Тема недели:
На Западе критикуют модель развития Прибалтики
Западные экономисты и аналитики полны пессимизма в отношении Литвы, Латвии и Эстонии.
Вторник
06 Декабря 2016

Прибалтийские спецслужбы борются с мифами вместо реальных угроз

Автор: Лайма Каце

Прибалтийские спецслужбы борются с мифами вместо реальных угроз

24.11.2015  // Фото: cloudfront.net

Прибалтийские республики не будут участвовать в коалиции по борьбе с террористической организацией «Исламское государство», если в нее войдет Россия. Вильнюс, Рига и Таллин по-прежнему видят в качестве основной угрозы национальной безопасности вовсе не терроризм, а мифический риск «агрессии с Востока». Поэтому спецслужбы прибалтийских стран продолжают, преследовать активистов русскоязычного населения, вместо того, чтобы обратить должное внимание на реальные угрозы.

Лидеры Прибалтийских республик отказались от вхождения в антитеррористическую коалицию западных стран, если в ней будет участвовать Россия. «Литва не примет участия ни в одной новой коалиции, в которой Россия участвует или хочет участвовать... Россия оккупировала территорию одной страны и ведет военные действия на территории двух стран, Украины и Грузии», — заявила президент Литвы Даля Грибаускайте. Оставив на совести Дали Поликарповны достоверность «информации» про Грузию, литовского лидера поддержал и президент Эстонии Тоомас Хендрик Ильвес, который призвал «серьезно обдумывать создание любой коалиции, в которой будет такой агрессор, как наш сосед». 

Если для цивилизованного западного мира абсолютным злом на сегодняшний день является гидра мирового терроризма в лице «Исламского государства» (ИГ), то для политэлиты Прибалтики «террористическим государством» стал сосед и крупнейший торговый партнер, находящийся по восточную сторону границы.

Извращенное представление о современных вызовах присуще не только правящим элитам Латвии, Эстонии и Литвы, для которых борьба с Россией является возможностью объяснить избирателям свою необходимость и остаться во властных креслах. Мифологизированный взгляд на угрозы национальной безопасности свойственен и спецслужбам — структурам, которые как раз и призваны отвечать за эту самую национальную безопасность.

Однако в прибалтийских республиках спецслужбы давно утратили свою основную функцию и превратились в инструмент государственной власти для преследования инакомыслия.

Изучая ежегодники «рыцарей плаща и кинжала», нетрудно заметить, что основную опасность местные спецслужбы видят не в радикальных формах политического ислама и угрозе мирового терроризма, а в собственном русскоязычном населении.

В Латвии и Эстонии, где доля русскоязычных жителей достаточно весома, самые крупные главы всевозможных сборников и буклетов политической полиции традиционно посвящены описанию тех «опасностей», которые представляют активисты русских общин для «конституционного строя» этих республик. В Литве, где удельный вес русского населения меньше, в качестве основной угрозы фигурирует «шпионаж» «нелояльных элементов» в пользу России.

Политический мотив преследования русскоязычных активистов тесно сопряжен с этническим. Оба мотива находят свое отражение в сконструированной прибалтийскими спецслужбами страшилке о «соотечественной политике» России, с помощью которой коварный Кремль способен дестабилизировать мирный регион Балтийского моря. В качестве наиболее опасных экстремистов прибалтийские «рыцари плаща и кинжала» рассматривают вовсе не исламских экстремистов (информации о них обычно отводится не более половины страницы в конце ежегодников спецслужб), а «пророссийских» антифашистов. Последние представляют опасность тем, что борются против  проведения маршей легионеров Ваффен СС и глорификации нацистских преступников. Иными словами, против тех элементов и инструментов национального строительства, при помощи которых постсоветские элиты Латвии, Эстонии и Литвы конструируют и цементируют свои этнократические режимы.

Спецслужбы Прибалтики даже образуют своеобразный «кооператив» по преследованию, что выражается в запрете въезда в республики приблизительно одной и той же группы инакомыслящих, с незначительными вариациями в зависимости от «предпочтений» каждой из Прибалтийских столиц.

Расходуя все деньги и энергию на борьбу с собственным русскоязычным населением и демонизацию его лидеров, спецслужбы Латвии, Эстонии и Литвы оказались абсолютно не готовы к реальным, а не мифическим угрозам национальной безопасности. 

Так, глава МВД Литвы Саулюс Сквернялис признал, что у правоохранительных органов страны нет возможности эффективно бороться с террористической угрозой. «С 2009 года вся система внутренних дел после уменьшения бюджета была фактически переведена в режим выживания. Она до сих пор она не восстановилась, а мы говорим о пятилетней паузе», — заключает Сквернялис. Понятно, что бороться с русскими активистами гораздо удобнее, чем с ИГ. Ведь провести обыски в школах нацменьшинств для поиска шпионов среди детей, как это делали литовские силовики, гораздо безопаснее, чем работать на разоблачение агентурных сетей по вербовке в боевики «Исламского государства».

Но когда страна живет мифологизированными представлениями об угрозах национальной безопасности, то, по большому счету, какая разница, на что будут расходовать свои бюджеты спецслужбы. А бюджеты у «прибалтийских суперагентов», по местным меркам, очень приличные. Несмотря на то, что размер казны той же латвийской Полиции безопасности (ПБ) формально является государственной тайной, информация о ее размерах с легкостью находится в финансовых  документах, представленных на сайте МВД в свободном доступе. Так, в 2015 году на борьбу с «угрозами», главную из которых официальная Рига видит в активистах русскоязычного населения, латвийским спецслужбам было выделено 10,3 млн евро.

В следующем году ожидается существенное увеличение уровня финансирования «рыцарей плаща и кинжала» Латвии, Эстонии и Литвы. Впрочем,  дополнительные деньги вряд ли сколь-либо повлияют на реальный уровень безопасности и чувства защищенности у населения этих стран. Ведь борьба с мифической угрозой с востока и формула «лучше с ИГ, чем с Россией», исповедуемая прибалтийскими элитами, имеют мало общего с таким понятием, как «национальная безопасность».

Комментарии
Читайте также
Новости партнёров
Загрузка...

Этот стон у них свободой зовется

Этот стон у них свободой зовется

«Граждане, расходимся, у меня знакомый дипломат в Чикаго есть, он сказал, что всё будет путем, за Литву словечко замолвят, без паники!».
Политики этих стран клеймят «ватников» за «рабское сознание», высокомерно улыбаются при словах о том, что их правительства назначаются по звонку из посольства США, гордо бросают «Мы играем в западных клубах» и пытаются учить демократии.

Пишите письма

Пишите письма

Звон дипломатических сабель, хруст переломленных копий... Резолюция в ответ на резолюцию, против демарша — демарш. За всем этим тихо, полушепотом — новости мелкокалибербные вроде бы, малозначительные. Но очень симптоматичные. На них стоит иногда обращать внимание.

Литва или Северная Корея?

Литва или Северная Корея?

Современная Литва нередко практически не отличима от КНДР. Сумеете ли Вы отличить Литву от Северной Кореи?

Страны Балтии и Россия: общее прошлое

Страны Балтии и Россия: общее прошлое

История взаимоотношений народов Литвы, Латвии и Эстонии с Россией начиналась не в 1945 и даже не в 1940 году. Она имеет куда более глубокие корни, исчисляемые столетиями.