV+ будет сколько-нибудь успешен среди русскоязычного зрителя? 

- Деньги не окупятся в любом случае. Я лет семь отработал на Эстонском телевидении. В конце 90-х только одна наша редакция «Русского видеоканала» выпускала 4,5 часа вещания на русском языке в неделю. Были такие времена! 4,5 часа в неделю – это очень много. Потом всю редакцию распустили.

А с ETV+ я даже развлекся. В апреле я им направил заявку на ток-шоу под названием «Вежливые люди». Причем я предлагал ток-шоу с эстонцами на эстонском языке и с русскими субтитрами. Я понимал, что шансов никаких, но мне было интересно, где затрещит вся эта история. Затрещала она по-эстонски – мне просто не ответили. Но идея заключалась в том, что раз это русский канал, то одно из двух: либо он на русском языке, либо он на русскую тему. Я хотел задавать эстонцам русские вопросы, чего не делает никто. Если же ограничиваться только русским языком, то мы сразу теряем примерно 3/4 эстонцев, так как они на нем попросту не говорят. То, что я вам говорю сейчас, я теми же словами написал в заявке, на которую, повторюсь, не ответили. Это – тоже штрих к истории с каналом. 

- Вместе с тем власти презентовали идею создания русскоязычного канала чуть ли не как событие государственного масштаба. На Ваш взгляд, что еще могли бы сделать создатели ETV+, чтобы снискать популярность у русскоязычного зрителя, способствовать улучшению политического климата в стране? 

- Действительно, это событие государственного масштаба.

О канале постоянно говорят. Вопрос – зачем? Недаром я начал с американского закона. Им дали команду. Они показывают "командирам" бурную деятельность: мол, мы шевелимся, у нас демократия цветет буйным цветом.

Создание телевизионного канала – неправильное решение изначально. Надо менять информационную политику в целом, уходить от «позитива» в эстонском понимании к реализму.

Надо перестать врать. Если «журналистика» довольствуется тем, что «у нас есть факты, что малайзийский Боинг сбила Россия, но мы вам их не покажем», то это — не журналистика.

Комментарии
Читайте также
Новости партнёров
Загрузка...

Этот стон у них свободой зовется

Этот стон у них свободой зовется

«Граждане, расходимся, у меня знакомый дипломат в Чикаго есть, он сказал, что всё будет путем, за Литву словечко замолвят, без паники!».
Политики этих стран клеймят «ватников» за «рабское сознание», высокомерно улыбаются при словах о том, что их правительства назначаются по звонку из посольства США, гордо бросают «Мы играем в западных клубах» и пытаются учить демократии.

Пишите письма

Пишите письма

Звон дипломатических сабель, хруст переломленных копий... Резолюция в ответ на резолюцию, против демарша — демарш. За всем этим тихо, полушепотом — новости мелкокалибербные вроде бы, малозначительные. Но очень симптоматичные. На них стоит иногда обращать внимание.

Подходишь ли ты в преемники Грибаускайте?

Подходишь ли ты в преемники Грибаускайте?

В октябре состоятся парламентские выборы в Литве, но не за горами и президентские! Проверь себя уже сейчас, сгодишься ли ты в преемники железной леди Прибалтики?

Эстонские коллаборационисты в годы войны

Эстонские коллаборационисты в годы войны

Эстонские эсэсовцы квалифицируются как военные преступники согласно приговору Нюрнбергского военного трибунала.