Тема недели:
На Западе критикуют модель развития Прибалтики
Западные экономисты и аналитики полны пессимизма в отношении Литвы, Латвии и Эстонии.
Вторник
06 Декабря 2016

Фрейманис: «Премьерство Солвиты Аболтини трудно представить»

Автор: Андрей Солопенко

Фрейманис: «Премьерство Солвиты Аболтини трудно представить»

19.08.2015  // Фото: http://rus.uk.itvnet.lv

Согласно социологическим данным, популярность правящей партии «Единство» снижается уже несколько месяцев, тогда как рейтинг «Союза зелёных и крестьян» плавно растёт. С чем это связано и сможет ли СЗК занять место главной правящей партии, порталу Rubaltic.Ru рассказал директор «Latvijas Fakti» Айгар ФРЕЙМАНИС:

- Г-н Фрейманис, как Вы оцениваете общественную поддержу латвийских политиков в настоящее время?

- Однозначный вывод сделать весьма трудно, но уже долгие годы общее отношение скорее критичное, чем положительное – это общеизвестный факт. Со стороны общества есть подозрения, что политики никогда не договаривают всё до конца, я бы назвал это таким «полувооружённым перемирием». Общество должно считаться с политиками, поскольку они необходимы, общество их избирает на выборах, но доверием они всё же не пользуются. Да, бывают всплески положительных эмоций к политикам, но они относительно редки.

Такой «здоровый скептицизм» или «здоровое недоверие» во многом зиждется на том, что люди подозревают, что политики могут принять неблагоприятные для общества решения.

Опыт последних 20 лет на этом стоит – любое крупное решение политиков имеет отрицательные последствия.

Поэтому общество считает, что политикам лучше не доверять – доверие должно быть заслужено.

- В последние месяцы, по данным «Latvijas Fakti», наблюдается падение рейтинга партии «Единство». С чем, по Вашему мнению, это связано?

- В первую очередь это связано с тем, что внутрипартийный климат, который сложился в этой партии, свидетельствует о серьёзных внутренних противоречиях. В «Единстве» ярко выражены две группировки, одна стоит за председателем партии Солвитой Аболтиней, а в другой более заметны Илзе Винькеле и Лолита Чигане. Здесь можно сказать, что электорат партии, смотря на их конфликты, недоумевает, в какую сторону качнуться. На мой взгляд, это — основная причина.

Также начиная с момента восстановления независимости, у нас всегда существовала одна главная партия власти. В данный момент «Единство» является уходящей партией власти, а на эту роль начинает претендовать «Союз зелёных и крестьян». Когда и каким образом произойдёт эта смена ролей, я не знаю, но скорее всего, это будет именно так. Возможно, избиратель тоже это чувствует, поэтому и меньше поддерживает «Единство».

- Вы упоминали Солвиту Аболтиню, а как к ней относится население Латвии?

- Она, несомненно, пользуется поддержкой в среде своего электората, несмотря на то, что она поначалу не прошла в парламент. В остальном же отношение к ней, скорее, скептическое, поскольку присутствует ощущение, что она преимущественно кулуарный игрок. То, что она делает в политике, всегда остаётся за кадром, и это не вызывает положительных эмоций. Сложно сказать, что ей надо делать, чтобы освободиться от этой «ауры»… Может быть, стать премьером, однако сейчас над ней довлеет именно её кулуарное положение.

- Кстати, о премьерских амбициях Солвиты Аболтини: если она станет премьером, то, на Ваш взгляд, как это скажется на её рейтинге?

- Сам факт того, что она может стать премьером, мне трудно представить. У неё была такая возможность, после отставки Валдиса Домбровскиса – она получала такое предложение от президента, но отказалась. Мне кажется, она упустила момент. Может, Аболтиня надеялась на что-то иное, стать президентом, но тогда у неё был самый реальный шанс. В то же время сейчас есть вопрос: а готова ли фракция «Единство» её выдвинуть, памятуя о тех разногласиях, о которых мы говорили ранее. Кроме того, и другие фракции, видя эти проблемы внутри «Единства», могут выдвинуть свои условия для поддержки кабинета Аболтини, и сложно сказать, получится ли тогда вообще создать правительство. Так что я не думаю, что подобный сценарий очень реален.

- По Вашему мнению, как объясняется подъём рейтинга «Союза зелёных и крестьян»?

- В любой проблемной ситуации, когда присутствует некая неопределённость, «Союз зелёных и крестьян» всплывает, как подводная лодка. Мне кажется, что сейчас именно тот момент.

Правда, у них заметно отсутствие одного лидера, который мог бы стать премьером. Называются несколько имён: Янис Дуклавс – министр земледелия, или Улдис Аугулис – министр благосостояния. Да, они долго находятся в политике, но нельзя сказать, что они заметны как существенные лидеры. Это — одна из особенностей этой партии: у них нет ярких лидеров, они все примерно на одном уровне. Для внутрипартийной ситуации это, наверное, хорошо, но для большой политики это, скорее, минус. Да, есть Айварс Лембергс, долгие годы именовавшийся кандидатом в премьеры, но сейчас о его выдвижении речь всё же не идёт.

Вообще, говоря о выдвижении Лембергса в премьеры, не думаю, что он бы получил поддержку большей части латвийского общества. Части общества — да, несомненно, но не большинства. На мой взгляд, в данный момент «Союз зелёных и крестьян» не особо готов стать партией власти, хотя возможность у них сейчас наилучшая.

- Рейтинг партии «Согласие» уже много лет находится на первом месте, в чём причина любви избирателей к этой политической силе?

- Да, начиная с 2006 года рейтинг «Согласия» находится на очень высокой отметке. Конечно, бывали какие-то взлеты или падения, однако часто это находится в пределах статистической погрешности социологического исследования. Кроме того, на популярность этой партии влияет и воздействие внешних публичных факторов. Например, в мае под влиянием празднования Дня Победы рейтинг партии всегда вырастает, правда потом он опять опускается. Это нормально, так как люди находятся под воздействием эмоционального подъёма, который потом проходит.

На самом деле лояльность электората «Согласия» — очень интересная штука. Партия находится в оппозиции, хорошо понимая, что попасть в коалицию им вряд ли удастся, так как ни одна из других фракций в Сейме не готова пойти на самоубийство, согласившись работать с ними в одном правительстве. На мой взгляд, такое самоубийство допустил Валдис Затлерс, высказавшись, что только танки могут изменить его решение о приглашении «Согласия» в правительство. Это было самое неудачное высказывание с точки зрения политического пиара. Затлерс в этом смысле оказался мастером, и его партия быстро сошла со сцены. Поэтому как долго сторонники «Согласия» будут за них голосовать, зная, что партия не будет в правительстве, сказать сложно. Его избиратели явно согласились с такой «гетто-политикой».

- За «Согласие» в основном голосуют русскоязычные, однако в публичном пространстве присутствует мнение, что за них голосуют и латыши. Так ли это по опросным данным?

- Латышей за них голосует относительно небольшое количество, но здесь надо разделять два уровня выборов – Сейм и местное самоуправление. На выборах в Сейм я сказал бы, что нет. Если принять весь электорат партии за 100%, то среди них будет около 10% людей, которые называют себя латышами. Почему я говорю «называют себя латышами», потому что чаще они говорят по-русски и, когда приходят интервьюеры, с ними эти люди предпочитают общаться на русском. Часть, конечно, из них говорит по-латышски, но таких людей в выборке очень мало.

Если же брать выборы в самоуправления, в первую очередь в Рижскую думу, то там количество латышей, поддерживающих «Согласие», составляет порядка 30%.

Это тоже понятно, так как бесплатный общественный транспорт для пенсионеров является уникальным инструментом, с помощью которого можно привлечь избирателей. Также разные социальные программы, реализуемые правящей коалицией в Риге, крайне привлекательны для избирателей. Явно левая и социально ориентированная политика, проводимая в Риге, даёт свои результаты.

- Однако на выборах в Сейм разделение по этническому признаку присутствует очень сильно, как долго оно будет определять исход выборов?

- На мой взгляд, у нас всё определяет так называемое «молчащее большинство» — люди, не имеющие очень твёрдых взглядов, готовые плыть по течению. В какие-то моменты, говоря о латышской части, они становятся ярыми националистами, в какой-то момент — либералами, всё зависит от повестки дня. Вопросы оккупации, языка являются актуальными и, пока не пройдёт страх потери своей идентичности, раскол будет продолжаться.

- Тогда, на Ваш взгляд, сколько времени должно пройти, чтобы эти вопросы потеряли свою актуальность?

- Я думал, что последние выборы в Сейм (4 октября 2014 г. – прим. RuBaltic.Ru) будут переломными. Но ожидания не подтвердились. Хотя с другой стороны происходят иные процессы: смягчение достаточно жёстких позиций. Например, появилось некоторое количество латышей, делающих карьеру в партии «Согласие», а также людей, для которых латышский язык явно не родной, но они занимают серьёзные посты в «Единстве». Скорее всего, это будет происходить и дальше. Таким образом, люди будут всё больше и больше перетекать в одну или в другую сторону. Мне представляется это естественным путём, который не сразу будет замечен избирателями.

Комментарии
Читайте также
Новости партнёров
Загрузка...

Этот стон у них свободой зовется

Этот стон у них свободой зовется

«Граждане, расходимся, у меня знакомый дипломат в Чикаго есть, он сказал, что всё будет путем, за Литву словечко замолвят, без паники!».
Политики этих стран клеймят «ватников» за «рабское сознание», высокомерно улыбаются при словах о том, что их правительства назначаются по звонку из посольства США, гордо бросают «Мы играем в западных клубах» и пытаются учить демократии.

Пишите письма

Пишите письма

Звон дипломатических сабель, хруст переломленных копий... Резолюция в ответ на резолюцию, против демарша — демарш. За всем этим тихо, полушепотом — новости мелкокалибербные вроде бы, малозначительные. Но очень симптоматичные. На них стоит иногда обращать внимание.

Эстонские коллаборационисты в годы войны

Эстонские коллаборационисты в годы войны

Эстонские эсэсовцы квалифицируются как военные преступники согласно приговору Нюрнбергского военного трибунала.