Тема недели:
На Западе критикуют модель развития Прибалтики
Западные экономисты и аналитики полны пессимизма в отношении Литвы, Латвии и Эстонии.
Среда
07 Декабря 2016

В поисках утраченного роста: 7 импульсов для развития Прибалтики

Автор: Андрей Стариков

В поисках утраченного роста: 7 импульсов для развития Прибалтики

26.05.2016  // Фото: http://ua-ru.info/

Некогда «балтийские тигры» сегодня находятся в поисках утраченного роста. В свете этого RuBaltic.Ru предлагает подборку тех проектов, отраслей и сфер деятельности, где прибалтийские правящие с помощью грамотных политических решений могли бы высвободить потенциал экономического и социального развития своих республик.

1. Дешёвое электричество по соседству

Проблема энергообеспечения Прибалтики продолжает беспокоить региональные элиты. Ввязываясь в острую полемику с Москвой, Латвия, Литва и Эстония конфликтуют не просто с крупным соседом, но и с главным поставщиком энергоресурсов в регион. Недружелюбные действия по отношению к России подрывают фундамент экономической безопасности Прибалтийских республик – безопасность энергетическую. Функционирование общества и народного хозяйства без энергии невозможно.

Страх энергетического голода заставляет рулевых стран Балтии реализовывать сомнительные инфраструктурные проекты вроде терминала сжиженного природного газа в Клайпеде. 

Вопрос энергообеспечения для прибалтийских столиц приобретает исключительно политический характер. Экономическая целесообразность уходит на второй план.

Последний показательный пример – крестовый поход официального Вильнюса против Белорусской АЭС, строящейся близ города Островца Гродненской области. Островецкая станция способна обеспечить дешёвой электроэнергией Прибалтику. Даже ритуальные условности соблюдены: продавцом является не Россия, а Беларусь. Несмотря на это, литовские правящие снова разглядели в потенциальном источнике бюджетной электроэнергии попытки московской экспансии. Объявили БелАЭС войну. Призвали к её бойкоту.

Дешёвое электричество лучше дорогого: низкая стоимость электроэнергии положительно влияет на конкурентоспособность экономики, рентабельность промышленности, инвестиционную привлекательность. Очевидная логика – если, конечно, не ставить во главу угла политическое противостояние, как это сделали в Литве.

2. Бюджетные приоритеты: деньги на семью, а не войну

Убыль населения – главный бич Балтийского региона. Очевидно, что Латвии и Литве, в наибольшей степени страдающим от этой проблемы, жизненно необходима смена демографической политики. Высокая смертность, низкая рождаемость и катастрофические масштабы эмиграции лишают регион потенциала для социально-экономического развития в будущем.

Проблема депопуляции – многогранная и многоуровневая. Здесь и социальные условия, и экономическая ситуация, и психологический климат. Следовательно, решение такой проблемы должно быть комплексным.

В руках прибалтийских рулевых находятся конкретные инструменты для стимулирования демографического развития, более действенные, чем красочные буклетики и концепции реэмиграции, написанные «в стол». Материнский капитал, социальные пособия, пенсии – всё это играет первостепенную роль в деле воспроизводства населения. Проблема заключается в приоритете распределения средств. В настоящее время бюджетные деньги направляются на нужды военщины в ущерб социальной сфере. А ведь именно люди, а не танки и пушки являются ресурсом развития и процветания государства.

3. МПД вместо стен на границах

Соседей не выбирают: география – это судьба. Сотрудничать и торговать с сопредельными странами куда как эффективнее, чем вести с ними противостояние. Надёжным инструментом для экономического оздоровления традиционно депрессивных периферийных территорий служат программы приграничного сотрудничества.

Одной из таких программ могла стать идея малого приграничного движения (МПД) между Калининградской областью и Литвой, дающего жителям приграничных территорий право на безвизовое посещение приграничной зоны соседнего государства.

Заслоном для реализации этого проекта вновь стала политика и исторические обиды Литвы.

Между тем официальная Варшава, тоже не особо склонная к проявлению тёплых чувств в отношении Москвы, пошла по пути экономической целесообразности и пролоббировала в европейских структурах МПД с Калининградской областью. Депрессивные северо-восточные окраины страны – Варминско-Мазурское и Поморское воеводства Польши – получили стимул для экономического развития.

Вильнюс же предпочёл отказаться от регионального сотрудничества с Россией, огородив экономику приграничных территорий и собственный туристический сектор от дополнительных стимулов роста. Эстония и Латвия пошли ещё дальше: стали ограждаться от своего большого восточного соседа заборами.

4. Найти себя в новом «Шёлковом пути»

Занимаясь выяснением отношений с восточным соседом, Рига, Таллин и Вильнюс опоздали на «поезд» крупнейшего инфраструктурного проекта в истории – нового «Шёлкового пути», предложенного Китаем. Порицая евразийскую интеграцию и ругая Москву за её якобы имперские амбиции, страны Балтии одновременно уничтожали свой потенциал транспортного сообщения с Востоком и возможность стать транзитным коридором в рамках проекта КНР.

Прибалтийские республики ещё могут попробовать оторвать свой небольшой кусок от китайского мегапроекта. 

Для этого необходимо работать на укрепление своих позиций в качестве транзитного коридора, увеличивать торговый оборот с третьими государствами, в первую очередь со странами Евразийского экономического союза. 

Прибалтийские страны обладают незамерзающими портами. Эстония интересна как «форточка» в Скандинавию. Латвия имеет успешный опыт железнодорожного сообщения с Казахстаном (поезд «Балтика-транзит»), а в 2008 году в прибалтийскую республику был организован первый поезд из китайского города Урумчи. Ещё одним сравнительным преимуществом стран Балтии остаётся широкая железнодорожная колея, оставшаяся от «мрачных» советских времен и объединяющая Прибалтику с Россией, Казахстаном и другими странами СНГ. Основным условием для светлого транзитного будущего региона, таким образом, становится деполитизация торговли.

5. Назад к дружелюбной иммиграционной политике

После разрушительного экономического кризиса 2008–2010 годов прибалтийские политики под давлением бизнеса решили оживить экономику за счёт иностранцев. В обмен на инвестиции официальная Рига решила предоставлять жителям третьих стран временный вид на жительство (ВНЖ), равнозначный пятилетней шенгенской визе. Соискателям ВНЖ предлагалось купить недвижимость (не дешевле 142,3 тысячи евро в Рижском регионе), сделать вклад в местное предприятие (минимум 35 тысяч евро) или в субординированный капитал банка (минимум 280 тысяч евро).

Торговля ВНЖ позволила заработать банкам и торговцам недвижимостью, реанимировала коматозный жилищный рынок, оживила курортный город Юрмалу. 

Однако спустя четыре года действия программы латвийские правящие под предлогом угрозы национальной безопасности со стороны большого числа русскоязычных пришельцев начали реализовывать шаги по ограничению возможности получить вид на жительство в обмен на инвестиции. В 2014 году парламент республики принял поправки к Закону об иммиграции, увеличив минимальный порог стоимости недвижимости для получения ВНЖ со 143 тысяч евро до 250 тысяч. Позже латвийский Сейм решил обложить получателей ВНЖ пошлиной в 5 тысяч евро за продление документа. В настоящий момент законопроект находится в парламенте на доработке.

Решение «закручивать гайки» с видами на жительство кажется весьма сомнительным. Отказ от подобных драконовских мер и возвращение к дружественной иммиграционной политике позволили бы продолжать привлекать в страну платёжеспособных переселенцев, что несколько сглаживает негативные демографические тенденции. Может, благоразумие в этом вопросе всё-таки восторжествует?!

6. Вернуть статус фестивального курорта

В позднесоветские годы Прибалтика была для других союзных республик во многом примером той самой «гласности» и открытости, о которой рассказывали партийные вожди с высоких трибун. В странах у Балтийского моря партаппарат в наименьшей степени влезал в плоскость культурного. Развивались рок- и панк-движения, активно цензурируемые в других республиках Союза. Процветал самиздат.

Однако спустя четверть века независимости правящие стран Балтии начали вспоминать о практиках «тёмных тоталитарных времён»: бороться с «неблагонадёжной» культурой методом запретов. «Певчие нации» стали изгонять русскоязычные музыкальные и юмористические фестивали. Так, благодаря недружественным действиям МИД и запрету на въезд в страну ряду российских поп-исполнителей Латвию покинули «Новая волна», «Юрмалина» и «Голосящий КиВиН». За песню «Сделан в СССР» Литва отказала в проведении концертов певцу Олегу Газманову. Во всех трёх Прибалтийских республиках с запретами на гастроли столкнулся Академический ансамбль песни и пляски Российской Армии имени А. В. Александрова: власти стран Балтии посчитали коллектив исполнителей воинским подразделением.

Между тем, только фестиваль «Новая волна» ежегодно собирал в латвийской Юрмале десятки тысяч человек, обогащая гостиницы, рестораны и ночные клубы. «Юрмала потеряет 17 миллионов евро, которые зарабатывает на проведении этого мероприятия, и рекламу, которую этот конкурс делал нашему городу-курорту», – рассказывал о последствиях депутат Сейма Латвии Андрей Клементьев. Огромная сумма для небольшого приморского городка.

Вернуть себе былую славу фестивального курорта хоть и не легко, но всё-таки можно. Главное – поменьше смешивать политику с культурой и культуру с политикой.

7. Возрождение балтийской житницы

После вступления в ЕС над сельскохозяйственной отраслью Прибалтики стали сгущаться тучи. Продукция аграрного сектора балтийских стран так и не смогла занять достойного места на европейском рынке. Ограничения на объёмы производства и брюссельская система квот сдерживали развитие сельского хозяйства. Так, например, Прибалтийские страны были вынуждены отказаться от практики создания продуктовых запасов. Брюссель запрещает.

До столкновения с единой сельскохозяйственной политикой Евросоюза Прибалтика была «молочной Меккой». Однако после 2004 года к производителям молочной продукции в Латвии, Эстонии и Литве стали предъявляться брюссельские требования качества. Большинство мелких производителей молока были поставлены перед фактом, что отныне их продукция «непригодна для закупки». В отличие от крупных фермерских хозяйств, малые молочники не имели возможности вложить огромные средства в модернизацию производства и «не вписались в рынок».

Брюссель осуществлял масштабные финансовые вливания в прибалтийский аграрный сектор, которые, однако, имели парадоксальный эффект. Выплаты фермерам за неиспользование посевных площадей превращали аграриев в «сельскохозяйственных рантье». Терялась практика и культура земледелия.

Несмотря на свой небольшой удельный вес в ВВП, сельское хозяйство всё ещё может быть хорошим подспорьем для экономического развития Прибалтийского региона. Экологически чистые продукты питания с ностальгией вспоминают российские потребители. После окончания санкционной войны и деполитизации торговли прибалтийские сельскохозяйственные товары имеют шанс снова начать успешное движение в восточном направлении.

Комментарии
Читайте также
Новости партнёров
Загрузка...

Этот стон у них свободой зовется

Этот стон у них свободой зовется

«Граждане, расходимся, у меня знакомый дипломат в Чикаго есть, он сказал, что всё будет путем, за Литву словечко замолвят, без паники!».
Политики этих стран клеймят «ватников» за «рабское сознание», высокомерно улыбаются при словах о том, что их правительства назначаются по звонку из посольства США, гордо бросают «Мы играем в западных клубах» и пытаются учить демократии.

Пишите письма

Пишите письма

Звон дипломатических сабель, хруст переломленных копий... Резолюция в ответ на резолюцию, против демарша — демарш. За всем этим тихо, полушепотом — новости мелкокалибербные вроде бы, малозначительные. Но очень симптоматичные. На них стоит иногда обращать внимание.

Литва или Северная Корея?

Литва или Северная Корея?

Современная Литва нередко практически не отличима от КНДР. Сумеете ли Вы отличить Литву от Северной Кореи?

Страны Балтии и Россия: общее прошлое

Страны Балтии и Россия: общее прошлое

История взаимоотношений народов Литвы, Латвии и Эстонии с Россией начиналась не в 1945 и даже не в 1940 году. Она имеет куда более глубокие корни, исчисляемые столетиями.