Тема недели:
На Западе критикуют модель развития Прибалтики
Западные экономисты и аналитики полны пессимизма в отношении Литвы, Латвии и Эстонии.
Вторник
06 Декабря 2016

Эстонии не удаётся завлечь Финляндию в НАТО

Автор: Александр Носович

Эстонии не удаётся завлечь Финляндию в НАТО

20.05.2014

Президент Эстонии Тоомас Хендрик Ильвес заявил, что готов провести для Финляндии переговоры о её вступлении в НАТО. В самой Финляндии это предложение было встречено без всякого энтузиазма, премьер-министр страны Юрки Катайнен попал под шквал критики за предположение о возможности присоединения к НАТО, а президент Финляндии Саули Нийнистё на предложение эстонского коллеги ответил обтекаемыми словами про общую оборонительную политику в рамках Евросоюза. Такое отношение объясняется, во-первых, тем, что в Финляндии очень дорожат выгодами, получаемыми от нейтралитета в отношениях с Россией, во-вторых, тем, что в отличие от Литвы, Латвии и Эстонии финны привыкли защищать себя сами.

В финском языке существует непереводимое и не имеющее точных аналогов в других языках понятие «сису». Сису включает в себя одновременно мужество, смелость, стойкость, выносливость и упорство. У этнографов сису считается одной из определяющих черт финской национальной идентичности – именно сису объясняют то, что в финском языке нет будущего времени. Для Финляндии сису – это национальный бренд и один из главных символов страны.

Именно этот выдающийся элемент национальной культуры определяет фундаментальную роль армии в финском обществе. «В Финляндии люди, которые прошли воинскую службу, пользуются преимуществами при приёме на государственную службу, при приёме, например, в полицию или в судебные органы. Вообще прохождение военной службы в Финляндии – это непременное условие высокого социального статуса», - говорил в интервью RuBaltic.ru российский военный эксперт, ответственный редактор журнала «Национальное военное обозрение» Виктор Литовкин. При этом Финляндия не является членом НАТО, хотя и расположена на границе с Россией, 100 лет входила в состав Российской империи, воевала с Советским Союзом в 1939-1940 годах.

Схожий исторический бэкграунд у трёх стран Балтии, однако для современной Финляндии он имеет зеркально противоположные последствия по сравнению с Литвой, Латвией и Эстонией.

Вместо политики исторической памяти и официально навязываемой версии истории - объективный и бесстрастный подход к прошлому: что было, то и было, отвоевали. Вместо геополитических фантазий на тему «буферной зоны» - максимальное использование экономических выгод от соседства с гигантским российским рынком, а в политической сфере – выгод от роли посредника между Россией и Западом. Никакой шпиономании, никакой «пятой колонны» - дискриминируемых национальных меньшинств. При этом отказ от членства в НАТО, армия как важнейший, наряду с семьёй и школой, социальный институт и патриотизм с готовностью защищать родную страну как неотъемлемые составляющие идеологии сису.

Такая модель общества может кому-то не нравиться в силу различных индивидуальных предпочтений, но объективно финское общество невозможно назвать неэффективным. По уровню ВВП на душу населения за 2013 год (по статистике МВФ) Финляндия занимает 15 место в мире и 8 место в Европе с 47 тысячами долларов среднего годового дохода на жителя страны. Для сравнения, Эстония занимает 42-е с 18 тысячами долларов. При почти трёхкратной разнице в уровне доходов и близости эстонского и финского языков, которые соотносятся друг с другом примерно как украинский с русским, неудивительно, что эстонцы нескончаемым потоком эмигрируют именно в Финляндию, а страна Суоми с начала 90-х годов считалась идеалом для успешной модернизации постсоветской Эстонии.

Тем более нелепыми в таком контексте выглядят попытки эстонского руководства затащить своего старшего партнёра в НАТО, к тому же играя в этом процессе роль учителя.

Именно в такой роли посредника и наставника «неопытной» в Североатлантическом мире Финляндии, похоже, видит себя президент Эстонии Тоомас Хендрик Ильвес. Принимая в Таллине генерального секретаря НАТО Андерса Фог Расмуссена, Т. Х. Ильвес предложил ему свои услуги в качестве посредника по переговорам о вступлении Финляндии в НАТО. Впору инициировать программу «Северное партнёрство», по аналогии с «Восточным», чтобы «продвинутая» Эстония могла просвещать «отсталую» Финляндию по части евроатлантических ценностей, дабы вытащить последнюю из «сферы влияния» России. Затем Ильвес посетил с государственным визитом Хельсинки, где выступил перед слушателями Высших курсов государственной обороны, призвав финнов подумать о вступлении в НАТО и присоединиться к санкциям против России. Инициативу главы государства подхватили и другие эстонские политики: например, по мнению председателя парламентской комиссии по иностранным делам Марко Михкельсона, «вопрос не в том, будет ли Финляндия в НАТО, вопрос в принципе стоит лишь о том, когда это состоится».

Однако в самой Финляндии такого бравурного оптимизма своих «эстонских братьев» по поводу вступления страны в НАТО, мягко говоря, не поняли.

Президент Финляндии Саули Нийнистё во время совместной пресс-конференции с Тоомасом Хендриком Ильвесом очень сдержанно отреагировал на инициативу эстонского коллеги об интеграции Суоми в Североатлантический Альянс. «Страны, не являющиеся членами НАТО, не должны действовать так, будто НАТО не существует, однако и исключать Европу из процесса формирования новой системы безопасности неправильно, - заявил Нийнистё. - Финляндия и Швеция живут не в вакууме. Швеция увеличила расходы на оборону, мы в Финляндии начали это обсуждать».

Ранее депутаты парламента Финляндии подвергли критике правительство страны из-за его решения подписать с НАТО соглашение о военной помощи в кризисных ситуациях. Членам правительства даже пришлось оправдываться: министр обороны Финляндии Карл Хаглунд заявил, что соглашение с НАТО о технической готовности принимать военную помощь не является шагом к членству в Альянсе. «В мирное время речь идёт только о подготовке и учениях. В условиях кризиса мы сможем эффективнее принимать помощь от стран Европы, Евросоюза, Северной Европы и НАТО», - объяснялся глава финского оборонного ведомства. Министр иностранных дел Эркки Туомиоя, в свою очередь, подтвердил, что соглашение с НАТО не подразумевает принятия политических обязательств. Оба министра говорят, что соглашение не имеет никакого отношения к украинскому кризису. Оно также не подразумевает транзита военных сил через территорию Финляндии. Эти заявления несколько сгладили скандал в финском обществе.

Скандал этот был вызван не только тем, что общественность не была поставлена в известность о подготовке соглашения с НАТО, но и тем, что в программе нынешнего правительства особо прописан пункт, согласно которому Финляндия не будет вступать в НАТО и не будет подготавливать вступление в Североатлантический альянс.

Чем же вызвано настолько критическое отношение финнов к Организации Североатлантического договора? Во-первых, есть понимание того, что НАТО – это не просто военная, а военно-политическая организация, участие в которой предполагает военно-стратегическое противодействие России как правопреемнице Советского Союза, против которого этот блок и создавался. За 23 года после распада СССР в НАТО так и не смогли объяснить, в чём теперь смысл существования их организации, если стратегический противник перестал существовать, а новая демократическая Россия признаётся равноправной частью открытого общества. При этом по периметру российских границ всё это время возникали новые базы Альянса, самой России в членстве в этом блоке было отказано, а несколько членов НАТО, включая те же страны Балтии, открыто говорили, что НАТО по-прежнему существует, чтобы сдерживать «русскую угрозу». Из «красной» ставшую российской. Поэтому вступление в НАТО – это моментальный удар по межгосударственным отношениям с Россией, а прагматичная Финляндия, выстраивающая свое материальное благополучие за счёт взаимовыгодного бизнеса с гигантским восточным соседом, в этом явно не заинтересована.

Во-вторых, благодаря тому же прагматическому подходу становится непонятным, какие вообще плюсы от членства в НАТО ожидать Финляндии. Вступить в НАТО для Финляндии означает получить психологическое спокойствие от гарантированного прихода на помощь союзников по блоку в случае нападения России, заплатив за это спокойствие отчислением 2% ВВП. А ещё присутствием у себя военных баз Альянса, зарубежные гости с которых будут вести себя, как моряки НАТО в латвийском Вентспилсе, которые «напившись, справляли нужду в общественных местах и на витрины, блевали, публично употребляли спиртное, что не разрешено, а также срывали цветы с клумб, чтобы дарить их проституткам», по утверждению мэра Вентспилса Айварса Лембергса.

Кстати, в Латвии политическая элита страны дружно вступилась за моряков НАТО, которые защищают страну от военной угрозы. Поэтому можно и потерпеть, что союзники блюют и мочатся на витрины – это всё ради национальной безопасности Латвийской республики. Однако Финляндии, как следует из её истории, вовсе не нужно такого ангельского терпения, чтобы обеспечить свою национальную безопасность: опыт советско-финской войны 1939-1940 годов показывает, что она даже от сталинского СССР оказалась в состоянии защитить свою независимость. Вероятно, благодаря легендарному сису. Не от этого ли теперь эти полярные различиями между российско-финскими отношениями и отношениями России со странами Балтии, что у последних сису никогда не было, поэтому в те роковые годы Второй мировой они расслаблялись и получали удовольствие, которого теперь никак не могут простить?  

Комментарии
Читайте также
Новости партнёров
Загрузка...

Этот стон у них свободой зовется

Этот стон у них свободой зовется

«Граждане, расходимся, у меня знакомый дипломат в Чикаго есть, он сказал, что всё будет путем, за Литву словечко замолвят, без паники!».
Политики этих стран клеймят «ватников» за «рабское сознание», высокомерно улыбаются при словах о том, что их правительства назначаются по звонку из посольства США, гордо бросают «Мы играем в западных клубах» и пытаются учить демократии.

Пишите письма

Пишите письма

Звон дипломатических сабель, хруст переломленных копий... Резолюция в ответ на резолюцию, против демарша — демарш. За всем этим тихо, полушепотом — новости мелкокалибербные вроде бы, малозначительные. Но очень симптоматичные. На них стоит иногда обращать внимание.

Литва или Северная Корея?

Литва или Северная Корея?

Современная Литва нередко практически не отличима от КНДР. Сумеете ли Вы отличить Литву от Северной Кореи?

Эстонские коллаборационисты в годы войны

Эстонские коллаборационисты в годы войны

Эстонские эсэсовцы квалифицируются как военные преступники согласно приговору Нюрнбергского военного трибунала.