Тема недели:
Варшава намерена переформатировать отношения НАТО и России
Польша в преддверии саммита НАТО намерена бороться с преградами для милитаризации Восточной Европы.
Среда
25 Мая 2016

ОБСЕ против «декоммунизации»: критика Украины опасна для прибалтов

Автор: Александр Носович

ОБСЕ против «декоммунизации»: критика Украины опасна для прибалтов

20.05.2015

Представитель ОБСЕ по вопросам свободы средств массовой информации Дуня Миятович осудила политику декоммунизации, проводящуюся руководством Украины, признав в ней угрозу для свободы слова. Такая критика европейских союзников угрожает репутации не только Украины, но и стран Балтии, которые как минимум со времен Ющенко обучали украинцев антисоветизму, декоммунизации и «войнам памяти»: выходит, в этих странах налицо уже не угроза свободе слова, а попросту отсутствие последней.

В 2013 году в украинском националистическом ежедневнике «Україна молода» была опубликована программная статья «Литва после оккупации: империю заставят платить по счетам», целиком построенная на рассказе о том, что литовские друзья блестяще проводят политику исторической памяти, и Украине у Литвы только учиться и учиться.

Избранные фрагменты той статьи.

«Литовцы, в отличие от украинцев, осудили советский период. По инициативе консерваторов приняли поправку в Уголовный кодекс: за отрицание факта оккупации теперь можно на три года сесть в тюрьму».

«У Министерства охраны края в Вильнюсе — памятник командующему Армии свободы Литвы, генералу Йонасу Жемайтису. Представить монумент главному командиру УПА генерал-хорунжему Роману Шухевичу у украинского Министерства обороны пока сложно. А может, в этом — ключ успешности Литвы?»

«Народный депутат Андрей Мищенко готовит пакет законопроектов о деоккупации. Литовские коллеги передали ему тексты своих законов. «Уголовная ответственность за отрицание Голодомора, признание агрессии большевистской России в 1918-м, и, как следствие, оккупации в 1918-1991 годах, запрет Коммунистической партии, люстрация — это первоочередные мероприятия. Также нужно снять всех ленинов — они маркируют нашу землю, указывают, кто здесь еще хозяин. Наивно полагать, что при нынешней власти это можно будет сделать. Но такое время наступит быстро — жить, оглядываясь назад, нельзя», — заявляет Мищенко».

И это время в самом деле очень быстро наступило.

В полном соответствии с текстами законов, переданных литовскими коллегами украинским, по всей Украине сейчас «сносят ленинов», Коммунистическую партию запретили, люстрацию объявили, а президент Порошенко на днях подписал пакет законопроектов о «декоммунизации», запрещающих коммунистическую идеологию, приравнивающих её к нацистской, объявляющих вне закона советскую символику и предполагающих переименование «советских» городов и сел.

Весь этот антисоветизм конечной целью предполагает «возвращение» украинского народа в стан «настоящих европейцев». Правда, меры, которые они для этого предпринимают (так называемый «ленинопад», надевание на статую Родины-матери в Киеве венка из красных маков, уничтожение мемориальной доски маршалу Жукову и прочий вандализм) вызывают переходящее в восторг одобрение только у Литвы и подобных ей «настоящих европейцев», которых без кавычек именовать так никак нельзя. Зато «старая Европа» на украинскую ретивость смотрит с брезгливым отвращением. И чем решительнее украинские «европейцы» порывают с «проклятым советским прошлым», чтобы идти в Европу, тем строже та самая Европа делает для граждан Украины визовый режим.

Но если до недавнего времени даже самые одиозные действия украинских союзников в странах ЕС предпочитали не комментировать, то теперь, на фоне растущего разочарования в Украине и неуклонно портящихся отношений между украинским руководством и Западом, звучит уже и открытая критика. В том числе критика гуманитарной политики и той самой декоммунизации.

Например, действия руководства Украины осудила представитель ОБСЕ по вопросам свободы средств массовой информации Дуня Миятович, признавшая в декоммунизации угрозу для свободы слова.

«В то время как я полностью уважаю часто чувствительный и болезненный характер исторической дискуссии и ее влияние на общество... принятие закона может легко привести к подавлению политических, провокационных и критических высказываний, особенно в средствах массовой информации», — говорится в обращении Дуни Миятович к президенту Украины Петру Порошенко.

Сами украинские политики, кстати, не отрицают, что сносом памятников и переименованием улиц они занимаются по лекалам прибалтийских наставников, только предлагают еще поучиться у прибалтов сдержанности и культуре быта. То есть не валить Ленина, Жукова или Екатерину Вторую спьяну и с гиканьем, а вести себя по-литовски неторопливо и основательно: централизованно снимать памятники по всей стране и свозить их в какой-нибудь парк под Киевом. А то заставили литовцы дураков богу молиться....

Однако ОБСЕ в лице Дуни Миятович критикует Украину не за практику борьбы с прошлым, а за сам принцип — подавление свободы слова, политическую цензуру и репрессивные меры по отношению к тем, кто выступает против официальной идеологии и исторической политики.

То есть косвенно ОБСЕ критикует и Прибалтику, с которой рвущаяся в Евросоюз Украина брала пример.

Согласно украинскому закону о запрете идеологии и символики коммунизма, нарушение закона будет наказываться ограничением или лишением свободы до 5 лет с возможной конфискацией имущества, а повторное нарушение или нарушение этого закона организованной группой либо с использованием СМИ — лишением свободы от 5 до 10 лет с возможной конфискацией имущества и прекращением деятельности СМИ. Подобное репрессивное по отношению к инакомыслящим законодательство действует и в Прибалтике. В Литве предусмотрено 3 года тюрьмы за отрицание «советской оккупации», в Латвии — до пяти лет тюрьмы за «отрицание преступлений оккупационных режимов». В Литве уже есть случаи применения репрессивного законодательства на практике: «дело Палецкиса», отключение ПБК. Эти случаи всякий раз вызывали недоумение и возмущение не только в России, но и в Европе: за Альгирдаса Палецкиса вступались западные правозащитники, запрет Первого балтийского канала осудила та же ОБСЕ.

Теперь все они вынужденны заниматься «новой европейской Украиной», в которой на практике происходит все та же прибалтийская дикость. Только в гипертрофированных масштабах.

Правящим элитам балтийских стран в этой связи давно пора задуматься о том, что западные союзники, одобрение которых для них важнее всего на свете, могут сконцентрироваться на вопросе, у кого Украина набралась всего этого варварства: отключения СМИ из-за противоречий с официальной версией истории, тюремные сроки за отрицание «советской оккупации», вандализм с разрушением и осквернением памятников?

След неминуемо приведет в Прибалтику. И тогда европейцы скажут литовским политикам: «так это вы во всем виноваты!» А украинские политики скажут европейцам: «Но мы же хотели стать европейцами и всё делали так, как они нас учили, ведь они же — Европа!» А европейцы в ответ рассмеются и скажут: «Это они-то Европа? Да мы их взяли в Европу, чтобы было кому сортиры мыть». А прибалтийские политики в ответ обидятся и скажут... Да ничего они не скажут. Сказать-то нечего. Валили четверть века памятники Ленину, переименовывали улицы, запрещали отрицать «оккупацию» — в итоге четверть населения сортиры в Европе моет.

Вся украинская мечта о превращении в «настоящих европейцев» при прибалтийском сценарии её реализации может закончиться только тем, что будут украинцы мыть сортиры вместе с латышами и литовцами. И последним, когда они экспортировали на Украину свой антисоветизм, надо было честно об этом предупредить.      

Комментарии
Читайте также
Новости партнёров

Советский экзамен для Европы

Советский экзамен для Европы

Либерализм, несмотря на свое непримиримое отношение к коммунизму, всё чаще повторяет его ошибки. С одной стороны, нынешние «европейские ценности» имеют столько же общего с классическим либерализмом, сколько программа КПСС 1961 г. с марксизмом. С другой — весь этот набор ценностей в ЕС — это уже не способ сделать жизнь общества лучше, а система правил, в верности которой необходимо клясться.

Обама едет в Хиросиму... прощать

Обама едет в Хиросиму... прощать

К моменту бомбардировки Япония уже обращалась к Америке с предложениями о капитуляции. Шли закулисные переговоры о послевоенном устройстве, но все же Хиросима и Нагасаки обязаны были случиться. Почему?

Литва или Северная Корея?

Литва или Северная Корея?

Современная Литва нередко практически не отличима от КНДР. Сумеете ли Вы отличить Литву от Северной Кореи?

От Вильно к Вильнюсу: «польский» вопрос в 1944 г.

От Вильно к Вильнюсу: «польский» вопрос в 1944 г.

Освобождение Вильнюса породило у польского населения надежды на будущее, по большей части, однако, не связанные с Литвой. Люди считали, что отныне служба в костелах будет вестись не на литовском, а на польском языке.