Тема недели:
Бандитская «Европа»: «буферная зона» как территория беспредела
Литовские банды отправляются заниматься грабежами в Германии. Банда, два с половиной года грабившая инкассаторов, оказалась сотрудниками МВД Украины.
Суббота
23 Июля 2016

Пороховые бочки ЧК: Прибалтикой продолжают править агенты КГБ СССР

Автор: Андрей Стариков

Пороховые бочки ЧК: Прибалтикой продолжают править агенты КГБ СССР

24.03.2015  // Фото: bessarabiainform.com

В Латвии развалилась комиссия по изучению архивов КГБ. Ее глава, Карлис Кангерис, сообщил, что оставляет свой пост в связи с давлением со стороны Министерства юстиции, которое, по словам исследователя, «превратилось в надзорный орган» и «использует ученых в качестве декораций, пляшущих под дудку политиков».

Спекуляции вокруг так называемых "мешков ЧК" характерны и для других прибалтийских республик. Портал RuBaltic.Ru решил напомнить читателю о люстрациях, которые проходили в новообразованных Латвии, Литве и Эстонии, и о том, как наследие советской спецслужбы используется в играх сегодняшних прибалтийских политиков.

Пиар от КГБ

В отличие от Литвы и Эстонии, в Латвии до сих пор так и не состоялся процесс повсеместной люстрации, а неоднократные законопроекты о раскрытии содержимого «мешков ЧК» отклонялись Сеймом. Во время распада СССР многие документы архива были вывезены из республики. В связи с этим подобное выборочное обнародование списка лиц, сотрудничавших с КГБ, было бы своеобразной игрой в рулетку: одним бы повезло, другим — нет. Это, пожалуй, и является ключевым аргументом, почему латвийские архивы советских спецслужб до сих пор не были преданы огласке, которому, однако не внемлют в соседних Эстонии и Литве.

Юрис Розенвалдс, декан факультета социальных наук Латвийского университета, профессор

«Я думаю, что открывать их надо было либо в самом начале, после чего последовала бы люстрация, либо забыть, особенно учитывая, что всех документов там нет. А самое объективное было бы — рассматривать эти документы через решения советских судов. Если кто-то получал сроки за антисоветскую деятельность на основании доносов — это имеет смысл».

Вейко Сполитис, историк, депутат 12-ого Сейма Латвии

«Я был бы заинтересован узнать содержимое этих «мешков». Нераскрытие архивов КГБ в течение всех этих лет — это камень в огород правящих партий, которые засекретили эти вопросы. У нас эта информация простояла очень долго, и отсюда — всяческие слухи. Лучший способ избавиться от них — дать историкам работать с «мешками».

Комиссия по исследованию документов Комитета государственной безопасности, руководитель которой объявил демарш на прошлой неделе, была создана исключительно для оцифровки документации. Идея в очередной раз начать изучать архивы принадлежала тогдашнему кандидату в депутаты Сейма от Нацобъединения, директору Музея оккупации Ритвару Янсонсу, а патронировала эту инициативу министр образования и науки Ина Друвиете («Единство»), что свидетельствует об исключительной политизированности всей кампании, являющейся не более чем предвыборной пиар-акцией. Стоит отметить, что работа комиссии не предполагала публикацию архивов. Обнародование лиц, сотрудничавших с КГБ, потребовало бы отдельного политического решения. При этом латвийские документы КГБ неоднократно изучались, а имена сотрудничающих со спецслужбами людей давно известны, так что работа «исследователей» сводилась исключительно к имитации деятельности. По словам самого Янсонса, задачей комиссии было показать «как работал механизм тоталитарного контроля и репрессий в Советском Союзе, как Латвийская ССР подчинялась руководству СССР. Как эти приказы отдавались, и как выполнялись».

Юрий Соколовский, сопредседатель партии «ЗаПЧЕЛ» (2007-2011 гг.)
«Все эти люстрации, пыльные мешки древних папок с компроматом, свидетельства дряхлых старцев, что они где-то что-то слышали, стали уже достаточно традиционным методом в политической борьбе. Причем, в борьбе между политиками традиционно националистическими и прозападными. Дело в том, что по латвийским законам те, кто уличены в работе на КГБ, не могут занимать государственные посты».

Разоблачение Ведьмы с горы Шатрия

Главным прибалтийским охотником на «ведьм КГБ», культивирующим практически клиническую шпиономанию среди собственного населения, по праву является Литва. Не первый год тут продолжаются разбирательства в отношении экс-премьера Казимиры Прунскене. «Янтарная леди», как называют своего первого премьера сами литовцы, участвующая в подписании акта независимости, является постоянным и излюбленным «клиентом» люстрационной комиссии. После ухода в отставку в 1991 году и резкой критики литовских правых и их лидера Витаутаса Ландсбергиса Прунскене стала главным претендентом на должность агента КГБ (не лишним будет упомянуть, что после и сам Ландсбергис был под подозрением в сотрудничестве со спецслужбами СССР). Причиной этому был видеоматериал, показанный литовским телевидением в 1991 году, в котором «янтарная леди» признается, что выбрала себе псевдоним «Шатриёс Рагана» (Ведьма с горы Шатрия). По данным СМИ, требование придумать себе позывной поступило от советских спецслужб в начале 1980-ых годов, когда Прунскене в качестве специалиста по сельскому хозяйству готовилось отправиться в научную командировку в ФРГ. Итогом стал вердикт президиума Верховного суда от 1992 года, согласно которому Казимира Прунскене была обвинена в сотрудничестве с КГБ СССР.

Экс-премьер рассталась со статусом шпиона спустя десятилетие. Весной 2003 года окружной суд города Вильнюс принял решение об отсутствии доказательств сотрудничества Прускене с советскими спецслужбами. Однако новым литовским элитам по-прежнему хотелось превратить «янтарную леди» в «ведьму из Шатрии». Так, в 2009 году Комиссия по люстрации в очередной раз признает сотрудничество первого премьера Литвы с КГБ, инкриминируя Прускене выполнение задачи идеологической разведки, а также проведение контрразведывательных мероприятий. Годом позже Вильнюсский административный суд повторно отменяет это решение, ссылаясь на серьезные ошибки, допущенные в ходе проведения административной процедуры.

Как и в соседней Латвии, использование мифа о КГБ-шном компромате становится традиционным инструментом давления официального Вильнюса на неугодных политиков «старой школы», что подтвердила и сама «янтарная леди».

Казимира Дануте Прунскене, первый премьер-министр Литовской Республики

«Как только в моей политической деятельности возникает что-либо важное, можно поспорить, что появятся и «новости» Комиссии по люстрации. Кажется, что Комиссия планирует свою работу по моему политическому календарю».

Сохранившиеся в Литве материалы советских спецслужб свидетельствуют, что в период с 1940 по 1991 год со структурами КГБ могли сотрудничать порядка 118 тыс. человек. Однако львиная доля личных и служебных досье была уничтожена или вывезена, а оставшиеся дела об оперативном учете составляют только 0.62% всего бывшего архива КГБ, при этом данная документация содержит ряд дефектов в виде вырванных листов и вырезанных фамилий агентов. По мнению литовских историков, в 1987-1989 годах тайно сотрудничать с КГБ могли около 5 тыс. человек. Сложности в рассекречивании этих шпионов добавило и то обстоятельство, что после ухода представителей советской власти из республики документы продолжали «загадочным» образом исчезать из архива.

Однако люстрационный процесс периодически набирал обороты. Так, в 2005 году Центр исследования антисоветского сопротивления передал Сейму Литвы список с фамилиями десяти высокопоставленных чиновников, которые состояли в резерве КГБ СССР. Оказалось, что с советскими спецслужбами сотрудничали министр иностранных дел Антанас Валенис и глава департамента госбезопасности Арвидас Поцюс. В ходе «политических игр» обвинение в работе на КГБ выдвигались также против бывшего премьера Гедиминаса Вагнорюса и экс-посла Литвы в США Стасиса Лазорайтиса

Спустя пять лет в Литве создается специальная комиссия, задачей которой является поиск агентов КГБ в стране. В 2010 году экс-шпионам предоставляется возможность саморазоблачения, которой воспользовались 1538 человек. Данные лиц, добровольно признавшихся в сотрудничестве с советскими спецслужбами, не предавались публичной огласке.

Экс-кегебистам запрещалось занимать государственные должности, ведущие позиции в армии, правоохранительных органах, дипкорпусе, работать в школах и ВУЗах, банках, на вокзалах и в аэропортах.

В 2011 году в Литве открылся сайт, посвященный деятельности тайной советской полиции КГБ на территории республики. Задачей информационного ресурса является помощь в попытке призвать к ответу лиц, сотрудничавших с КГБ в течение пятидесяти лет советского правления. Сегодня на сайте обнародованы более 1500 фамилий тех, кто в свое время не «покаялся».

Нет архива — нет шпиона

Люстрации в Эстонии, в сравнении с соседними странами, проходила более спокойно. В смутные времена на рубеже смены политических режимов практически все архивы КГБ были уничтожены или вывезены из страны, а у новых властей остались данные лишь по нескольким сотням лиц, вероятно сотрудничавших с советскими спецслужбами. Поэтому с "мешков ЧК", де факто отсутствующих, и было решено снять гриф секретности.

Посматривая с некоторой завистью на своих «прибалтийских сестер», играющих с архивами КГБ, Эстония неоднократно пыталась вернуть документы, вывезенные еще до развала СССР, однако — безрезультатно.

С началом нового периода национального строительства эстонские власти призвали бывших агентов и информаторов КГБ самостоятельно сдаться спецслужбам. Полиция безопасности одно время даже пыталась публиковать списки лиц, сотрудничавших с советскими службами безопасности и разведкой в Эстонии, однако эта история не вызвала особого интереса у населения и не получила продолжения.

Те немногие эстонцы, кто был уличен в работе на советские спецслужбы, аналогично практике других прибалтийских республик, не могут быть избраны на публичный пост.

КГБ-шный компромат до сих пор активно используется правящим классом Прибалтийских республик против своих политических оппонентов, периодически всплывая в предвыборный период, а после благополучно забываясь до следующего перераспределения государственных постов. Однако никто не торопится приводить угрозы о люстрации в действие, а уж тем более — рассекречивать архивы.

"Мешки ЧК" являются пороховой бочкой для политического класса постсоветских республик. Ведь КГБ в ССР не был автономной организацией и являлся лишь частью партийной пирамиды, полностью зависящей от КПСС. Из партии в спецслужбу рекрутировались наиболее выдающиеся и надежные функционеры, а сегодняшние прибалтийские правители, уже в советское время занимающие важные руководящие посты, отдавали указания службам безопасности, за кем следить и кого арестовывать.

Поэтому, в случае реального обнародования всего содержимого злосчастных "мешков ЧК" в Латвии, Эстонии и Литве, «головы полетят» у многих прибалтийских перевертышей, находящихся сегодня на вершине власти. А пока вокруг чекистского наследия продолжаются все новые политические спекуляции. 

Комментарии
Читайте также
Новости партнёров
Загрузка...

Пораженческий строй

Пораженческий строй

В рамках украинского конфликта ребром был поставлен ценностный вопрос – остаться субъектом и государством (пусть и с огромным множеством проблем) и мучительно искать свой путь развития или отказаться от этой борьбы – сдать свою страну и себя внешним «партнерам», признав в них более высокоразвитое общество, которое решит все проблемы.

Игра в ящик. Пандоры

Игра в ящик. Пандоры

Через семьдесят пять лет после начала операции Барбаросса ящик Пандоры снова вскрыт и распахнут настежь.

Чей туфля?

Чей туфля?

Угадайте политика по обуви!

«Сердце» Пилсудского

«Сердце» Пилсудского

В конце апреля 1935 г.  великий польский политический деятель, первый глава возрожденного Польского государства узнал о страшном диагнозе: неоперабельный рак печени, скорее всего — в результате метастаз из желудка.