Тема недели:
Варшава намерена переформатировать отношения НАТО и России
Польша в преддверии саммита НАТО намерена бороться с преградами для милитаризации Восточной Европы.
Вторник
31 Мая 2016

Лукашенко помиловал политзаключенных. За что теперь ругать Беларусь?

Автор: Александр Носович

Лукашенко помиловал политзаключенных. За что теперь ругать Беларусь?

25.08.2015  // Фото: http://www.belaruspartisan.org

Президент Белоруссии Александр Лукашенко помиловал шестерых деятелей оппозиции, включая экс-кандидата в президенты Николая Статкевича. У Запада, называвшего осужденных оппозиционеров политзаключенными и узниками совести, стало одним аргументом меньше для демонизации современной Белоруссии и всего Евразийского союза.

Лидер «Европейской коалиции» Николай Статкевич был осужден за организацию беспорядков в центре Минска в ночь после президентских выборов 2010 года. За попытку устроить в Белоруссии «Майдан» кандидат в президенты Статкевич получил шесть лет лишения свободы. Водитель из Гомеля Юрий Рубцов получил полтора годы тюрьмы за оскорбление судей, рассматривавших его дело о мелком хулиганстве – диссидент, всюду появляющийся в майке «Лукашенко, уходи!», назвал их «подонками». Столичные студенты Игорь Олиневич и Николай Дедка были приговорены к лишению свободы на восемь и четыре с половиной года соответственно по так называемому «делу анархистов»: власти обвинили их в организации экстремистских акций, включая нападение на российское посольство в Минске и поджог дверей Беларусбанка. Активисты ультраправой партии «Белорусская христианская демократия» Евгений Васькович и Артем Прокопенко были осуждены на семь лет за поджог здания КГБ в Бобруйске – бросали в окна бутылки с зажигательной смесью.

То есть на свободу вышли люди, которые хотели устроить в Белоруссии Украину: с «цветной революцией» на главной площади, захватами и поджогами административных зданий и прочими атрибутами «европейского» выбора.

Поэтому едва ли можно рассматривать освобождение радикальных оппозиционеров в предвыборном контексте: вряд ли их помилование увеличит популярность президента Лукашенко среди населения. Наоборот, это — скорее, непопулярная мера. Для набирания политических очков перед выборами «Батьке», вероятно, выгоднее было «закручивать гайки» и демонстрировать народу свою «сильную руку»: мол, он не Янукович, он не позволит бандам экстремистов с зажигательными смесями уничтожить нормальную жизнь белорусов. Если Лукашенко поступает наоборот, то он настолько уверен в своих силах и в будущем переизбрании, что может решать другие политические задачи без оглядки на скорые выборы.

Освобождение политзаключенных выбивает козырь у западных охотников до демонизации Белоруссии и всего Евразийского союза: на теме политзаключенных были построены их требования к «цивилизованному миру» не иметь никаких дел с Лукашенко и сохранять санкции против Белоруссии.

При этом на Западе свои собственные внесистемные оппозиционеры, не говоря уже о политических экстремистах, за такие действия, как попытка сжечь здание госбезопасности, получили бы не меньше, если не больше, чем в Белоруссии. Но это не мешает особо заинтересованным в смене режима или, во всяком случае, в геополитической переориентации Белоруссии называть тамошних радикалов жертвами политических репрессий и узниками совести. Это такой рычаг дипломатического и информационного давления на официальный Минск. Он же – камень преткновения, о который много лет разбивались все попытки руководства республики вести конструктивный диалог с ЕС и Соединенными Штатами.

В отношения с Белоруссией сознательно вносили деструктив, сводя разговоры с ней на тему «жертв политических репрессий» — Брюсселю и Вашингтону это нужно было, чтобы не позволить Минску общаться с ними на равных. Украина, Молдавия и страны Балтии приучили «старших партнеров» к тому, что лидеры этого региона разговаривают с ними в подчиненном положении, безропотно слушают их указания и следуют «генеральной линии».

Поэтому Лукашенко, два десятилетия проявляющий самостоятельность в действиях и суждениях и говорящий о своих интересах, может вызывать в Еврокомиссии и Госдепе только желание бороться с такой непокорностью и наказывать за подобную дерзость.

Теперь, после демонстративного помилования политзаключенных, у Запада (точнее, у говорящих от имени всего Запада и транслирующих точку зрения больших союзников поляков, литовцев и латышей) может возникнуть проблема: на каком основании теперь объявлять Беларусь «полицейской диктатурой», а её лидера – «последним диктатором Европы».

А делать это придется: даже если освобождением деятелей оппозиции Лукашенко и сделал «реверанс» в сторону Западу, то он все равно сохраняет в своей политике полную самостоятельность. В ЕС же по-прежнему не готовы к тому, чтобы какая-либо восточно-европейская страна развивалась не по той модели, которую они считают правильной, и желала общаться с ними на равных вместо того, чтобы преданно смотреть снизу вверх.

Комментарии
Читайте также
Новости партнёров

Советский экзамен для Европы

Советский экзамен для Европы

Либерализм, несмотря на свое непримиримое отношение к коммунизму, всё чаще повторяет его ошибки. С одной стороны, нынешние «европейские ценности» имеют столько же общего с классическим либерализмом, сколько программа КПСС 1961 г. с марксизмом. С другой — весь этот набор ценностей в ЕС — это уже не способ сделать жизнь общества лучше, а система правил, в верности которой необходимо клясться.

Индиго-будущее и социал-дарвинизм в чистом виде

Индиго-будущее и социал-дарвинизм в чистом виде

Нет, не бывает никаких детей-индиго, бывает поколение напыщенных и плохо образованных дегенератов, на уши которым можно развешивать любую лапшу. И бывает звериный оскал империалистических монополий, для которых образ инфантильного подростка с айфоном — это просто хороший способ пудрить неокрепшие мозги.

Литва или Северная Корея?

Литва или Северная Корея?

Современная Литва нередко практически не отличима от КНДР. Сумеете ли Вы отличить Литву от Северной Кореи?

Украинские националисты: пособники оккупантов (1941–1945 гг.)

Украинские националисты: пособники оккупантов (1941–1945 гг.)

Одновременно украинские националисты воевали с поляками. Эта вражда отличалась особой жестокостью: только с 10 по 15 июля 1943 г. отряды УПА на Волыни убили более 12000 человек мирного населения.