Политика Политика

«Ассоциация Украины теперь – не более чем ритуальный жест ЕС»

Источник изображения: http://www.day.kiev.ua
  3001 0  

Верховная рада Украины и Европарламент ратифицировали соглашение об ассоциации Киева и Брюсселя. В то же время между Россией, Украиной и ЕС была достигнута договоренность, что имплементация соглашения в части создания зоны свободной торговли будет отложена до начала 2016 года. О том, какие политические и экономические мотивы на самом деле могут стоять за этими событиями, а также каковы возможные сценарии будущего развития Украины, портал RuBaltic.Ru поговорил с главным редактором «Киевского телеграфа» Владимиром СКАЧКО:

- Г-н Скачко, на прошлой неделе в ЕП было ратифицировано соглашение об ассоциации Украины в ЕС. Как Вы оцениваете данное событие?

- Как ритуальный жест со стороны Европы, якобы означающий поддержку евроустремлений нынешнего киевского режима. А также как претензию на, как им кажется, глубокий и безбрежный украинский рынок.

Более существенно об украинской евроинтеграции говорит не ратификация, а договоренности между Жозе Мануэлем Баррозу и Владимиром Путиным о том, что внедрение в жизнь этих соглашений перенесено на 1 января 2016 года.

То есть за то, из-за чего путем государственного переворота свергли Виктора Януковича, а именно евроторможение, нынешнему киевскому режиму ничего нет. Это говорит о том, что здесь господствуют двойные политические стандарты.

Слава Богу, что у нынешних украинских властей хватило ума, чтобы не внедрять сейчас убийственное для украинской экономики соглашение.

- Для ЕС данное соглашение - вопрос прежде всего политический или экономический?

- Чисто политический. Это соглашение об отложенной выгоде. По большому счету, европейская экономика, которая находится в стагнации, нуждается в оздоровлении исключительно экстенсивным путем: путем приобретения новых рынков сбыта и дешевого труда. Всё это европейская экономика получит в Украине.

Но поскольку существуют ещё и геополитические задачи, и нужно продемонстрировать России, что в Украине создан мощный антироссийский демократический режим, то решили пока страну не добивать. Видимо, человек, владеющий цифрами и наблюдающий за экономикой не с политической, а с практической точки зрения, понимает, что Украина скоро рассыплется, политически и как государство. И необязательно под ударами ополченцев, а просто так - внутренние ресурсы для существования государства съедены и потрачены в политических игрищах.

- Будет ли это означать также и территориальный раскол?

- За политическим и экономическим, скорее всего, последует и географический распад. Украина была создана как искусственный гибрид из территорий собственно Украины, Новороссии, Крыма и Галиции, объединенных в Украинскую ССР. Видимо, за 70 лет здесь так и не были созданы внутренние скрепы: единая духовность, единая культура, единые традиции. Это сейчас они повторяют, как заклинание: «Единая нация, единый язык, единая вера, единая страна». Осталось добавить «единый фюрер», и всё, неонацистское государство готово.

На самом же деле Украина дезинтегрирована политически, экономически, и особенно культурно. Здесь одних православных конфессий три типа, не говоря уже о том, что существуют католики, греко-католики, протестанты… Или, к примеру, половина страны говорит по-русски и считает этот язык своим родным.

- Согласны ли Вы с тем, что внутри правящей верхушки в Киеве сейчас также происходит раскол, в том числе и по вопросу продолжения войны?

- Правящая верхушка сейчас ведет социалистическое соревнование – «кто больше любит Украину за американские деньги?». Кто громче прокричит, что он любит Украину, тот больше «печенюшек» и получит. Проект «Украина» начал играть ту роль, о которой когда-то писал Солженицын: «Шпильки в мягкое подбрюшье России».

Все идеи австрийских, польских, германских, ЦРУ-шных и любых других идеологов о том, что Российская империя невозможна без Украины, теперь приобретают реальные очертания. У этих идей появились реальные государственные образы, политики и даже реальные вооруженные силы, которые готовы воевать.

Что касается вопроса продолжения войны, то в Киеве существуют минимум четыре партии войны, которые борются между собой. Одна из них – БПП («Блок Петра Порошенко»), вторая – «Народный фронт», третья – «Батькивщина» Юлии Тимошенко, и четвертая – сборный коктейль из неонацистов, экстремистов и ультра-радикалов, радикальная партия Олега Ляшко, партия «Правый сектор» Дмитрия Яроша, партия «Гражданская оппозиция» Анатолия Гриценко.

В Украине уже давно произошло слияние крупных политических партий с незаконными вооруженными формированиями, которые у нас называются добровольческими батальонами или Национальной гвардией.

Каждая из этих четырех партий постаралась включить в проходные списки на досрочные парламентские выборы 26 октября полевых героев и командиров АТО. Это откровенные боевики, которые стали проливать кровь сначала на Майдане зимой-весной этого года, и успешно продолжили на Донбассе. Сейчас они рвутся к власти.

Раскол произошел даже в силовых структурах. Если армия и служба безопасности служат президенту и БПП, то МВД и Национальная гвардия, а также карательные батальоны служат Арсению Яценюку и Александру Турчинову. У каждой политической силы есть свои вооруженные формирования. Формально они подчиняются единому командованию АТО, но на самом деле они ждут команды, чтобы вцепиться друг другу в глотки. И вцепятся, потому что когда всего на всех не хватает, то начинают хватать у ближнего.

- Насколько сейчас, в таком случае, устойчива киевская власть? Есть ли угроза того, что западные страны в скором времени откажутся от их поддержки или правые радикалы осуществят госпереворот в стране в случае отказа Порошенко продолжать войну на востоке Украины?

- Если «дядя Вова», как называют Путина в Украине его поклонники, сможет убедить вашингтонский и брюссельский обком, что они породили в Украине инфекцию, которая расползется и заразит весь континент, тогда будут искать какой-то цивилизованный выход. Например, отказать бандитам в финансовой, материальной и военно-технической помощи, и при этом постараться сжечь их в гражданской войне или усадить за стол переговоров и мирно их разоружить. Но их уже не тысяча, а несколько десятков тысяч, поэтому это непростая задача.

Прогнозировать здесь я не берусь. Я знаю, что такие конфликты улаживают, но кровь, скорее всего, ещё прольется.

- Насколько перспективны и реалистичны на Ваш взгляд минские соглашения?

- Минские протоколы позволяют сохранять человеческие жизни, несмотря на геополитические планы. Теперь постреливают, но не стреляют, следовательно, не гибнут мирные люди.

Но вообще, это промежуточные соглашения. Это больше протоколы о намерениях, которые, к счастью, имеют практическое продолжение. Сами посудите: со стороны Украины их подписывает бывший президент, который имеет неопределенный статус. Если со стороны России их подписывает Зурабов, который является послом России и лицом официальным, со стороны Луганска и Донецка их подписывают формальные главы республик, а со стороны ОБСЕ их подписывает спецпредставитель Хайди Тальявини, то со стороны Украины – Кучма, рыжая хитрая бестия, которая решила напомнить о себе. Кто он? Спецпредставитель! Поэтому единственное практическая ценность протоколов в том, что они являются соглашениями о частичном прекращении огня.

- Можно ли сказать, что Запад будет постепенно «сливать» Украину?

- Запад, скорее, будет старатТься держать её в своей орбите и максимально натравливать на Россию. Неблагодарное это дело сегодня – воевать с Россией силой оружия. И это все прекрасно понимают, как американцы, так и европейцы.

Поэтому идеальным вариантом будет существование буферной зоны в виде союзного конфедеративного или федеративного государства Украина: восточная часть будет ориентирована на Россию и будет подпитываться, возможно, российскими кредитами и инвестициями, и будет центрально-западная часть.

Сейчас сложно сказать, по какому рубежу может быть деление Украины. Возможно, по Днепру, как было раньше.

- Хрупкое перемирие на Донбассе, на Ваш взгляд, было установлено Киевом под давлением ЕС и США?

- Не думаю. ЕС и США могли просто указать на факт, что если власти не пойдут на переговоры и хотя бы формально не признают ДНР и ЛНР, то ополченцы за две недели будут в Киеве. В то же время, оказалось, что Украина не имеет ни армии, ни боевиков, готовых воевать и умирать за родину.

И получается, что одни умеют болтать о любви к Родине, а другие свою землю защищают, и делают это умело. 

Обсуждение ()
Новости партнёров
Загрузка...
keyboard_arrow_up