Политика Политика

Страны Балтии заняли неправильную сторону истории

Источник изображения: president.lv
  6730 0  

Президенты стран Балтии отказались от вхождения в антитеррористическую коалицию Запада, если в ней будет участвовать Россия. Тем самым лидеры Литвы, Латвии и Эстонии окончательно расписались перед международным сообществом в периферийности своих стран и ограниченности их политического руководства. Пока весь мир преодолевает многочисленные конфликты и разногласия ради объединения в борьбе с абсолютным злом, которым уже общепризнана террористическая группировка «Исламское государство», три прибалтийские республики демонстрируют неспособность преодолеть свои комплексы и фобии в отношении России, а также страх, что в случае улучшения отношений Запада с Москвой они станут никому не нужны, и союзники по НАТО о них забудут.

«Литва не будет участвовать ни в одной новой коалиции вместе с Россией. Россия до сих пор оккупирует территорию других стран, и осуществляет в другой стране, даже в двух — в Грузии и Украине — военные действия», — заявила президент Литвы Даля Грибаускайте, выступая на пресс-конференции по итогам встречи глав трех балтийских государств в литовской Паланге. 

Саммит глав Литвы, Латвии и Эстонии традиционно проводится каждый год в одной из балтийских республик для демонстрации пресловутого «балтийского единства». В этом году «балтийское единство» демонстрировалось по вопросам беженцев (республики принимать их согласны, но не больше согласованных квот и при условии усиления контроля за миграционным потоком), Украины («Наша общая задача в том, чтобы по возможности сохранять украинский конфликт в центре внимания ЕС, пока не будет достигнуто полное урегулирование ситуации», — президент Латвии Раймонд Вейонис) и безопасности региона (необходимо добиваться от союзников укрепления «мер сдерживания», размещать в Эстонии, Латвии и Литве как можно больше военной техники, добиваться снятия запрета на размещение сухопутных баз Североатлантического Альянса в Прибалтике — одним словом, больше, больше НАТО на границах с Россией!). 

Но новостью, вызвавшей международный резонанс и разошедшейся далеко за пределами прибалтийских республик стало единство по вопросу борьбы с международным терроризмом. 

Страны Балтии отказались от участия в антитеррористической коалиции против Исламского государства в случае, если в составе этой коалиции придется бороться с терроризмом вместе с Россией. 

«Нам нужно серьезно обдумывать создание любой коалиции, в которой будет такой агрессор, как наш сосед», — поддержал эмоциональное заявление литовской коллеги президент Эстонии Тоомас Хендрик Ильвес. Три прибалтийских лидера договорились, что будут навязывать западным союзникам свою повестку дня: «международному сообществу следует оставаться бдительным» и не забывать о странах, страдающих от «агрессивного соседства» России.

Основной реакцией на эту принципиальную прибалтийскую позицию в международном информационном пространстве был гомерический хохот. Во-первых, тут же возник вопрос: страны Балтии отказываются от участия в антитеррористической коалиции, а что, их кто-то туда звал? Во-вторых, где президент Литвы увидела военные действия в Грузии, которые сейчас (!) осуществляет Россия? Или МИД и ДГБ Литвы для экономии бумаги кладут на стол Дале Поликарповне аналитические справки 2008 года? В-третьих, если бы страны Балтии решили все-таки осчастливить мир своим участием в борьбе с ИГИЛ, какой вклад они бы могли внести в дело уничтожения гидры международного терроризма? Послали бы к берегам Сирии обе латышские надувные лодки? Или поспособствовали бы поимке парижских террористов, поделившись с европейскими спецслужбами бесценным опытом КаПо по борьбе с защитниками русских школ? 

Как ни крути, а подобный демарш прибалтийских республик является чистой воды дипломатическим анекдотом. Единственные, кому в этой истории должно быть не до смеха — это сами Литва, Латвия и Эстония. 

Лидеры балтийских стран фактически расписались перед всем миром в их провинциальности и в том, что Прибалтика лишь номинально относится к Европе, в реальности ею не являясь. 

Потому что вся Европа после терактов в Париже сейчас объединена и мобилизована цивилизационным вызовом, который бросил ей исламский экстремизм. В столице Евросоюза — Брюсселе — объявлена высшая степень террористической угрозы, остановлена работа метро, закрыты рынки, торговые центры, музеи, спортивные объекты, отменены культурные и спортивные мероприятия, эвакуированы сотрудники органов власти как Бельгии, так и ЕС. В соседней Франции на три месяца введено чрезвычайное положение. Экстренные меры предпринимаются и в Германии, куда бежал один из парижских террористов. В Великобритании все службы безопасности приведены в боевую готовность и эвакуирован один из лондонских аэропортов, потому что террористы ИГИЛ уже пообещали, что следующим после Парижа будет Лондон. 

А в это время в какой-то Паланге выходят к местной прессе главы трех государств и с тревогой заявляют, что из-за всей этой «движухи» на Западе могут забыть об Украине и о том, что прибалтийским союзникам по НАТО нужно уделять больше внимания в виду «агрессивного соседства». 

Тем самым они сами продемонстрировали, что Литва, Латвия и Эстония находятся вне Европы, что то, что заботит и консолидирует сегодня Европу, для прибалтийских политиков всего лишь досадная помеха всем их надеждам на международную изоляцию и бойкот России. 

Разумеется, объяви вдруг страны Прибалтики о своем вступлении в антитеррористическую коалицию, практической пользы в борьбе с ИГИЛ от них не было бы никакой. Но от них не было никакой пользы и в Ираке в 2003 году: тем не менее Литва, Латвия и Эстония одними из первых побежали в создаваемую США для поддержки своей военной операции европейскую коалицию. Прибалтийские политики тогда объясняли не укладывающийся в голову факт, что они посылают своих солдат воевать за иракскую нефть тем, что это демонстративный жест: страны Балтии готовятся вступать в НАТО и готовы доказать, что понятие союзнического долга им не чуждо. Никакого реального значения балтийские контингенты в Багдаде, конечно, иметь не будут, но таким демонстративным жестом, как их отправка в Ирак, мы создаем себе хорошую репутацию в глазах союзников. Ради репутации и отправляли: и в Ирак, и в Афганистан.   

В прошлом году Литва стала единственной страной в мире, официально и открыто поставившей украинской армии оружие для ведения войны на Донбассе. По сути, это тоже был демонстративный жест: никакого реального влияния на ход боевых действий литовское оружие оказать заведомо не могло, но Грибаускайте и компания таким способом посылали нерешительным американским и европейским союзникам сигнал: вот же, смотрите, как надо, не трусьте, шлите Киеву оружие НАТО!

То есть демонстративные жесты для Вильнюса, Риги и Таллина — это в порядке вещей, тем паче в условиях, когда реального вклада в общее дело они все равно внести не могут. Они готовы демонстративно поддержать оккупацию независимой страны ради нефти или поощрение оружием гражданской войны как метода решения конфликта между Центром и регионом. 

Однако они оказались неспособны хотя бы символически поддержать и демонстративно присоединиться к процессу объединения всего мира в деле борьбы с международным терроризмом, причем только из-за того, что единение всего мира против ИГИЛ не исключает и России. 

На следующий день после совместного выступления глав Литвы, Латвии и Эстонии Совет безопасности ООН единогласно одобрил предложенную Францией резолюцию по координации борьбы против террористов ИГИЛ и «Аль-Каиды». Документ призывает государства-члены ООН, которые имеют возможность, предпринять все необходимые меры, в соответствии с международным правом, усилить и координировать борьбу против крупнейших экстремистских группировок – Исламское государство и «Фронт ан-Нусра» для предотвращения терактов. Война в Сирии и формирование антитеррористической коалиции были единственными темами встречи «Большой двадцатки» в Турции. Министр иностранных дел РФ Сергей Лавров и госсекретарь США Джон Керри в конце прошлой недели обсудили по телефону проблемы организации коллективного отпора террористической группировке ИГИЛ и усилия по налаживанию диалога правительства Сирии и широкого спектра оппозиционных сил. На этой неделе президент Франции Франсуа Олланд встретится с президентом США Бараком Обамой в Вашингтоне и президентом России Владимиром Путиным в Москве.

На наших глазах происходит перелом в мировой политике: исламский терроризм вообще и ИГИЛ в частности из маргинального участника международных отношений, которого в той или иной степени лицемерно использовали в своих играх крупные игроки, превращается в глазах международного сообщества в Абсолютное Зло, борьба с которым должна объединять всех со всеми на ценностных началах. Подобное произошло в 40-е годы с нацизмом, который с огромным опозданием, но все-таки был в итоге осознан как Абсолютное Зло, что привело к соединению в антигитлеровскую коалицию несоединимого — Советского Союза и англосаксов. 

Ровно то же происходит сейчас с созданием антитеррористической коалиции против ИГИЛ — борьба со всеобщей угрозой заставляет преодолевать конфликты и забывать застарелую вражду. 

Страны Балтии пошли против общемирового тренда; в очередной раз сведя всю свою внешнюю политику к комплексам и фобиям по отношению к России, Литва, Латвия и Эстония не просто расписались в своей провинциальности и оторванности от Европы — на сей раз они заняли неправильную сторону истории.

										
Обсуждение ()
Новости партнёров
Загрузка...
keyboard_arrow_up