Тема недели:
На Западе критикуют модель развития Прибалтики
Западные экономисты и аналитики полны пессимизма в отношении Литвы, Латвии и Эстонии.
Вторник
06 Декабря 2016

«Страны Евросоюза решают свои проблемы за наш счет»

Автор: Александр Шамшиев

«Страны Евросоюза решают свои проблемы за наш счет»

21.07.2015  // Фото: http://g3.delphi.lv/

Уже год длится «война санкций» между Россией и западными странами. Этим летом стороны продлили санкции в отношении друг друга. О том, какой эффект санкции оказывают на Латвию, портал RuBaltic.Ru поговорил с членом правления Общества налогоплательщиков Латвии Янисом РИНЬКИСОМ:

- Господин Ринькис, ведя речь об антироссийских санкциях, мэр Риги Нил Ушаков недавно сказал, что они убивают экономику Латвии. С ним можно согласиться?

- Согласен с ним, но нужно понимать, что, конечно, от санкций теряют обе стороны. Видно, что, к примеру, целью нашей внешней политики и действий нашего министра иностранных дел было выгнать «Новую волну» из Юрмалы. Не секрет, что, может быть, не всем тут нравилась «Новая волна», но есть реальные вещи, которые от нее зависели. И одна из таких вещей – рынок недвижимости Латвии. За время кризиса рынок недвижимости остановился, и единственное мало-мальское движение на рынке фактически приходилось на людей из России, которые для разных целей покупали латвийскую недвижимость. Кто-то приезжал на «Новую волну», кто-то просто делал долгосрочные вложения, кто-то инвестировал для оформления виз в Евросоюз – причины не столь важны, но это все было взаимосвязано: рынок развивался. Понастроили квартир по, скажем, 100 тысяч евро – не очень много у нас людей, которые сейчас побегут покупать их, брать кредиты. Многие вообще потеряли квартиры. Теперь рынок недвижимости встал. Буквально месяца три назад я разговаривал с очень серьезным человеком, работающим в строительстве. Да и чего долго искать? Один из членов правления нашей организации тоже связан со строительством. Пообщались и снова вынуждены констатировать, что сейчас рынок недвижимости Латвии в принципе стоит на месте. Есть квартиры, дома, площади, они стоят достаточно дорого, но их никто не покупает. Рынок год как заморожен. Думаю, это — частично результат нашей внешней политики. По-моему, неразумной.

- Как санкции сказываются на других секторах экономики?

- Там та же самая ситуация. Сейчас начались рыбные санкции – я называю их «шпротными войнами» - победителей в них не будет. Объясню, почему.

Оказалось, что 50% шпротов, производимых государственными предприятиями Латвии, уходило на российский рынок. Некоторые предприятия на 70-80% и, может быть, даже на 100% работали на Россию.

Если российский рынок по каким-то причинам закрывается, и это будет продолжаться достаточно долго, некоторые предприятия обанкротятся. Это каждому понятно. Буквально только что одно производство в Вентспилсе заявило, что будет сокращать рабочих и замораживать деятельность.

Что стали предлагать политики обществу? Открыли рынок шпрот для китайцев, и пошло-поехало: русские не будут покупать – будет покупать Китай. Но и тут тоже интересная ситуация. Рынок шпрот не создавался за один год. Он был создан в советское время. Людям не хватало эксклюзивных продуктов, поэтому они покупали полуэксклюзивные продукты вроде шпрот, они им понравились. Поэтому-то мы и сейчас их тоже едим, потому что нам тогда понравилось – это не основное блюдо, но это наше блюдо. Зайти сейчас на китайский рынок, чтобы они кушали шпроты – глупость, потому что они же не будут их покупать. Они не понимают этот продукт, он не связан у них ни с традицией, ни со вкусовыми особенностями. Это же не икра! Внешний рынок ведь не создашь быстро. Так что потери от запрета экспорта шпрот в Россию будут плохо сказываться на латвийской экономике.

Вторая сторона медали: Россия тоже немного от этого выигрывает, если честно-то, да? В социальных сетях недавно увидел, как ребята из России сфотографировали баночку шпрот. Надписи латышские, как полагается, даже без грамматических ошибок. Открывают банку, внутри сложены два шпрота. То ли селедку поджарили и облили маслом, не знаю. На вашем рынке появилась фальшивая продукция. Это и подрывает доверие к нашей продукции, и портит рынок как таковой. Предположим, что «шпротная война» продлится долго. И что? Люди перейдут на другие продукты. Конечно, что-то будут контрабандой завозить через Беларусь, но все равно это разрушает рынок. Если он разрушится, через какое-то время эти шпроты будут никому не нужны.

Я понимаю, что Латвия как-то должна участвовать в международной политике, но все-таки мы не выигрываем от плохих отношений с Россией. Особенно, когда у нас имеются экспортные продукты, которыми мы торгуем с Россией. Экономически это очевидно! Для этого я только что привел пример: часть шпротных фабрик обанкротится. Предположим, что через год-два отношения улучшатся, санкции отменят и, допустим, на рынке будет не шесть шпротных фабрик, а три. Суть-то в чем? Они же так быстро не наладят производство и его не увеличат.

- В СМИ сообщают, что 20 тысяч рабочих Рижского порта тоже завязаны на Россию и что порт окажется под угрозой, если Россия пересмотрит транспортные маршруты.

- Насчет порта точнее не скажу, не владею информацией. Но что мне в свое время казалось смешным. У нас около года пиарили сотрудничество Латвии и США, что якобы американцы пересылают через Латвию 500 контейнеров с грузами, идущими на войну в Афганистане. И это якобы — невероятное экономическое сотрудничество. Представьте масштаб этих 500 контейнеров. Даже я могу про себя просчитать.

Еду с дачи закупаться в магазин, переезжаю железную дорогу. Пару недель назад совпало, что мне нужно было остановиться у шлагбаума. Проезжает поезд, мы с женой сидим и считаем: 62 или 64 вагона. Не знаю, сколько таких вагонов проходит за неделю в одну и другую сторону, но понятно, что латвийский транзит по сравнению с одноразовой поставкой 500 американских контейнеров – это просто смешно. Объемы несравнимы.

- Ощущают ли как-то эффект санкций рядовые налогоплательщики Латвии?

- Пока особо никак. Прошло слишком мало времени. Уровень жизни людей в целом не ухудшился. Есть проблемы в конкретных сферах. Как я сказал, в строительном бизнесе проблемы: не строят, заказов гораздо меньше, рынок не развивается. Строительным фирмам довольно плохо. То же самое в рыбной промышленности, причем речь идет не только о шпротах. Другая рыбная продукция тоже шла на российский рынок.

Это последствия наших же политических шагов. Если, к примеру, Германия хочет решить свои проблемы, почему не решает их за свои деньги?

Зачем решать за наш счет? Есть претензии к России – давайте закрывайте ваши заводы BMW, почему наши шпротные фабрики должны закрываться?

- Тот же рижский мэр отмечает, что Латвия единогласно поддерживает решения ЕС в отношении России, при этом признает, что санкции не работают. Чем Вы объясняете такую двойственность позиции?

- Проблема Латвии в том, что страны Евросоюза за наш счет решают свои проблемы. Хорошо, представим ситуацию, что мы выбираем путь, что мы теперь для России плохие. Но тогда нужно Европе нормально объяснить: ребята, давайте мы будем всегда первыми лаять на Россию, только, пожалуйста, компенсируйте все российские деньги, которые идут через наше государство и остаются у нас. Мы будем рычать, несмотря на шпроты, но дайте нам, пожалуйста, миллиард на дороги. Мы возьмем этот миллиард, будут рабочие места. Пусть мы вместо шпротного бизнеса перейдем на строительство дорог – все будет отлично. Или берем любую другую отрасль.

Выходит, что мы с европейского стола получаем, грубо говоря, огрызки, а когда нужно лаять на кого-то и решать вопросы международных отношений – это решается за наш счет. Я не считаю, что это правильный путь.

Никто на нас не нападал. Но, получается, мы сейчас должны поддерживать бедный украинский народ в войне с «плохим агрессором» Россией и терпеть от этого реальные экономические убытки. Я латыш и мог бы думать по-другому, бежать сейчас размахивать флажком каким-нибудь, но суть от этого не меняется: нужно было умнее проводить политику в самой Украине, украинским же политикам. Тогда, может быть, и не было бы сегодня войны. Ни для кого не секрет, что Украина в свое время очень сильно поддерживала сепаратизм в Чечне. Вот теперь получается, что Россия поддерживает такой же сепаратизм в Украине. Кто теперь виноват? Может, нужно было думать тогда?

- Вы говорили про огрызки с европейского стола. Евросоюз оказывается дает какую-то компенсацию за участие Латвии в «большой политике»?

- Наши политики говорят, что будут требовать, чтобы Европа как-то компенсировала наши потери. Но это пока на словах. Будет ли кто-то что-то компенсировать в реальности? Никто еще ничего не обещал. Это только наши говорят, мол, мы потребуем. Ну, потребуют через год, через два. Когда эти деньги поступят? Тогда, может быть, и некому компенсировать будет.

- Все же, как Вы оцениваете успехи просьб о финансовой помощи Евросоюза? Европа поможет?

- Не знаю. Полагаю, как часто бывает в политических процессах, это будет зависеть от конкретной ситуации. Будет выгодно показать, что они помогают – тогда помогут. Логика-то какая? Вы же понимаете элементарную вещь: если будет возможность не заплатить – они ее используют. Никто же добровольно платить не захочет. Если прижмут – заплатят. Это уже будет зависеть от того, насколько успешно латвийские политики и лоббисты будут действовать в Европе. Если посмотреть, как они действовали до сих пор, то очень часто многие вещи они видят только тогда, когда они нарастают как снежный ком и катятся им на голову.

Кстати, в шпротах же было якобы вредное вещество, которое не принял российский регулятор. Схожее вещество Евросоюз нашел в копченом мясе, которое у нас производилось. Поэтому появилась европейская директива, запрещающая торговать мясом, копченым по определенной технологии. Проблему в конце концов решили, Латвия апеллировала к Европе. Бегали, какие-то поправки вносили в документы. В последний момент копчености спасли. Нюанс в том, что если ты своевременно не подаешь запросы и неправильно пользуешься европейскими инструментами, возникают трудности. К сожалению, мы как раз используем их неправильно многие годы.

Еще одна смешная ситуация – вступило в силу другое европейское правило: в один день выяснилось, чтобы куры лучше себя чувствовали, нужно было увеличить клетки на несколько сантиметров. Теперь представьте огромную ферму – надо все клетки поменять! Тоже была война с европейцами из-за этого правила. Опять наши проспали, опоздали. Они своевременно не объяснили, что наши клетки вот такие. И политики вовремя не сообщили нашу позицию. Это вовсе не означает, что Евросоюз всегда принимает глупые решения – нет. Но в Евросоюзе есть бюрократический процесс, который нужно пройти. Я не вижу, чтобы в этот процесс сейчас были включены наши шпроты или наши проблемы, возникшие из-за санкций. Чтобы получить компенсацию с Европы, кто-то должен туда ехать, договариваться, объяснять ситуацию, доказывать. Должна быть система определения потерь. Потери ведь идут каждый день. Так что, если кто-то говорит, что завтра поедет в Европу и Европа нам компенсирует – хочу на это посмотреть.

- Каким Вы видите выход из сложившейся ситуации?

- Не так уж все и запущено. Вопрос в том, что не нужно запускать еще дальше. Думаю, это вопрос внешней политики нашего государства. Одно дело — международная политика и геополитика, но мы должны думать, как можем улучшить отношения с Россией. Война войной, но торговля – это торговля. Надо разделять политику и бизнес. Решение о санкциях же принимают наши политики. Был посыл, что Россия наши шпроты запрещает, а мы запретим российскую водку. Но вряд ли ведь Россия обанкротится, если Латвия не будет покупать у нее водку.

Позитив я вижу в том, что очень многие люди, живущие в Латвии, понимают ситуацию правильно. И латыши, и русские.

Когда я пишу статьи, мне звонят влиятельные люди, которых я уважаю, и благодарят. Звонят и те, кого я не ожидал услышать. Люди благодарят за конструктив. Понимают, что какая бы не шла пропаганда с одной или с другой стороны, люди ей меньше верят и через собственные контакты оценивают ситуацию объективно. И я верю, что такая же ситуация и в России.

Если политика будет больше зациклена на рациональных аспектах, от этого всем будет лучше. С обеих сторон не надо заставлять людей страдать от политических решений. Я был в России и не видел, чтобы из-за экономических санкций жизнь моих знакомых сильно ухудшилась. Был обвал рубля, цены выросли, но это другое. И конкретные предприниматели и с одной, и с другой стороны теряют деньги и должны решать новые проблемы, хотя они ни в коем случае не виноваты в том, что произошло. Не они эту кашу заварили.

Комментарии
Читайте также
Новости партнёров
Загрузка...

Этот стон у них свободой зовется

Этот стон у них свободой зовется

«Граждане, расходимся, у меня знакомый дипломат в Чикаго есть, он сказал, что всё будет путем, за Литву словечко замолвят, без паники!».
Политики этих стран клеймят «ватников» за «рабское сознание», высокомерно улыбаются при словах о том, что их правительства назначаются по звонку из посольства США, гордо бросают «Мы играем в западных клубах» и пытаются учить демократии.

Пишите письма

Пишите письма

Звон дипломатических сабель, хруст переломленных копий... Резолюция в ответ на резолюцию, против демарша — демарш. За всем этим тихо, полушепотом — новости мелкокалибербные вроде бы, малозначительные. Но очень симптоматичные. На них стоит иногда обращать внимание.

Литва или Северная Корея?

Литва или Северная Корея?

Современная Литва нередко практически не отличима от КНДР. Сумеете ли Вы отличить Литву от Северной Кореи?

Эстонские коллаборационисты в годы войны

Эстонские коллаборационисты в годы войны

Эстонские эсэсовцы квалифицируются как военные преступники согласно приговору Нюрнбергского военного трибунала.