Тема недели:
Путин отреагировал на милитаризацию Балтийского региона
Президент России Владимир Путин назначил временно исполняющим обязанности губернатора Калининградской области начальника регионального Управления ФСБ.
Пятница
29 Июля 2016

ОБСЕ против «декоммунизации»: критика Украины опасна для прибалтов

Автор: Александр Носович

ОБСЕ против «декоммунизации»: критика Украины опасна для прибалтов

20.05.2015

Представитель ОБСЕ по вопросам свободы средств массовой информации Дуня Миятович осудила политику декоммунизации, проводящуюся руководством Украины, признав в ней угрозу для свободы слова. Такая критика европейских союзников угрожает репутации не только Украины, но и стран Балтии, которые как минимум со времен Ющенко обучали украинцев антисоветизму, декоммунизации и «войнам памяти»: выходит, в этих странах налицо уже не угроза свободе слова, а попросту отсутствие последней.

В 2013 году в украинском националистическом ежедневнике «Україна молода» была опубликована программная статья «Литва после оккупации: империю заставят платить по счетам», целиком построенная на рассказе о том, что литовские друзья блестяще проводят политику исторической памяти, и Украине у Литвы только учиться и учиться.

Избранные фрагменты той статьи.

«Литовцы, в отличие от украинцев, осудили советский период. По инициативе консерваторов приняли поправку в Уголовный кодекс: за отрицание факта оккупации теперь можно на три года сесть в тюрьму».

«У Министерства охраны края в Вильнюсе — памятник командующему Армии свободы Литвы, генералу Йонасу Жемайтису. Представить монумент главному командиру УПА генерал-хорунжему Роману Шухевичу у украинского Министерства обороны пока сложно. А может, в этом — ключ успешности Литвы?»

«Народный депутат Андрей Мищенко готовит пакет законопроектов о деоккупации. Литовские коллеги передали ему тексты своих законов. «Уголовная ответственность за отрицание Голодомора, признание агрессии большевистской России в 1918-м, и, как следствие, оккупации в 1918-1991 годах, запрет Коммунистической партии, люстрация — это первоочередные мероприятия. Также нужно снять всех ленинов — они маркируют нашу землю, указывают, кто здесь еще хозяин. Наивно полагать, что при нынешней власти это можно будет сделать. Но такое время наступит быстро — жить, оглядываясь назад, нельзя», — заявляет Мищенко».

И это время в самом деле очень быстро наступило.

В полном соответствии с текстами законов, переданных литовскими коллегами украинским, по всей Украине сейчас «сносят ленинов», Коммунистическую партию запретили, люстрацию объявили, а президент Порошенко на днях подписал пакет законопроектов о «декоммунизации», запрещающих коммунистическую идеологию, приравнивающих её к нацистской, объявляющих вне закона советскую символику и предполагающих переименование «советских» городов и сел.

Весь этот антисоветизм конечной целью предполагает «возвращение» украинского народа в стан «настоящих европейцев». Правда, меры, которые они для этого предпринимают (так называемый «ленинопад», надевание на статую Родины-матери в Киеве венка из красных маков, уничтожение мемориальной доски маршалу Жукову и прочий вандализм) вызывают переходящее в восторг одобрение только у Литвы и подобных ей «настоящих европейцев», которых без кавычек именовать так никак нельзя. Зато «старая Европа» на украинскую ретивость смотрит с брезгливым отвращением. И чем решительнее украинские «европейцы» порывают с «проклятым советским прошлым», чтобы идти в Европу, тем строже та самая Европа делает для граждан Украины визовый режим.

Но если до недавнего времени даже самые одиозные действия украинских союзников в странах ЕС предпочитали не комментировать, то теперь, на фоне растущего разочарования в Украине и неуклонно портящихся отношений между украинским руководством и Западом, звучит уже и открытая критика. В том числе критика гуманитарной политики и той самой декоммунизации.

Например, действия руководства Украины осудила представитель ОБСЕ по вопросам свободы средств массовой информации Дуня Миятович, признавшая в декоммунизации угрозу для свободы слова.

«В то время как я полностью уважаю часто чувствительный и болезненный характер исторической дискуссии и ее влияние на общество... принятие закона может легко привести к подавлению политических, провокационных и критических высказываний, особенно в средствах массовой информации», — говорится в обращении Дуни Миятович к президенту Украины Петру Порошенко.

Сами украинские политики, кстати, не отрицают, что сносом памятников и переименованием улиц они занимаются по лекалам прибалтийских наставников, только предлагают еще поучиться у прибалтов сдержанности и культуре быта. То есть не валить Ленина, Жукова или Екатерину Вторую спьяну и с гиканьем, а вести себя по-литовски неторопливо и основательно: централизованно снимать памятники по всей стране и свозить их в какой-нибудь парк под Киевом. А то заставили литовцы дураков богу молиться....

Однако ОБСЕ в лице Дуни Миятович критикует Украину не за практику борьбы с прошлым, а за сам принцип — подавление свободы слова, политическую цензуру и репрессивные меры по отношению к тем, кто выступает против официальной идеологии и исторической политики.

То есть косвенно ОБСЕ критикует и Прибалтику, с которой рвущаяся в Евросоюз Украина брала пример.

Согласно украинскому закону о запрете идеологии и символики коммунизма, нарушение закона будет наказываться ограничением или лишением свободы до 5 лет с возможной конфискацией имущества, а повторное нарушение или нарушение этого закона организованной группой либо с использованием СМИ — лишением свободы от 5 до 10 лет с возможной конфискацией имущества и прекращением деятельности СМИ. Подобное репрессивное по отношению к инакомыслящим законодательство действует и в Прибалтике. В Литве предусмотрено 3 года тюрьмы за отрицание «советской оккупации», в Латвии — до пяти лет тюрьмы за «отрицание преступлений оккупационных режимов». В Литве уже есть случаи применения репрессивного законодательства на практике: «дело Палецкиса», отключение ПБК. Эти случаи всякий раз вызывали недоумение и возмущение не только в России, но и в Европе: за Альгирдаса Палецкиса вступались западные правозащитники, запрет Первого балтийского канала осудила та же ОБСЕ.

Теперь все они вынужденны заниматься «новой европейской Украиной», в которой на практике происходит все та же прибалтийская дикость. Только в гипертрофированных масштабах.

Правящим элитам балтийских стран в этой связи давно пора задуматься о том, что западные союзники, одобрение которых для них важнее всего на свете, могут сконцентрироваться на вопросе, у кого Украина набралась всего этого варварства: отключения СМИ из-за противоречий с официальной версией истории, тюремные сроки за отрицание «советской оккупации», вандализм с разрушением и осквернением памятников?

След неминуемо приведет в Прибалтику. И тогда европейцы скажут литовским политикам: «так это вы во всем виноваты!» А украинские политики скажут европейцам: «Но мы же хотели стать европейцами и всё делали так, как они нас учили, ведь они же — Европа!» А европейцы в ответ рассмеются и скажут: «Это они-то Европа? Да мы их взяли в Европу, чтобы было кому сортиры мыть». А прибалтийские политики в ответ обидятся и скажут... Да ничего они не скажут. Сказать-то нечего. Валили четверть века памятники Ленину, переименовывали улицы, запрещали отрицать «оккупацию» — в итоге четверть населения сортиры в Европе моет.

Вся украинская мечта о превращении в «настоящих европейцев» при прибалтийском сценарии её реализации может закончиться только тем, что будут украинцы мыть сортиры вместе с латышами и литовцами. И последним, когда они экспортировали на Украину свой антисоветизм, надо было честно об этом предупредить.      

Комментарии
Читайте также
Новости партнёров
Загрузка...

Пораженческий строй

Пораженческий строй

В рамках украинского конфликта ребром был поставлен ценностный вопрос – остаться субъектом и государством (пусть и с огромным множеством проблем) и мучительно искать свой путь развития или отказаться от этой борьбы – сдать свою страну и себя внешним «партнерам», признав в них более высокоразвитое общество, которое решит все проблемы.

Игра в ящик. Пандоры

Игра в ящик. Пандоры

Через семьдесят пять лет после начала операции Барбаросса ящик Пандоры снова вскрыт и распахнут настежь.

Чей туфля?

Чей туфля?

Угадайте политика по обуви!

Восточная Пруссия глазами переселенцев: русские и немцы

Восточная Пруссия глазами переселенцев: русские и немцы

Отношения немцев и русских можно обозначить формулой: два параллельных мира, каждый из которых существовал сам по себе.