Тема недели:
На Западе критикуют модель развития Прибалтики
Западные экономисты и аналитики полны пессимизма в отношении Литвы, Латвии и Эстонии.
Воскресенье
11 Декабря 2016

«Прибалтика может оказаться детонатором для конфликта, в котором сама не уцелеет»

Автор: Анастасия Фёдорова

«Прибалтика может оказаться детонатором для конфликта, в котором сама не уцелеет»

23.03.2015  // Фото: http://palitra-shop.com

В Латвии стартовали международные учения Operation Summer Shield XII, в которых приняли участие свыше тысячи солдат из Литвы, США, Великобритании, Люксембурга и Канады. Параллельно с этим в Эстонии уже четвёртый день проходят учения военно-воздушных сил. Что это — демонстрация силы или бессилия? Каким образом показательное наращивание военной мощи может отразиться на отношениях между Россией и Западом? Эти и другие вопросы портал RuBaltic.Ru обсудил с профессором кафедры европейских исследований факультета международных отношений Санкт-Петербургского государственного университета, доктором экономических наук Николаем МЕЖЕВИЧЕМ:

-Николай Маратович, сейчас в Прибалтике активно проходят масштабные военные учения с участием военнослужащих армии США. Что Вы думаете по этому поводу?

-С одной стороны, военные учения проходят на территории стран НАТО, чьи войска и техника, собственно, и привлекаются. Поэтому с юридической точки зрения никаких вопросов быть не может — ни к странам Прибалтики, ни к США. Впрочем, сразу же отмечу: точно так же должны рассуждать и наши оппоненты, когда говорят о российских военных учениях, поскольку мы их проводим на своей территории или же в нейтральных водах. То есть, опять же, — в полном соответствии с нормами и практиками международного права. Другой вопрос, как мы дошли до жизни такой? Почему тот, весьма относительный климат доверия, который был 15 лет назад, стал историей? Но это уже выходит за пределы поставленного вами вопроса.

С другой стороны, несмотря на то, что эти маневры хоть и являются юридически корректными, всё же они вызывают определённые вопросы политического и психологического характера. Например, как в случае с эстонским военным парадом. Территория Эстонии, конечно, не такая, как территория, скажем, Австралии. Однако всё-таки там есть места, где можно было бы провести военный парад по случаю очередной годовщины независимости своего государства (24 февраля в Нарве прошел парад по случаю 97-й годовщины независимости Эстонской Республики - прим. RuBaltic.Ru). Как правило, подобные мероприятия проводятся в столице. К тому же, есть множество других городов, которые находятся подальше от российской границы. Парад же проходил в Нарве. Тут разные измерители прозвучали: кто говорит — в километре, кто — в пятистах метрах. Но я уверяю вас, что от точки прохождения техники (у контрольно-пропускного пункта Эстонии) до линии российской государственной границы не было и двухсот метров. Безусловно, это демонстрация. Если послушать комментарии эстонских политиков и журналистов, в частности выступление президента Эстонской Республики, то, в общем-то, факт демонстрации особо и не скрывается. Мол, да, это вот наша такая позиция. Соответственно, если это — их позиция, то, конечно, нам — России — в свою очередь необходимо её учитывать.

- Недавно бывший консультант Республиканской партии США Джеймс Джетрас в интервью RT заявил о том, что эти учения разжигают военную истерию, а также демонстрируют бессилие США и НАТО на Украине. Согласны ли Вы с мнением Джетраса?

-Ну, как вам сказать. Если выбирать между войной и учениями, то лично я выбираю учения. Что касается военных учений как признака бессилия США, то — да, наверное, это так. Дело в том, что мы наблюдаем ситуацию классического тупика. Воспитательные меры, которые предприняли европейцы и американцы, так сказать, с привлечёнными австралийцами и японцами, они видно ещё не срабатывают. И, в общем, не нужно считать наших оппонентов дураками, поскольку те прекрасно понимают, что их меры не срабатывают. Быть может, они думают, что эти меры сработают через 5, 10, 20 или 200 лет, но вряд ли их устраивают такие сроки. У них ведь тоже электоральные циклы (выборы-перевыборы), и как-то надо объяснять избирателям, ради чего, собственно, всё затевалось: почему прибалты должны помимо всех своих бед и проблем оплачивать, предположим, восстановление Украины, финансировать её, а также вкладывать в создание ещё одной европейской армии и т.д. Объяснить это всё, естественно, трудно. А дальше будет ещё труднее. Поэтому, конечно же, наши прибалтийские оппоненты понимают, что это тупик.

Но сказать себе и избирателям «Вы знаете, ребята, мы ошибались. Нам не надо было провоцировать те события на Украине, которые послужили детонатором нынешней ситуации» они, понятное дело, не могут. Никто не выйдет и не признается в том, что была допущена ошибка. Таким образом, в качестве оправдания перед избирателями и проводятся военные учения, делаются различные заявления по поводу санкций и т.д.

- То есть отчасти военные учения и антироссийские заявления — это спекуляции, нацеленные на то, чтобы оправдать государственные расходы. А что насчёт спекуляций на международном уровне? Каким образом подобные показательные выступления влияют на международные отношения в целом?

- Иногда в международных отношениях возникает ситуация, когда ваш союзник настолько радикален и безрассуден, что он уже обгоняет вас в радикализме принятия политических решений. И здесь я намекаю на Эстонию, Латвию и Литву. Подчёркиваю, на Эстонию, Латвию и Литву. Ни в коем случае не на Польшу, и, тем более, не на Германию, Болгарию и Румынию. Только на эти три страны, среди которых впереди идёт, конечно, Литовская Республика. Дело в том, что нынешний градус антироссийской истерии в той же Литве способен привести к провокации. Провокации того типа, которая, с моей точки зрения, была в Вильнюсе 25 лет назад. Дальше начнётся эскалация по цепочке и, возможно, произойдёт смещение в сторону более крупного конфликта. Быть может, даже к большему, чем хочет и ожидает управляющий центр, то есть США. Прибалтика может оказаться детонатором конфликта, в котором сама не уцелеет. А так как там очень много больных людей, то вероятность такого поворота имеет место быть.

- То есть это военное шоу на территории Прибалтики, которая также подливает масло в огонь украинского конфликта, можно рассматривать как очередную провокацию США против России?

- Именно так и нужно рассматривать. Но Прибалтика не просто подливает масло в огонь, она выступает организатором этого пожара. Здесь я имею в виду опять же Литву.

Понимаете, когда США говорят о привлекательности своей экономической и политической модели, это — предмет для дискуссий. И кого-то, я бы даже сказал — многих, они могут убедить (великая страна, мощный потенциал и т.д.). Когда примерно то же самое говорит Германия о своём экономическом опыте, в частности — об успехах послевоенного экономического строительства — это убеждает. Но когда свою модель развития на постсоветском пространстве литовские педагоги преподают в Киеве, это даже не смешно. Это очень грустно. Литва потеряла четверть трудоспособного населения, уехавшего работать в Европу и решившего, что нынешняя модель развития своей страны такая, что лучше мыть унитазы в Германии или в Ирландии. И когда президент этой страны говорит о ценностях демократии и о модели стабильного экономического развития, то убедить в этом можно только людей, которые не то, чтобы книжек не читают, телевизор не смотрят и в интернете хотя бы изредка не бывают, а людей, которые прошли сложный курс разнопланового зомбирования.

-Получается, что присутствие американских солдат в Прибалтике, даже если бы угроза реально существовала, не способно изменить баланс сил в регионе. То есть эти учения не что иное, как психологический способ давления на Россию?

-Безусловно. Но сразу должен сказать, что я не специалист в области военной стратегии и Академию генерального штаба не заканчивал. Я всего лишь профессор факультета международных отношений. Однако некоторые исторические представления у меня есть, и могу сказать, что территория Прибалтики в принципе необороняемая. В случае большого конфликта сначала не станет Прибалтики, ну а дальше, возможно, вообще никого не будет. Кстати говоря, большинство военных это понимают. Такие заявления неоднократно звучали, в частности из уст одного из крупных латвийских военачальников в отставке: Раймонд Рубловский говорил о том, что не нужно дразнить Россию, поскольку в военном отношении Латвии никто помочь не успеет. И это сказал военный, человек, который оперирует категориями реальности в соответствии с военными и экономическими потенциалами государства. Политики же говорят много разных слов, заботясь, в основном, о выборах. И зачастую забывая о том, что эти выборы могут просто не состояться в виду того, что выбирать будет некого и некому.

-Как, на Ваш взгляд, российская сторона должна реагировать на происходящее, учитывая географическое положение прибалтийских стран? Расценивает ли Россия военные учения в Прибалтике как потенциальную угрозу для своей территории?

-Рискну предположить, что непосредственную военную угрозу со стороны Прибалтики Россия не рассматривает, по крайней мере, пока. Но если кто-то и сомневался в недружественности Таллина, Риги и Вильнюса, то эти сомнения проходят на глазах. Абсолютно бескомпромиссная позиция, прежде всего, Литвы — сворачивание всякого диалога и охота на ведьм внутри страны, хорошо известна России. В Литовской Республике есть посольство РФ, возглавляемое уникальным профессионалом, господином Удальцовым, поэтому, естественно, Москва в курсе деталей событий, происходящих на территории Литвы. Поэтому я думаю, что накапливается некий потенциал адекватного ответа.

-По поводу «разнопланового зомбирования» простых граждан. Как вообще прибалтам отличить реальную угрозу от обычных провокаций, исходящих из правительств их государств?

-Это, к сожалению, очень трудно сделать. В случае с Литовской Республикой нужно понимать определённые комплексы исторической памяти, которые у неё присутствуют. И в основе здесь память о Великом княжестве Литовском. О черноморских курортах, (ну это, конечно, юмор), но, действительно, Великое княжество Литовское выходило к Чёрному морю тогда, когда утратило связь с Балтийским. Огромное литовское государство было населено, скажем прямо, не совсем литовцами, а ещё точнее — совсем не литовцами, но в силу разных геополитических обстоятельств оно было. И в этом отношении память о великом прошлом, которое привело к такому несколько странному результату, присутствует. Второй момент — независимость в 1920 и 1991 году получена не столько в результате собственной эффективной работы, сколько в результате соотношения сил на международной арене. То есть независимость как побочный продукт распада социалистической системы и деструкции самого Советского союза. А это серьёзнейшим образом отличает независимость Эстонии, Латвии и Литвы от независимости Финляндии и Польши, которые её несколько раз защищали.

Не давая сейчас оценки, насколько это было эффективно, (то есть, не лучше ли было устанавливать модели добрососедства), мы можем сказать, что независимость Финляндии состоялась по результатам всей истории с 1917 по 1944 год. И закреплена была в договоре 1948 года с СССР, который имел возможность советизировать Финляндию, но пошёл иным путём: договорился о том, что Финляндия абсолютно самостоятельная и независимая и может развиваться, как хочет, при некоторой лояльности в военно-политическом отношении, но — не более того. Тоже самое с Польшей, которая отстояла свою независимость, остановив армию Тухачевского на Висле.

-И всё же сегодня сложно получить полноценную картину событий прошлого, поскольку в странах Прибалтики история активно переписывается…

-Да, вы правы. История переписывается. И, что интересно, информация о том, как Эстония или Латвия получили свою независимость, есть, но её мало. По уговору историков и политиков эта информация частично замалчивается, частично искажается. Потому что хвастаться нечем.

-Возвращаясь в сегодняшний день, нужно сказать, что сейчас Прибалтика «атакует» Россию по всем фронтам. Вспомнить хотя бы последний саммит ЕС, на котором премьер-министр Эстонии Таави Рыйвас и президент Литвы Даля Грибаускайте выступили за немедленное продление антироссийских санкций ЕС. И таких примеров очень много. Насколько вообще сильно Прибалтика воздействует на настроения в европейской среде? Имеет ли её голос достаточный вес, чтобы влиять на сложившуюся ситуацию между Россией и Западом?

-Голос этот не очень громкий в силу историко-географических и экономических особенностей. Но зато он доносится отовсюду и звучит постоянно.

Исходя из того, что система принятия решений в Европейском союзе — консенсусная, можно предположить, что вполне достаточно одной Литвы, чтобы развалить всю систему взаимодействия России с ЕС.

Тот же жёсткий режим санкций и постоянное нагнетание напряжённости во многом — продукт усилий Литвы, Эстонии, Польши и Латвии (по градации). В то же время это неинтересно (в том числе и с экономической точки зрения) ни Финляндии, ни Германии, и, кстати говоря, самой Польше. Однако это уже другая история, почему политики Польши выступают против своего населения и своего бизнеса, который заинтересован в торговле с Россией и не хочет потерять её рынок. Польский бизнес вынуждают это делать в обмен на мифические евро-компенсации.

-Как Вы думаете, чисто гипотетически способна ли Прибалтика втянуть Европу в войну?

-Я бы не стал так уверенно об этом говорить. Но не исключено, что может. Я думаю, что наши читатели помнят, как началась Вторая мировая война. В её основе была провокация. Всё-таки Гитлеру нужен был хоть какой-то повод для того, чтобы начать войну. И вот группу немецких уголовников переодели в польскую военную форму и сказали им: «Ребята, вам надо захватить нашу же немецкую радиостанцию в приграничном городе Глейвице, чтобы передать обращение о том, что вы польские солдаты и сейчас начнёте наступление на Германию. За это вам будет много счастья». Но счастья не получилось, поскольку обращение не было передано должным образом, за что эсэсовцы всех перестреляли и в таком виде показали журналистам. Тем не менее, как повод это было использовано.

Мне сложно фантазировать и говорить о том, какие сегодня могут существовать провокационные модели, но вспоминается обстрел сараевского рынка, в котором обвинили сербов. Потом выяснилось, что это был не сербский снаряд, что Сербии это вовсе не выгодно, но это уже было постфактум, то есть после того, как на базе этих провокаций была уничтожена ещё одна часть пост-югославской государственности.

Так что форм возможностей бесчисленное количество, и теоретически говорить о применении той или другой — можно. Конечно, хочется верить, что у политиков Литвы, Эстонии и (в меньшей степени) Латвии, хватит разума для понимания того, что это не лучший способ решения объективных или субъективных, кажущихся, проблем в отношениях с соседом.

Комментарии
Читайте также
Новости партнёров
Загрузка...

Этот стон у них свободой зовется

Этот стон у них свободой зовется

«Граждане, расходимся, у меня знакомый дипломат в Чикаго есть, он сказал, что всё будет путем, за Литву словечко замолвят, без паники!».
Политики этих стран клеймят «ватников» за «рабское сознание», высокомерно улыбаются при словах о том, что их правительства назначаются по звонку из посольства США, гордо бросают «Мы играем в западных клубах» и пытаются учить демократии.

Бойтесь миротворцев

Бойтесь миротворцев

Холодная Война вроде бы уже двадцать семь лет закончилась, а такое ощущение, что всё у нас еще впереди.

Литва или Северная Корея?

Литва или Северная Корея?

Современная Литва нередко практически не отличима от КНДР. Сумеете ли Вы отличить Литву от Северной Кореи?

Дом Франка в Вильнюсе

Дом Франка в Вильнюсе

Своим названием этот дом обязан доктору медицины, профессору Виленского университета Йозефу Франку. Его отец — Иоганн Петер Франк, известный в Европе врач-гигиенист и судебный медик, вместе с сыном перебрался в Вильну из Вены, где работал директором городской больницы в начале XIX века.