Тема недели:
На Западе критикуют модель развития Прибалтики
Западные экономисты и аналитики полны пессимизма в отношении Литвы, Латвии и Эстонии.
Пятница
09 Декабря 2016

Почему Прибалтика сохраняет еврооптимизм?

Автор: Александр Носович

Почему Прибалтика сохраняет еврооптимизм?

20.04.2016  // Фото: politikus.ru

Вопреки растущим в Европе евроскептическим настроениям Литва, Латвия и Эстония по-прежнему излучают еврооптимизм. В этом нет ничего удивительного: в условиях, когда прибалтийские экономики существуют на дотационной «игле» из структурных фондов ЕС, а прибалтийские политики ставят интересы Брюсселя и Вашингтона выше национальных интересов своих стран и мечтают перебраться на работу в Еврокомиссию, иначе и быть не может.

Недовольство евроинтеграцией в её нынешнем состоянии стало общей тенденцией в Европейском союзе. Рост евроскептицизма наблюдается даже в Германии: стране, ставшей основой формирования нынешней «Единой Европы», чья экономика является главным выгодополучателем европейской интеграции. В первые месяцы нынешнего года в ФРГ выросла популярность партии «Альтернатива для Германии», выступающей против приёма беженцев, за отказ от евро и возвращение к немецкой марке. Сейчас за «Альтернативу для Германии» готовы голосовать 13% избирателей, что делает её третьей по популярности политической силой в стране после традиционных лидеров немецкой политики: ХДС/ХСС и социал-демократов.

В Швеции в этом году резко сократилось число сторонников ЕС. Осенью 2015 года членство своей страны в Европейском союзе поддерживали 59% граждан Швеции; по данным опроса, опубликованного на этой неделе, сейчас европейскую интеграцию Швеции поддерживают только 39% жителей этой страны. За полгода идея Единой Европы в Швеции потеряла 20% сторонников – теперь еврооптимисты в шведском обществе в меньшинстве, а большинство шведов считает, что Евросоюз движется в неправильном направлении.

Разумеется, главной причиной роста евроскептицизма является кризис миграционной политики: наплыв в Европу выходцев из Азии и Африки и обеспечение всех их социальными гарантиями при сохранении Шенгенской зоны. Другая причина усиления центробежных настроений – политика расширения ЕС, которую в последние годы продолжала брюссельская бюрократия вопреки неудачному для неё самой опыту интеграции в ЕС Восточной Европы.

В этом отношении триумфом евроскептиков является голосование голландцев против ассоциации Украины с ЕС – жители страны массово пришли на референдум в первую очередь из-за того, что не готовы были оплачивать за счёт своих налогов и своего образа жизни «европейский выбор» 42-миллионной нищей страны.

На лето этого года назначен референдум о выходе Великобритании из состава ЕС. По последним опросам, за сохранение членства в Европейском союзе высказываются 49% британцев, тогда как за выход из ЕС выступает 41% жителей Соединённого Королевства. Прошлым летом евроскептиками было большинство граждан Великобритании: 52% населения выступали за выход страны из Евросоюза. Идея Единой Европы на Британских островах укрепилась после того, как Брюссель пошёл на уступки официальному Лондону и принял условия британского премьера Дэвида Кэмерона, который в силу этого счёл возможным изменить свою позицию по референдуму и начать агитировать соотечественников против выхода Великобритании из состава ЕС.

То есть у власти в Лондоне в любом случае находятся евроскептики, которых не устраивает европейская интеграция в её нынешнем виде и которые добиваются реформы Евросоюза, шантажируя евробюрократию выходом Великобритании из ЕС. И в своих требованиях реформировать ЕС британцы в Европе не одиноки. Знаковое явление последних лет: евроскептические настроения становятся мейнстримом в странах Центральной и Восточной Европы, которые с 2004 года было принято считать восторженными неофитами европейской интеграции.

Первым таким казусом, который сочли исключением, подтверждающим правило, ещё в прошлом десятилетии стала Чехия: политическое руководство одной из самых развитых экономически и социально стран «новой Европы» составили евроскептики, которые едва не заблокировали ратификацию Лиссабонского договора и отказались переходить на евро. Затем в Венгрии к власти пришли правые консерваторы Виктора Орбана, которые дошли до открытого конфликта с Брюсселем. В последние месяцы такая же ситуация повторилась с Польшей.

Так что утверждение, что «новая Европа» остаётся заповедником непуганых еврооптимистов, не вполне соответствует действительности.

Подлинным заповедником еврооптимизма может считаться не вся Восточная Европа, а только один её регион – Прибалтика.

Согласно прошлогоднему опросу «Евробарометра», 66% жителей Латвии видят выгоды от членства своей страны в ЕС, 74% жителей Латвии позитивно оценивают будущее Европейского союза, а 78% жителей Эстонии поддерживают членство своей страны в ЕС. Страны Балтии являются лидерами в ЕС по позитивному отношению к еврозоне: действие евро поддерживают 82% жителей Эстонии и 73% жителей Литвы (антилидерами в этом вопросе являются Великобритания и Чехия, где, как известно, сохранились национальные валюты, а общество и политики едины в нежелании переходить на евро).

Политический класс Литвы, Латвии и Эстонии в своей поддержке Единой Европы солидарен с народом. Прибалтийские лидеры встречают неодобрительным ропотом даже умеренный, реформистский евроскептицизм, представители которого требуют всего лишь системных реформ в институтах ЕС (как правящие партии Великобритании или Польши), а уж радикальных евроскептиков, которые добиваются отмены евро, Шенгена и даже роспуска Европейского союза, они именуют исключительно «путинской пятой колонной» в Европе. Характерно, что одной из первых в ЕС на голосование голландцев по Украине отреагировала президент Литвы Даля Грибаускайте, на следующее же утро после референдума выступившая с заявлением, что итоги народного волеизъявления в Нидерландах – удар по единству Европы. То есть прибалтийские лидеры мало того что в упор не замечают проблем современной Европы, именуя таковыми лишь «российскую пропаганду» и «гибридную войну», – они ещё вдобавок пытаются посадить европейцам на шею огромную, нищую, неуправляемую Украину.  

Как объяснить этот лучезарный еврооптимизм в условиях, когда говорить о работе Европейского союза в духе «всё хорошо, прекрасная маркиза» в сегодняшней Европе окончательно стало дурным тоном?

Главная причина в том, что вне европейской и евроатлантической интеграции Прибалтийских республик в современном мире просто быть не может.

Великобритания может выйти из ЕС – ни у кого нет сомнений, что и без европейской интеграции эта древняя страна с великой историей прекрасно проживёт. Германия, если решит, что европейская интеграция перестала экономически оправдывать себя и больше ей невыгодна, может выйти из ЕС, развалив таким образом Европейский союз по тому же сценарию, по какому развалился Советский. Франция в далёком 1966 году могла себе позволить выйти из военных структур НАТО, а сегодня даже Польша может себе позволить проявлять евроскептицизм и сколачивать восточноевропейскую фронду Брюсселю.

А если из ЕС выйдут Литва, Латвия и Эстония (или их оттуда выгонят), то что от этих стран останется?

Население Прибалтики поддерживает евроинтеграцию и Шенген, потому что для них это возможность сбежать навсегда из Прибалтики в настоящую Европу и прожить достойную европейскую жизнь в Лондоне, а не в Каунасе.

Политики Литвы, Латвии и Эстонии молятся на ЕС по той же причине: для них евроинтеграция – это шанс стать политическими гастарбайтерами и переехать на работу в Брюссель, сменив постылое кресло премьер-министра Латвии или президента Литвы на пост председателя Еврокомиссии. Чиновники и политики второго эшелона молятся на дотации из структурных фондов ЕС, без которых не выжить прибалтийским экономикам, потому что они составляют 20% ВВП Литвы, Латвии и Эстонии. Наконец, все они молятся на «европейскую солидарность» союзников по НАТО, потому что в Прибалтике даже в шутку не рассматривается вариант защищаться от внешней военной угрозы самостоятельно.

От всего этого и лучезарный еврооптимизм. Он – как финальный кадр «Ночей Кабирии», в котором Джульетта Мазина пытается улыбаться сквозь слёзы. Менее удачной, чем для Прибалтийских республик, европейская интеграция оказалась разве что в Болгарии и Румынии. Но никаких альтернатив, кроме европейской интеграции, для Литвы, Латвии и Эстонии больше нет. Поэтому всё, что им остаётся, – стойко игнорировать все накопившиеся проблемы Евросоюза и упорно продолжать улыбаться.

Комментарии
Читайте также
Новости партнёров
Загрузка...

Этот стон у них свободой зовется

Этот стон у них свободой зовется

«Граждане, расходимся, у меня знакомый дипломат в Чикаго есть, он сказал, что всё будет путем, за Литву словечко замолвят, без паники!».
Политики этих стран клеймят «ватников» за «рабское сознание», высокомерно улыбаются при словах о том, что их правительства назначаются по звонку из посольства США, гордо бросают «Мы играем в западных клубах» и пытаются учить демократии.

Бойтесь миротворцев

Бойтесь миротворцев

Холодная Война вроде бы уже двадцать семь лет закончилась, а такое ощущение, что всё у нас еще впереди.

Литва или Северная Корея?

Литва или Северная Корея?

Современная Литва нередко практически не отличима от КНДР. Сумеете ли Вы отличить Литву от Северной Кореи?

Литовские князья как защитники русских земель

Литовские князья как защитники русских земель

Отдавая явное предпочтение русской гражданственности и русским людям, литовские князья с удивительным политическим тактом и всецело опираются на русское население государства, оберегают его верования, обычаи и права, постепенно подчиняются его культурному влиянию.