Тема недели:
На Западе критикуют модель развития Прибалтики
Западные экономисты и аналитики полны пессимизма в отношении Литвы, Латвии и Эстонии.
Четверг
08 Декабря 2016

Американский эксперт: Трамп может поладить с Путиным

Автор: Александр Шамшиев

Американский эксперт: Трамп может поладить с Путиным

25.02.2016  // Фото: http://www.rusdialog.ru/

Выборы президента США проходят стадию праймериз. От двух крупнейших партий за высокий пост борются семь человек. О механизме отбора кандидатов и их взглядах на внешнюю политику RuBaltic.Ru рассказал американский журналист Джон ЙАДАРОЛА, политический комментатор и ведущий онлайн-канала TYT Network.

– Господин Йадарола, расскажите, как устроены праймериз – предварительный отбор кандидатов на должность президента?

– Главное назначение президентских праймериз в том, чтобы в рамках отдельной партии выбрать единого кандидата, который будет представлять партию на президентских выборах. При этом есть несколько значительных различий в том, как именно республиканцы и демократы организуют голосование на праймериз.
На протяжении нескольких месяцев каждый штат проводит либо собственно праймериз, либо кокусы. Праймериз проходят как обычные выборы, где люди голосуют на избирательных участках. На кокусах собираются группы по 10–100 человек, обсуждают кандидатов, которых они поддерживают, пытаются убедить друг друга выбрать любимого кандидата, затем голосуют.

Бывают дни, когда только один штат проводит праймериз или кокус. В другие дни, такие как «Супервторник» (в этом году он выпадает на 1 марта), несколько штатов голосуют одновременно. По мере того как кандидаты побеждают в штатах, они набирают делегатов, отправляющихся на партийные съезды после праймериз, чтобы голосованием решить, какого кандидата партия выставит на главные выборы. Демократическая партия в этом смысле уникальна, потому что она использует так называемых «суперделегатов» – партийных функционеров и профессиональных политиков. Они имеют право голосовать за кандидатов на съезде, не будучи сами выдвинутыми туда избирателями. Обычно это считается недемократичным способом дать партии полномочия в ущерб избирателям, однако «суперделегаты» составляют лишь около 15% от общего числа делегатов.

– Какие факторы определяют победу на праймериз?

– На исход праймериз могут повлиять многие факторы. На ранних стадиях кампании важны узнаваемость кандидата, чтобы его имя было «на слуху», партийная поддержка, а также поведение на дебатах. Возможность аккумулировать деньги для того, чтобы пускать рекламные ролики по телевидению на территории нескольких штатов и содержать большой предвыборный штаб, также играют большую роль. В случае продолжительного электорального сезона важными являются умение кандидата избегать скандалов, подстраиваться под ожидания избирателей и работа со СМИ по освещению кампании.

– В чем особенность этой президентской кампании?

– Многие считают, что как для республиканцев, так и для демократов эти выборы ответят на вопрос, победят ли кандидаты от партийного истеблишмента, либо их разгромят истинные аутсайдеры, внесистемные фигуры. Истеблишмент, по всей видимости, поддерживает сенатора Марко Рубио, бывшего губернатора Флориды Джеба Буша или губернатора Огайо Джона Кейсика от республиканцев и бывшего госсекретаря Хиллари Клинтон от демократов. 

Бизнесмен-республиканец Дональд Трамп и сенатор-демократ от штата Вермонт Берни Сандерс мобилизуют людей под свои знамёна за счёт злости, накопленной рядовыми американцами на политические и экономические интересы истеблишмента. 

Поэтому Трамп и Сандерс довольно рано начали превосходить ожидания. Обычно кандидаты, не имеющие поддержки двух крупных партий, редко успешно выступают на праймериз – в этом уникальность выборов 2016 года.

– Как Вы можете охарактеризовать ключевые взгляды главных кандидатов по вопросам внешней политики?

– Программы ведущих кандидатов-республиканцев определённым образом варьируются, но не так сильно. Дональд Трамп утверждает, что он хочет «забрать иракскую нефть» и изменить торговую политику США по отношению к Китаю и Японии, чтобы она больше соответствовала американским интересам. Он неоднократно допускал ошибки при обсуждении Ближнего Востока, что сигнализирует о том, что он плохо разбирается в регионе. Джеб Буш часто говорил о том, что нам нужно искать расположения наших арабских и мусульманских союзников для борьбы с «Исламским государством» и «Аль-Каидой». В остальном разница небольшая, по двум причинам. Первая – республиканцы предпочитают изъясняться общими словами, рассуждая о том, что они «победят ИГИЛ», не уходя в конкретику и не объясняя, чем их планы отличаются от нынешней стратегии Белого дома. Вторая – в политических дискуссиях все они фокусируются на необходимости борьбы с терроризмом, тем самым дают мало поводов как-то ранжировать кандидатов между собой.

Дональд Трамп сейчас лидирует по федеральным рейтингам и праймериз, поэтому многие полагают, что у него хороший шанс быть номинированным. 

Что касается лагеря демократов, широко распространено мнение, что Хиллари Клинтон лучше разбирается во внешней политике и вопросах национальной безопасности, но многие демократы и либералы считают её подход к международным делам чересчур «ястребиным». 

В качестве доказательства они указывают на то, что в 2002 году она голосовала за войну в Ираке. Берни Сандерса критикуют за то, что выглядит менее осведомленным, и кажется, будто у него меньше чётко сформулированных политических взглядов, но либералам в целом нравится его неприятие применения силы против других стран. Берни Сандерс существенно нагнал Хиллари Клинтон в рейтингах, но по-прежнему имеет менее 50% шанса получить номинацию, хотя ситуация меняется еженедельно.

– На республиканских дебатах часто можно услышать, как кандидаты вспоминают Россию или Путина, призывают к более жёстким мерам в отношении РФ, предлагают установить бесполётные зоны над Сирией, сбивать российские самолёты, поставлять Украине наступательные вооружения. Кандидаты заявляли, что готовы выйти с Путиным на ринг, поговорить с глазу на глаз и так далее. Что имеется в виду? Это реальные идеи или политическая риторика к выборам?

– Республиканский электорат, как правило, хочет кандидата, следующего стереотипу «крутого мужика», или сильную личность, которая излучает готовность не прогибаться под зарубежных лидеров и больше готова применять силу в разрешении международных ситуаций. Заявления, которые вы привели, – примеры того, как кандидаты-республиканцы пытаются создавать себе такой имидж. Вместе с тем они, вероятно, в принципе больше склонны к подобным действиям, вне зависимости от очевидных негативных последствий. Так что, полагаю, здесь комбинация реальных идей и политической риторики.

– СМИ описывают Трампа как человека с определёнными симпатиями к России. Он неоднократно повторял, что сможет найти способ поладить с Путиным. В случае избрания, думаете, у него это получится?

– У Трампа может получиться поладить с Путиным. 

Однако в речах Трампа прослеживается очень чёткая последовательность. Пока у него дела идут хорошо или пока человек делает, что ему надо, Трамп эксцентрично истекает похвалой в его адрес. Как только человек начинает делать то, что ему не нравится, или плохо о нём отзывается, Трамп делает ровно наоборот. То, что он говорит про людей, будь то журналисты, политики или лидеры зарубежных стран, редко отражает его истинное мнение о них. 

Скорее, его слова представляют собой крайне поверхностную картину того, как другие воспринимают его.

– Клинтон известна как инициатор политики «перезагрузки» в российско-американских отношениях. В случае избрания она может снова предложить новую модель? Насколько она будет «ястребом»?

– Откровенно говоря, я недостаточно знаю о её позиции в отношении России, чтобы судить о том, как она будет себя вести, если изберётся. На дебатах она этой темы особо не затрагивала. Вообще я считаю, что её внешнеполитический курс довольно похож на курс президента Обамы, обоих я оцениваю как умеренных «ястребов» по меркам демократов. И это значит, что они меньше склонны к использованию силы, нежели республиканцы.

– Традиционно считается, что социализм и социал-демократия очень непопулярны в США. Чем объясняется всплеск популярности Сандерса?

– Социализм очень непопулярен среди пожилых американцев из-за того, что они ассоциируют его со Второй мировой войной и холодной войной. И даже тогда им твердили, что Америка – чисто капиталистическая страна, несмотря на наличие чрезвычайно популярных программ социальной поддержки, практик вмешательства государства в рынок, таких как социальное страхование, медицинское страхование для пенсионеров и инвалидов, программы льготной покупки продуктов питания и прочих. Молодые американцы, наоборот, либо имеют меньше ассоциаций с социализмом, позитивных или негативных, либо ассоциируют его с европейскими странами – как Финляндия или Швеция. 

Инициативы вроде государственного обязательного медицинского страхования или бесплатного высшего образования, которые предлагает Берни Сандерс, пользуются популярностью у молодых американцев, тогда как старшее поколение далеко не всегда это принимает.

– В отличие от своего отца и старшего брата, Джеб Буш не нравился избирателям, поэтому был вынужден свернуть свою кампанию. Американцам надоел «бренд» Бушей?

Думаю, так произошло частично потому, что его фамилия сработала против него, ведь у людей много дурных воспоминаний о Джордже Буше-младшем: экономические проблемы, ураган «Катрина», войны в Ираке и Афганистане, – и частично из-за его плохого выступления на дебатах. У него аура слабости – республиканцам такое не нравится. И, хотелось ему того или нет, в особенности потому что он Буш, в нём видели члена устоявшихся политических сил, в то время как многие республиканские избиратели хотели аутсайдера, внесистемного кандидата.

– Важная тема дебатов – Иран. Почему республиканцы упорно выступают против подписанного недавно соглашения по иранской ядерной программе и хотят отменить его?

– Республиканцы обычно обязаны апеллировать к христианскому электорату, который за последнее десятилетие стал чересчур подозрительным ко всему, что связано с мусульманскими странами и мусульманами вообще. Они считают, что Иран поддерживает терроризм, и боятся, что он создаст ядерное оружие, – их кривая логика подсказывает, что соглашение по ядерной программе именно этому как раз и способствует. 

Их мышление устроено так, что они редко верят, что дипломатия может помочь нам добиться наших целей. Они считают, что большинству государств нельзя доверять по части выполнения взятых на себя обязательств. 

Ну и, так как соглашение с Ираном было подписано при посредничестве президента Обамы, республиканцы вынуждены выступать против, независимо от его содержания.

– Какое место занимают в президентской кампании вопросы взаимоотношений США с Евросоюзом?

– Пока на этих выборах было очень мало разговоров об отношениях США с ЕС, за исключением отсылок к перемещению сирийских беженцев.

– По Вашему мнению, кто бы стал лучшим кандидатом в президенты США, если судить по его взглядам на внешнюю политику?

– Я поддерживаю Берни Сандерса на пост президента, правда, по большей части за его идеи во внутренней политике и экономике. Вместе с тем я убеждён, что США обеспечивали слишком сильное присутствие на Ближнем Востоке и делали это слишком долго, поэтому я вижу Берни Сандерса кандидатом, который с наибольшей вероятностью оттянет наши войска из региона и будет избегать того, чтобы нас вовлекали в будущие конфликты.

– А кто, на Ваш взгляд, больше других подходит для диалога с Москвой?

– Тут я выберу Хиллари Клинтон: за её плечами большой дипломатический опыт, которого она набралась в бытность госсекретарём.

Комментарии
Читайте также
Новости партнёров
Загрузка...

Этот стон у них свободой зовется

Этот стон у них свободой зовется

«Граждане, расходимся, у меня знакомый дипломат в Чикаго есть, он сказал, что всё будет путем, за Литву словечко замолвят, без паники!».
Политики этих стран клеймят «ватников» за «рабское сознание», высокомерно улыбаются при словах о том, что их правительства назначаются по звонку из посольства США, гордо бросают «Мы играем в западных клубах» и пытаются учить демократии.

Пишите письма

Пишите письма

Звон дипломатических сабель, хруст переломленных копий... Резолюция в ответ на резолюцию, против демарша — демарш. За всем этим тихо, полушепотом — новости мелкокалибербные вроде бы, малозначительные. Но очень симптоматичные. На них стоит иногда обращать внимание.

Литва или Северная Корея?

Литва или Северная Корея?

Современная Литва нередко практически не отличима от КНДР. Сумеете ли Вы отличить Литву от Северной Кореи?

Рига — мировая столица газетных уток

Рига — мировая столица газетных уток

Возьмите новейшую, вполне проверенную информацию из России! Восстание четырех миллионов татар под руководством Нарым-хана! Красными войсками сдан Сталинград, они отступают к Царицыну! Дедушка Дуров назначен наркомом земледелия! Максим Горький ведет беспризорных на Харьков!