Тема недели:
На Западе критикуют модель развития Прибалтики
Западные экономисты и аналитики полны пессимизма в отношении Литвы, Латвии и Эстонии.
Понедельник
05 Декабря 2016

«Розенберг хотел расчленить Россию и использовать Украину против Москвы»

Автор: Александр Шамшиев

«Розенберг хотел расчленить Россию и использовать Украину против Москвы»

22.09.2015  // Фото: http://urokiistorii.ru/

Впервые на русском языке вышел дневник Альфреда Розенберга, нацистского идеолога и влиятельного политического функционера Третьего Рейха. Записи Розенберга, сделанные в 1934–1944 годах, долгое время считались утерянными и лишь недавно снова стали достоянием общественности. О дневнике и роли Розенберга в истории Великой Отечественной войны порталу RuBaltic.Ru рассказал историк и редактор русского издания дневника Розенберга Игорь ПЕТРОВ:

- Г-н Петров, какова история дневника Розенберга, его исчезновения и обнаружения?

- Это практически детективная история. При подготовке Нюрнбергского трибунала в конце ноября 1945 года было объявлено, что в распоряжении обвинения среди прочего находится дневник Альфреда Розенберга, найденный в одном старом замке в восточной Баварии. Место находки кажется весьма экстравагантным, но на самом деле в конце войны многие нацистские коллекции и архивы эвакуировались в Баварию и западную Австрию, где они были спрятаны и где их впоследствии обнаружили. То есть случай был далеко не единичный. По не вполне понятным причинам обвинению оказались интересны лишь две части дневника: отрывки за 1934–35 и 1939–40 годы. Эти отрывки были официально зарегистрированы как нюрнбергские документы. Первый из них даже оказался впоследствии в Национальном архиве США. Весь остальной дневник до архива не доехал. Надо сказать, после войны нравы были лихие, на многие вещи, касающиеся как исторической ценности документов, так и права собственности на них, ответственные лица охотно закрывали глаза. Короче говоря, если кто-то в Нюрнберге хотел стать обладателем нацистского артефакта, то он им становился.

В 1949 году в одном немецком журнале были опубликованы обширные выдержки из дневника Розенберга, посвященные борьбе против церкви. Предисловие написал один из нюрнбергских обвинителей Кемпнер, американец немецкого происхождения. Там были выдержки за 1936 год, за 1941, даже за 1943 — это был явно иной источник, чем два известных нюрнбергских фрагмента. Через год Кемпнер прислал бывшему французскому послу в Германии Франсуа–Понсе несколько оригинальных страниц дневника Розенберга, на которых Франсуа–Понсе упоминался. Таким образом, уже с этого времени информация о местонахождении дневника стала в научных кругах секретом Полишинеля. 

В 1955 году немецкие ученые решили опубликовать в Германии два нюрнбергских фрагмента дневника и известили об этом Кемпнера. Тот неожиданно ответил подробным письмом с предложением опубликовать существенно более полный вариант, находящийся в его распоряжении. Данное им тогда описание дневника совпадало, кстати, с впоследствии найденной и теперь опубликованной версией. Кемпнер предложил привезти свою часть дневника в Европу, но его письмо не попало вовремя к адресату, они не встретились, и немецкая книжка так и вышла лишь с этими двумя куцыми фрагментами.

А времена были уже не столь лихие, и Кемпнер, очевидно, постепенно осознал, что вообще-то действие, совершенное им, называется кражей, и это не тот поступок, который прославит его имя в веках. Впоследствии он опубликовал еще пару совсем небольших отрывочков, но на запросы отвечал, что печатает все по выпискам, сделанным еще в Нюрнберге, а владение оригиналом отрицал. После смерти Кемпнера в 1993 году наследники решили передать его архив в Американский музей Холокоста, но когда через пару лет сотрудники музея получили доступ к материалам, дневника Розенберга среди них не оказалась. И лишь в 2013 году этот кемпнеровский оригинал дневника был выслежен, конфискован и наконец передан в музей.

 - Какую роль играл Розенберг в Третьем Рейхе?

 - Деятельность Розенберга шла в трех направлениях. Первое — идеологическое. С 1923 по 1938 год он был главным редактором центрального органа НСДАП – «Фёлькишер беобахтер» («Народный обозреватель»). Конечно, от повседневной газетной рутины он был освобожден, лишь осуществлял общее руководство и порой писал передовицы. В 1930 году выходит его опус магнум — «Миф двадцатого столетия». Это довольно ядреная смесь его расовых, антисемитских, антикоммунистических и антиклерикальных воззрений. Если верить одному из доносов, русский профессор-историк Дмитрий Кончаловский, прочитав «Миф» в оккупированном Смоленске, счел его утрированным и противоречащим исторической правде. На мой взгляд, оценка чересчур мягкая. По иронии судьбы, Кончаловскому, правда, пришлось потом работать в одной из структур Розенберга.

В национал-социалистической иерархии «Миф» стал вторым по значимости трудом после «Майн кампф», издавался сумасшедшими тиражами, хотя до конца его удавалось дочитать немногим.

К тому же направлению относится и назначение Розенберга «уполномоченным по контролю за общим духовным и мировоззренческим воспитанием НСДАП», в каковой роли он пытался направлять и координировать нацистскую идеологию. Что вело к постоянным конфликтам с Геббельсом и Леем, которые тянули одеяло на себя.

Второе направление – политика. С начала 30-х годов Розенберг активно интересовался внешней политикой и рассчитывал после прихода нацистов к власти получить соответствующую должность. Он ее и получил, только не во главе Министерства иностранных дел, как надеялся, а во главе так называемого

Внешнеполитического ведомства, специально созданной партийной структуры, в той или иной степени дублировавшей МИД. Разумеется, работа параллельного теневого МИД вызывала постоянные разногласия и баталии сперва с Нейратом, а затем и с Риббентропом, чему, кстати, посвящены многие страницы дневника.

Третье направление — управленческое. На Розенберга с легкой руки еще его соратников по партии любят ставить клеймо далекого от реальности теоретика, но это вовсе не так. Как раз наоборот, занимая две вышеназванные должности, он поднаторел и закалился в кабинетной борьбе с другими нацистскими бонзами. В результате после нападения на СССР он занял пост министра оккупированных восточных территорий, получив в свое управление, как он написал в дневнике, «фактически целый континент». Кроме того, под предлогом необходимости организованной реквизиции еврейских архивов (в пользу курируемого им антисемитского института) был создан так называемый оперативный штаб Розенберга, который в итоге организовал самое крупное хищение предметов искусства в мировой истории.

После военных неудач акции Розенберга стали падать, Гитлер все чаще отказывал ему в приеме, тем не менее, заметим, что Министерство оккупированных восточных территорий формально продолжало существовать и в 1945 году, когда уже никаких территорий в его владении не осталось.

 - Каким был вклад Розенберга в нацистские преступления?

 - В Нюрнберге Розенберг был признан виновным по всем четырем пунктам обвинения — планы нацистской партии, преступления против мира, военные преступления, преступления против человечности. Он был идеологом и одним из ведущих функционеров НСДАП, так что в первом пункте никаких сомнений не возникает. Относительно преступлений против мира надо сказать, что Розенберг был против нападения на Польшу, по крайней мере такого, которое вызовет конфликт с Англией, в его видении еще начала 30-х годов Германия и Англия должны были стать союзниками. Разумеется, на нацистско-фашистской почве. Но Розенберг преклонялся перед Гитлером и принимал практически все его решения, принял — пусть с некоторым скрипом — и это.

Зато в подготовке войны с СССР Розенберг принял уже самое деятельное участие. Здесь переходим к третьему пункту. Уже при планировании войны с СССР немецкие стратеги запросто исходили из голодной смерти десятков миллионов местных жителей. Например, из директив экономического штаба Ост: «Многие десятки миллионов жителей этих территорий станут избыточными — умрут или должны будут переселиться в Сибирь. Попытки спасти это население от голодной смерти за счет излишков черноземного региона могут вестись лишь за счет ухудшения снабжения Европы». То есть, грубо говоря, урожай мы будем забирать себе, а что будет с людьми в менее урожайных регионах, нас не интересует. В речи перед нападением на СССР Розенберг еще раз повторил, что не собирается кормить русский народ за счет плодородного юга и поэтому «русский народ ожидают тяжелые годы».

Так что экономическая линия, которая впоследствии привела к голоду в оккупации и, в том числе, к смерти большого числа военнопленных в зиму 1941 года, была заложена заранее и играла гораздо более существенную роль, чем какие-то следования или неследования Женевской конвенции, о которых любят вспоминать, чтобы оправдывать преступления нацистов.

Другое дело, что когда блицкриг провалился и обнаружилось, что военнопленные — это не только голодные рты, но и потенциальные рабочие руки, позиция Розенберга переменилась, и действия, приведшие к огромной смертности военнопленных в ту зиму, он стал критиковать.

Что касается, преступлений против человечности, то достаточно вспомнить о Холокосте. Розенберг был не только его идеологом, провозглашая необходимость очищения европейского континента от евреев, но и соучастником массового уничтожения, хотя, конечно, грязную работу делало СС. Тем не менее, европейские евреи вывозились для ликвидации в том числе в рейхскомиссариат Остланд, и сотрудники Розенберга участвовали во всех совещаниях по решению еврейского вопроса, включая печально известную Ванзейскую конференцию.

 - Для Розенберга борьба против СССР была борьбой против «московского национализма». Как он это видел на практике?

 - Известная мысль о том, что Россию можно ослабить, лишь расчленив, в частности, отделив от нее Украину, озвученная еще в конце XIX века немецким философом Гартманом и примерно с тех же пор безосновательно приписываемая Бисмарку, вошла в арсенал внешнеполитических рецептов Розенберга еще в 20-е годы. Ее дополняла другая максима — о необходимости завоевания Германией жизненного пространства на Востоке. Первая докладная записка на случай войны с Россией, которая была подготовлена 2 апреля 1941 года, сразу довольно ясно обрисовывала его планы. Розенберг считал, что Россия не сможет долго оказывать военное сопротивление, в результате чего большие территории будут оккупированы, и чтобы суметь решать экономические и управленческие вопросы на них, Россию необходимо раздробить, выделив Великороссию, Белоруссию, прибалтийские страны, Украину, Донскую область, Кавказ и Туркестан (что с некоторыми оговорками является прообразом будущих рейхскомиссариатов Остланд, Украина, Кавказ и Московия).

Так как Московия будет все равно иметь наибольшую силу, для нее предусматривалось «уничтожение большевистско-еврейского государственного аппарата без поощрения к созданию нового всеобщего государственного аппарата»; «широкая экономическая эксплуатация, как то: изъятие всех хоть в какой–то степени излишних запасов, машин и механизмов»; «присоединение крупных частей ее территории к новообразующимся территориальным единицам, особенно к Белоруссии, Украине и Донской области» и выдворение «в больших масштабах всех нежелательных слоев населения на московитскую территорию». Для отделенных же от Великороссии частей напротив предусматривался режим большего благоприятствования, Розенберг писал, что лучше сделать половину союзниками, чем всех врагами. У союзников, читай, на Украине, реквизировать поменьше, у врагов, читай, в Московии — побольше. Словом, очередное воплощение известного принципа «разделяй и властвуй». Поэтому для Украины Розенберг предусматривал поощрение развития национального самосознания, основание в Киеве университета, которого не должно было быть в Москве, и тому подобное.

Практика, однако, оказалась иной. Уже с самого начала вопреки желанию Розенберга Гитлер отторг от Украины Галицию, присоединив ее к Генерал-губернаторству, а Транснистрию с Одессой отдали румынам. Далее собственно российская территория за малым исключением так никогда и не попала под управление Розенберга, а ресурсы Рейху были нужны, поэтому под руководством рейхскомиссара Коха началась жестокая эксплуатация Украины, в том числе массовый вывоз остарбайтеров в Германию. Конечно, ни о каком режиме благоприятствования речи не шло, зимы и в Харькове, и в Киеве были крайне голодными, с большой смертностью. Поэтому концепция Розенберга потерпела крах еще задолго до конца войны.

- Расскажите о роли Розенберга в подготовке антисоветских исследовательских и пропагандистских кадров из числа граждан СССР. Как эти кадры были востребованы в годы Холодной войны?

 - Это тоже интересный и малоизвестный сюжет. Я уже упоминал об оперативном штабе Розенберга, изначально созданном для организованного вывоза, ну или, скажем прямо, хищения архивов, библиотек, предметов искусства. С начала 1943 года, после перелома в ходе войны, этот штаб, точнее его Восточная группа получила дополнительное задание: они собирали попавших в оккупацию советских ученых и просили их готовить статьи о различных аспектах жизни в СССР, от экономических до культурных. Это хорошо оплачивалось, лучшие авторы получали постоянную работу в оперштабе и были затем вместе с ним эвакуированы на Запад. В сущности, это был сбор информации о противнике, только, как мы видим, начатый уже после того, как с ним два года велась война. Соответственно, в конце 40-х, когда для американцев СССР окончательно превратился из бывшего союзника в потенциального противника, американцы оказались перед схожей проблемой отсутствия информации о жизни в СССР. И в их распоряжении был ровно тот же источник этой информации — беженцы из СССР, большей частью сотрудничавшие с нацистами и поэтому решившие после войны не возвращаться на родину.

Был запущен масштабный проект по их опросу и сортировке информации, так называемый Гарвардский проект, а в 1950 году в Мюнхене был основан курируемый ЦРУ Институт по изучению СССР, который очень походил (за исключением, разумеется, нацистских надсмотрщиков) на подразделение оперштаба Розенберга образца середины 1944 года.

Сами американцы писали, что они привлекли «лучших людей Розенберга», и действительно, в числе основателей института было трое бывших сотрудников оперштаба: Штепа, Марченко и Филиппов. Еще двое пришли из нацистской пропаганды: Авторханов и Ниман-Боголепов, двое — из власовского движения: Алдан-Нерянин и Яковлев-Троицкий. Ну и среди сотрудников института было много людей, прежде сотрудничавших с оперштабом: ленинградец Зоргенфрей, профессор-археолог Миллер из Днепропетровска, Поплюйко и другие.

- Каково место Прибалтики и балтийских коллаборационистов в программе и идеях Розенберга? Как иностранные легионы СС соотносились с его расовой теорией?

- Какого-то центрального места эта тема не занимала. Опять-таки, в разные периоды времени она, исходя из ситуации, оценивалась с разных позиций. Если в уже упомянутой докладной записке от 2 апреля 1941 года речь шла о потенциальном онемечивании территории Прибалтики и необходимом для этого выселении интеллигенции, особенно латышской, и расово неполноценных элементов — здесь литовцы считались наименее расово годными (ни о каких желаниях и правах собственно жителей Прибалтики речи не шло), то к 1943 году заговорили уже об автономии и прочем расширении прав. Есть немецкая поговорка «Not kennt kein Gebot» — «Нужда всему научит». Осенью 1943 года Гиммлер называл генерала Власова, посмевшего предложить Рейху свою военную помощь, «русской свиньей», а уже летом 1944 был готов с ним встречаться и параллельно дал добро на создание русской дивизии Ваффен-СС на основе бригады Каминского. То есть даже всемогущему рейхсфюреру СС приходилось проявлять гибкость и подстраивать свои убеждения под текущие обстоятельства.

В чем можно быть уверенным, так это в том, что в случае успеха немецкого блицкрига никакой государственности прибалтийским странам бы не светило, и они были бы онемечены в приоритетном порядке.

Комментарии
Читайте также
Новости партнёров
Загрузка...

Этот стон у них свободой зовется

Этот стон у них свободой зовется

«Граждане, расходимся, у меня знакомый дипломат в Чикаго есть, он сказал, что всё будет путем, за Литву словечко замолвят, без паники!».
Политики этих стран клеймят «ватников» за «рабское сознание», высокомерно улыбаются при словах о том, что их правительства назначаются по звонку из посольства США, гордо бросают «Мы играем в западных клубах» и пытаются учить демократии.

Пишите письма

Пишите письма

Звон дипломатических сабель, хруст переломленных копий... Резолюция в ответ на резолюцию, против демарша — демарш. За всем этим тихо, полушепотом — новости мелкокалибербные вроде бы, малозначительные. Но очень симптоматичные. На них стоит иногда обращать внимание.

Чей туфля?

Чей туфля?

Угадайте политика по обуви!

Бронзовый солдат: памятник воинам-освободителям Таллина

Бронзовый солдат: памятник воинам-освободителям Таллина

Авторами монумента освободителям столицы Эстонии, известного ныне как «Бронзовый солдат», стали архитектор Арнольд Алас и скульптор Энн Роос.