Тема недели:
На Западе критикуют модель развития Прибалтики
Западные экономисты и аналитики полны пессимизма в отношении Литвы, Латвии и Эстонии.
Пятница
09 Декабря 2016

Люди теряют веру в официальное расследование трагедии в Золитуде

Автор: Анастасия Фёдорова

Люди теряют веру в официальное расследование трагедии в Золитуде

24.07.2014  // Фото: http://upload.wikimedia.org

Со дня трагедии в торговом центре «Maxima» прошло уже более полугода, и похоже, что правоохранительные органы не спешат с расследованием гибели 54 человек. В свою очередь, правительство Латвии слишком занято предвыборной кампанией, пополняя свой список нон грата российскими артистами, а также поддерживая очередные санкции в отношении России. Родственники погибших с самого начала оказались в ситуации «помоги себе сам», теперь же, спустя восемь месяцев, они вынуждены добиваться от государства эффективного расследования трагедии, создания памятного места на территории рухнувшего торгового центра и окончательной выплаты компенсаций. По какой причине власти затягивают «золитудское дело»? И как пострадавшие борются с государственным безразличием? Об этом порталу RuBaltic.Ru рассказала латвийский журналист, член общественной организации «Zolitūde 21.11.» Регина ЛОЧМЕЛЕ-ЛУНЁВА:

- Г-жа Лочмеле, Вы внимательно следили за развитием событий вокруг трагедии в ТЦ «Maxima», а также принимали активное участие в оказании помощи пострадавшим. Какова была Ваша реакция на произошедшее?

- Золитуде – обычный спальный район Риги, и это мой родной район. От моего дома до места катастрофы – две минуты пешком. Там, под обломками этой злосчастной рухнувшей «Максимы», могли погибнуть мой муж, младший сын (они заходили туда каждый вечер по дороге из детского сада, как раз примерно во время катастрофы - около половины шестого вечера), мои пожилые родители, которые тоже живут в этом же районе, моя старшая дочь, я сама...

Мне до сих пор иногда снится, что я брожу по «Максиме», как по затонувшему «Титанику». Там в тот вечер погибла воспитательница моего сына. Да что там! В каждый второй дом в нашем районе в тот вечер пришла «похоронка»! Поэтому для меня, как для журналиста (а в тот момент я была продюсером радио «RETRO FM» и новостного портала «FOCUS.LV»), было совершенно естественным, необсуждаемым – быть там, с утра до вечера, все эти дни: диктовать новости, говорить с людьми... Ночью возвращалась домой и работала уже в социальных сетях: публиковала информацию. А началось всё с того, что надо было помочь одной девушке разыскать её маму, которая якобы попала в больницу. Потом оказалось, что мама её погибла (сейчас эта девушка – член правления нашей организации пострадавших).

- Расскажите об общественной организации «Zolitūde 21.11.»: по чьей инициативе и с какой целью она была создана?

- Наша общественная организация, а если быть точнее – товарищество возникло стихийно, никто заранее ничего не планировал – так же, как никто из живущих в Латвии и в страшном сне не мог представить, что в нашей тихой маленькой стране может произойти трагедия, подобная той, что случилась в Золитуде 21 ноября 2013 года.

Начало объединению было положено перед католическим Рождеством: благодаря инициативе международной (именно так, это были люди из разных стран!) группы женщин, возникшей на «Фейсбуке», были собраны подарки для детей, потерявших в Золитуде одного или обоих родителей. К тому времени, благодаря ежедневной работе в социальных сетях, добровольцами была собрана база контактов пострадавших, и мы в компании самодеятельного (тоже из числа добровольцев) Деда Мороза просто объехали все эти осиротевшие дома.

Потом список пострадавших пополнялся каждый день, и после некрасивой истории с попыткой создания в Латвии так называемой «общественной» комиссии по расследованию трагедии в Золитуде стало понятно, что если пострадавшие не объединятся сами, их именем будут манипулировать все, кому не лень, – и в первую очередь чиновники и политики.

В начале февраля, с согласия мэра Риги Нила Ушакова, мы созвали первое общее собрание всех пострадавших в Золитуде. Оно прошло прямо в зале заседаний Рижской думы. На этом собрании было принято открытое обращение к премьер-министру, президенту Латвии и Орденскому капитулу, в котором пострадавшие просили о самых простых вещах: наградить всех, кто принимал участие в спасательной операции, государственными наградами Латвии; создать на месте катастрофы место памяти погибших; издать книгу памяти; проявить уважение к пострадавшим и включить представителей из их числа в любую комиссию, либо какой-то другой орган, который мог быть создан для расследования причин катастрофы в Золитуде. Именно на этом собрании из числа пострадавших был избран актив, который занялся созданием общественной организации.

Спустя неделю после публикации обращения мы получили ответ от премьер-министра Лаймдоты Страуюмы, в котором она выражала готовность встретиться с пострадавшими. Первая такая встреча состоялась в марте, и с тех пор один раз в месяц премьер встречается с нами в Кабинете министров, и на встречи эти приходят все: генеральный прокурор, начальник Уголовной полиции, министры, представители других общественных организаций. Генеральный прокурор и руководство МВД отчитываются о ходе следствия, министры – о том, какие законы и нормативные акты они предлагают изменить, чтобы трагедия, подобная той, что произошла в Золитуде, больше не повторилась. Многие изменения в законах мы инициируем сами – прежде всего в области строительства и гражданской безопасности.

- Каким образом оказывается помощь родственникам жертв трагедии в ТЦ «Maxima» со стороны «Золитуде 21.11»? И кто является Вашими основными партнёрами?

- Первая и главная наша задача – давать людям информацию и аккумулировать сведения о тех, кому нужна любого рода помощь – психологическая, медицинская, материальная. Рижское самоуправление и государство продолжают выплачивать полагающиеся компенсации, но иногда пострадавшие попросту не знают, куда обратиться, чтобы, скажем, оплатить те же процедуры по реабилитации или услуги психолога. У нас есть ещё несколько раненых, которым нужно продолжить лечение, то есть требуется длительная реабилитация. Например, одной из пострадавших, получившей тяжелейшую черепно-лицевую травму, ещё предстоит целый курс пластических и стоматологических операций; одному из раненых спасателей надо восстанавливать подвижность стопы – он до сих пор не может передвигаться самостоятельно. Благодаря замечательным людям – таким, как предприниматель Ангелика Миглане, и народным пожертвованиям, собранным фондом «Ziedot.lv», уже семеро раненных в Золитуде, включая пятерых спасателей, смогли пройти курсы длительной реабилитации в Германии. Именно благодаря этому один из наиболее тяжело пострадавших, кассир «Максимы» Мартиньш Пласис (его вынули из-под завалов последним) смог полностью восстановить двигательные функции обеих рук и ноги. Врачи назвали это чудом!

Каких-либо политических партнёров у товарищества нет. Мы всё делали сами, никто нам не помогал. Чтобы заплатить госпошлину, каждый из активистов сделал взнос в размере одного евро; мы сами составляли все документы, собирали необходимые подписи.

Товарищество «Zolitūde 21.11.» было зарегистрировано со второй попытки (в первый раз наши документы Регистр предприятий «завернул» из-за пары неточностей) 17 апреля 2014 года. В правление входят 14 человек, и все они – родные погибших либо пострадавшие, общее число членов организации – около 70 человек.

Мы сотрудничаем с благотворительными фондами и другими общественными организациями. Недавно наше товарищество заключило договор с фондом «Ziedot.lv» о том, что в дальнейшем мы сами сможем распоряжаться оставшейся частью народных пожертвований, собранных для помощи пострадавшим. Потрачены они могут быть только на три основные цели: лечение и реабилитацию пострадавших, психологическую помощь и помощь в тяжёлых социальных ситуациях. Под особым присмотром у нас дети погибших, и пока нам удаётся решать бюрократические вопросы, связанные с получением ими и их опекунами полагающихся им пособий и помощи из различных фондов.

Вообще на сегодняшний день в составе товарищества из числа «не пострадавших» - только я и Йенс Хоффман, предприниматель, благодаря которому мы имеем бесплатные помещения для наших встреч, но ни я, ни Йенс в правление не входим. Это было сделано специально, чтобы никто не смог задать вопрос: а кто эти люди, представляющие себя как организацию пострадавших в Золитуде? И чтобы ни у кого не было морального права усомниться в их личной, неподкупной заинтересованности в честном и беспристрастном расследовании трагедии. По нашей информации, на сегодняшний день товарищество «Zolitūde 21.11.» является единственной в Восточной Европе организацией, объединяющей жертв одной катастрофы.

- Какова доля реальной поддержки со стороны государства? И есть ли для родных погибших какие-нибудь специальные льготы помимо несущественной моральной компенсации? И вообще, всем ли пострадавшим на сегодняшний день поступили эти денежные средства?

- Уже в первые часы стало понятно, что людям как воздух нужна информация, особенно тем, кто потерял родных. Почти никто толком не понимал, куда нужно обращаться за помощью, как правильно оформлять документы.

Это покажется удивительным, но до того, как мы в начале февраля собрались на своё первое собрание, ни один из латвийских политиков не посчитал нужным встретиться хоть с кем-то из тех, у кого под развалинами «Максимы» погибли родные, ни одного пострадавшего никто из политиков не посетил в больнице.

После того как из-под завалов спасатели достали все трупы и для родственников закончились страшные сутки ожидания у рухнувшего магазина, семьи страдали в одиночку, каждый у себя дома.

Каких-либо специальных льгот, которые предоставляло бы государство, нет. Дети-сироты получают каждый месяц по 714 евро, но эти деньги выплачивает не государство, а «Максима». Более того, до сего дня государство так ещё и не выплатило компенсации семьям погибших спасателей (каждая семья должна получить по 50 тысяч латов, это примерно 71 с половиной тысяча евро).

Как оказалось, компенсацию эту надо ждать год!

Нам пока так и не удалось решить проблему получения хоть каких-то компенсаций гражданскими супругами погибших людей. По закону они – никто. Не получили ни цента компенсаций от государства и родители погибших – в том случае, если у них были законные наследники: супруги и (или) дети. Только благодаря пожертвованиям, собранным Православной церковью Латвии, гражданские жёны, матери и отцы погибших получили каждый примерно по одной тысяче евро.

- Какие основные претензии к государственным лицам имеются у близких погибших?

- На сегодняшний день главные претензии, конечно же, – в связи с медленным расследованием; все родственники погибших ждут имён виновных, ждут суда. Но, судя по информации, которую мы получаем из первых уст (генерального прокурора, руководителя Уголовной полиции Латвии), раньше чем через год суд не начнётся. Имена подозреваемых будут названы не раньше Нового года.

Очень многие из пострадавших, несмотря на ежемесячные встречи с высшими должностными лицами Латвии, не верят в качество следствия и неотвратимость наказания виновных.

В данный момент мы ищем адвоката (или группу адвокатов), который взялся бы за коллективное представительство группы пострадавших на уголовном процессе, - это очень серьёзное и большое дело, учитывая, каких дорогих и влиятельных адвокатов уже наняли себе потенциальные виновники гибели 54-х человек.

Ещё одна большая проблема – добиться, чтобы на месте трагедии было создано памятное место. В начале июля представители товарищества пострадавших присутствовали на специальном заседании комиссии Рижской думы, и в итоге этого заседания было принято очень важное для нас решение – о сносе развалин магазина в срочном порядке: владельцам недвижимости на это дано 2 месяца. Но необходимо добиться ещё и сноса пристроенной к рухнувшему магазину многоэтажки, а это уже будет намного сложнее, для этого потребуются экспертизы и волевое решение властей. Мы намерены бороться до последнего, потому что на общем собрании пострадавших все единогласно проголосовали за то, чтобы добиваться сноса всего этого злосчастного комплекса зданий, потому что и рухнувший магазин, и пристроенную к нему многоэтажку объединяет общая огромная подземная автостоянка. И о каком памятном месте, парке мы можем говорить, если дом с подземным паркингом не будет снесён?

- Известно ли Вам что-либо о последних следственных процедурах на месте развалин торгового центра?

Да, известно всё, что может быть публичным в рамках следствия в принципе. Главный вывод, который уже сделало следствие в результате проведённых экспериментов (нагрузка конструкций крыши и воздействие на них огнём и водой) –

это то, что крыша рухнула не случайно, а закономерно. То есть налицо строительный брак.

Значит, будут и подозреваемые, и виновные.

- Сейчас расследование трагедии в ТЦ «Maxima» постепенно спускают на тормозах. Как Вы считаете, почему дело так затягивают?

- По той информации, которой мы обладаем, следствие идёт своим ходом – то есть в соответствии с правовой и процессуальной логикой. Отсутствие задержанных и подозреваемых в ходе следствия объясняют спецификой версий преступления и нормами латвийского Уголовно-процессуального кодекса. Согласно основной версии следствия, 54 человека погибли в результате того, что на них обрушились железобетонные конструкции крыши. Поэтому, чтобы установить виновных, необходимо установить точные причины обрушения крыши, и сделать это можно только путём специальных экспертиз. Результаты экспертиз будут готовы к середине осени.

Именно этими «длинными» сроками экспертиз следователи объясняют отсутствие арестованных лиц и арестованных имуществ: согласно нормам Уголовно-процессуального кодекса Латвии, максимальный срок предварительного ареста подозреваемого – полгода, таков же срок ареста имущества и каких угодно других досудебных санкций. Если к окончанию этого полугодичного срока следствие не может предъявить подозреваемому внятного обвинения, его должны выпустить на свободу, арест имущества – снять. И, как Вы понимаете, это может стать замечательным козырем в руках адвокатов и даже поводом подачи исков в Европейский суд по правам человека. Поэтому пострадавшие, сцепив зубы и пытаясь сохранять доверие к следствию, ждут зимы и обещанных имён подозреваемых. Маленькой радостью стало сообщение полиции о том, что возбуждено ещё одно уголовное дело – в отношении «Максимы», не обеспечившей эвакуацию людей после срабатывания пожарной сигнализации.

- На сегодняшний день существует несколько версий трагедии в Золитуде. Какой из них придерживаетесь лично Вы?

- Я думаю, что причиной гибели 54 человек в результате обрушения крыши «Максимы» стали ошибки на стадии проектирования, последующие грубейшие нарушения строительных норм и норм эксплуатации общественного здания, коим являлся тот самый магазин, в который погибшие 54 человека пошли за продуктами.

- Есть ли у Вас прогнозы относительно итогов расследования? Возможно ли, что дело и вовсе не доведут до конца? И как в этом случае будет действовать общественная организация «Золитуде 21.11.»?

- В том, что дело о Золитудской трагедии будет доведено до конца, я почему-то не сомневаюсь. Уж слишком оно резонансное. Более того, как ни смешно это звучит, я верю слову офицера: слово это, а в моём понимании - это слово чести, дал всем пострадавшим начальник уголовной полиции Латвии Андрей Гришин. Он сказал, что это дело – дело его жизни, и пообещал, что он доведёт его до конца.

Если же мы поймём, что нас всех одурачили, – не думаю, знаю: родственники погибших молчать не станут. Я знаю об их планах, но озвучивать не буду. Могу сказать только, что кроме официального суда, будет и суд людской, и пусть виновные боятся именно его.

Для меня лично очевидно, что пострадавшие не забудут об этой трагедии никогда, точно так же как они никогда не забудут тот страшный день 21 ноября 2013 года. Когда мама оставила деток с гражданским мужем на улице, забежала за хлебом... Мужчина заскочил на пять минут за гранатовым соком к завтраку для любимой... Воспитательница зашла выбрать игрушки на ёлочку в группу... Мама пошла выбрать мороженое, и на глазах у 14-летней дочери на неё упала бетонная плита... Мужа убило стальной балкой на глазах у жены... Как это можно забыть и простить?

Комментарии
Читайте также
Новости партнёров
Загрузка...

Этот стон у них свободой зовется

Этот стон у них свободой зовется

«Граждане, расходимся, у меня знакомый дипломат в Чикаго есть, он сказал, что всё будет путем, за Литву словечко замолвят, без паники!».
Политики этих стран клеймят «ватников» за «рабское сознание», высокомерно улыбаются при словах о том, что их правительства назначаются по звонку из посольства США, гордо бросают «Мы играем в западных клубах» и пытаются учить демократии.

Бойтесь миротворцев

Бойтесь миротворцев

Холодная Война вроде бы уже двадцать семь лет закончилась, а такое ощущение, что всё у нас еще впереди.

Литовские князья как защитники русских земель

Литовские князья как защитники русских земель

Отдавая явное предпочтение русской гражданственности и русским людям, литовские князья с удивительным политическим тактом и всецело опираются на русское население государства, оберегают его верования, обычаи и права, постепенно подчиняются его культурному влиянию.