Тема недели:
На Западе критикуют модель развития Прибалтики
Западные экономисты и аналитики полны пессимизма в отношении Литвы, Латвии и Эстонии.
Воскресенье
11 Декабря 2016

Pro et contra: Прибалтика вызывает ожесточенные споры в Европе

Автор: Александр Носович

Pro et contra: Прибалтика вызывает ожесточенные споры в Европе

20.01.2015

За последнюю неделю на страны Балтии обрушилась волна критики от политиков «старой Европы». Британцы ругают Латвию за весь опыт её социально-экономического развития, финны называют прибалтийскую политику националистической и считают провальной идею создания русскоязычного телеканала. Эти заявления сталкиваются с заявлениями других европейских политиков, которых балтийские страны, наоборот, хвалят.

На презентации приоритетов председательства Латвии в ЕС европарламентарий от Германии Манфред Вебер (Европейская народная партия) назвал Латвию «лучом света в Европейском союзе»: по его мнению, эта страна преодолела тяжелый кризис и теперь может считаться процветающей экономикой со снижающимся уровнем безработицы.

Однако в самой Латвии куда больший резонанс вызвали произнесенные тогда же слова другого евродепутата, представителя Великобритании Полла Натолла из UKIP – Партии независимости Соединенного королевства, добивающейся выхода Великобритании из Евросоюза. «Сепаратист» Натолл откровенно усомнился в том, что у Латвийской республики есть какие-либо основания председательствовать в Европейском союзе и посоветовал ей для начала разобраться со своими проблемами.

«Ваша экономика рухнула в 2008 году в связи с одним из самых крупных экономических спадов на планете. Вам должны были предоставить финансовую помощь для выхода из кризиса еще до того, как вы присоединились к этой болезненной валюте (евро) явно против воли своего народа», - заявил евроскептик, а затем отдельно остановился на упомянутом немецким коллегой «снижении безработицы».

«Ваши самые способные, самые лучшие и молодые массово сбегают на Запад, и куда они направляются? Ну, учитывая, что один из тридцати латышей живет в Великобритании, на этот вопрос очень легко ответить», - сказал Полл Натолл, подчеркнув, что Латвия представляет из себя микрокосмос всех ошибок Евросоюза, а эмиграция и депопуляция неминуемо вызовут там пенсионный и медицинский кризис.

«Луч света в ЕС» против «микрокосмос всех ошибок ЕС» — так жестко полярные мнения о Латвии не схлестывались даже во времена заочного спора премьер-министра Валдиса Домбровскиса и нобелевского лауреата Пола Кругмана об «истории успеха».

С одной стороны, в этой битве однозначно выигрывают Латвия и еврооптимизм: «лучом света» балтийскую республику называет депутат крупнейшей фракции Европарламента, тогда как UKIP всегда считалась маргинальной и популистской организацией.

С другой стороны, эта маргинальная организация сенсационно победила на прошлогодних выборах в Европарламент, получив 27% голосов (на выборах в самый первый Европарламент 20 лет назад у неё было меньше 1%). Зная специфику европейских выборов, на которые народ ходить не любит, приходится признать, что больше всех идти на избирательные участки в Великобритании были мотивированы националисты и евроскептики.

Но главное — программа Партии независимости на туманном Альбионе давно уже перестала быть маргинальной и неприличной, а их взгляды такими, что в хорошем обществе руки не подадут.

Выход из Евросоюза и запрет на въезд эмигрантов — это теперь официальный политический курс руководства страны.

«Иммиграция, социальное обеспечение и образование связаны друг с другом. Попробуйте посетить заводы в нашей стране, и узнаете, что половина работников приехали из Польши, Литвы или Латвии», - говорил премьер-министр Великобритании Дэвид Кэмерон еще два года назад. Сейчас ограничение трудовой миграции и проведение референдума о выходе королевства из ЕС — главные предвыборные обещания правящих консерваторов.

Получается закономерность: балтийские страны хвалят те европейские политики, которые связаны с брюссельской бюрократией и правящим большинством Европарламента.

А те, которые представляют исключительно свои страны, доведись им высказываться о странах Балтии, их ругают.

Например, «президент ЕС» - председатель Европейского Совета Дональд Туск в ходе визита в Вильнюс похвалил Литву за переход на евро. Едва ли Дональд Туск сказал бы такое в прошлой политической жизни, когда он был премьер-министром Польши. И не потому, что у Польши с Литвой при Туске были худшие двусторонние отношения между странами ЕС. А потому, что залогом маленького «экономического чуда», произошедшего с Польшей во время мирового кризиса 2008-2009 годов, стала сохранившаяся у неё национальная валюта. Девальвировав её, Польша добилась того, что кризис её почти не затронул и на фоне хронических проблем в еврозоне польская экономика стала лидирующей в Восточной Европе. С тех пор злотый — почти сакральный символ польской государственности, возможность проведения собственной монетарной политики считается вопросом национальной безопасности страны, а сторонники перехода на евро считаются «городскими сумасшедшими» - общество и политики в вопросе сохранения национальной валюты едины и неделимы. Поэтому премьер-министр Польши, сохранивший национальную экономику за счет девальвации злотого, Литву или Латвию за введение евро никогда бы не похвалил. То ли дело — председатель Совета ЕС...

Глава МИД Финляндии между тем заявил, что лоббируемая странами Балтии инициатива по созданию общеевропейского «контрпрагандистского» канала на русском языке провальна априори.

«Это связано с националистической политикой, проводимой балтийскими государствами, которая предусматривала отказ от производства русскоязычных новостей. Мы в Финляндии пошли другим путём», - подчеркнул Эркки Туомиояд, отметив, что в Финляндии телекомпания «Юле» уже давно выпускает новостной блок на русском языке.

Показательна чересчур нервная даже по прибалтийским меркам реакция соседней Эстонии на критику главного финского дипломата. «Называть нашу политику националистической — это слишком сильно. Естественно, мы продолжим наши контакты, но интуиция подсказывает мне, что так легко эта ситуация не разрешится», - заявил посол Эстонии в Финляндии. Посол Финляндии в Эстонии, в свою очередь, была вызвана в эстонский МИД за разъяснениями.

Впечатлительность эстонцев от критики северного соседа понятна: со времен Народного фронта в конце 80-х годов Финляндия была для эстонцев путеводной звездой и эталоном развития: «Мы те же финны, и жить будем так же, как они». Минуло четверть века, Эстония как была, так и остается у северных братьев «бедным родственником»: эстонские зарплаты по-прежнему в несколько раз ниже финских. Остается с угрюмой убежденностью продолжать твердить, что это всё из-за «последствий оккупации», и со злостью наблюдать, как Финляндия отказывается от «демократической солидарности» и требует не лезть в её отношения с Россией, на экономическом сотрудничестве с которой ей и удалось создать суперуспешную экономику. Но когда Финляндия, словно какая-нибудь «российская пропаганда», начинает критиковать балтийские страны за национализм, тут уже даже эстонские крепкие нервы не выдержат.

Это относится в равной степени и к латышским, и к литовским нервам.

Два десятилетия страны Балтии рвались в западный мир как в царствие небесное, а теперь представители западного мира сообщают прибалтам, что они до их стандартов не дотягивают — это же крах всей жизненной стратегии!

Отсюда стандартная реакция: нервная отповедь, либо угрюмое молчание. Есть, впрочем, еще один вариант: провозглашение персональным врагом с запретом на въезд. Такое уже проделали с итальянским писателем и политиком Джульетто Кьезой, много и часто ругавшим Прибалтику за неграждан и ассимиляцию русскоязычного населения. Следующий на очереди, видимо, бывший вице-спикер Европарламента Михель-Анхель Мартинес-Мартинес, заявлявший: «Одной из привилегий балтийских стран, особенно Латвии и Эстонии, является то, что значительная часть их населения — русские. Они могли бы воспользоваться этим, чтобы сыграть важную роль моста между ЕС и РФ. Это я им и советую: став мостом, вы станете значимыми в Евросоюзе. Если вы стена или барьер — вы не будете значимы».

Действующему вице-спикеру Европарламента, как и премьер-министру Великобритании или главе МИД Финляндии, за критику прибалтийской политики въезд в Прибалтику, конечно, не запретят. Зато бывшему — запросто. Тем более, что уже был прецедент с Кьезой. Правда, от этого Прибалтика в глазах всей Европы станет еще менее европейской, но местные лидеры с их партийно-комсомольским мышлением, похоже, не понимают этого. И уже не поймут никогда.   

Комментарии
Читайте также
Новости партнёров
Загрузка...

Этот стон у них свободой зовется

Этот стон у них свободой зовется

«Граждане, расходимся, у меня знакомый дипломат в Чикаго есть, он сказал, что всё будет путем, за Литву словечко замолвят, без паники!».
Политики этих стран клеймят «ватников» за «рабское сознание», высокомерно улыбаются при словах о том, что их правительства назначаются по звонку из посольства США, гордо бросают «Мы играем в западных клубах» и пытаются учить демократии.

Бойтесь миротворцев

Бойтесь миротворцев

Холодная Война вроде бы уже двадцать семь лет закончилась, а такое ощущение, что всё у нас еще впереди.

Литва или Северная Корея?

Литва или Северная Корея?

Современная Литва нередко практически не отличима от КНДР. Сумеете ли Вы отличить Литву от Северной Кореи?

Дом Франка в Вильнюсе

Дом Франка в Вильнюсе

Своим названием этот дом обязан доктору медицины, профессору Виленского университета Йозефу Франку. Его отец — Иоганн Петер Франк, известный в Европе врач-гигиенист и судебный медик, вместе с сыном перебрался в Вильну из Вены, где работал директором городской больницы в начале XIX века.