Тема недели:
Европа больше не будет кормить Прибалтику
Евросоюз со следующего года сокращает на четверть финансирование программ по поддержке стран Восточной Европы.
Суббота
03 Декабря 2016

Кивинен: «Финны не хотят участвовать в игре сфер влияния»

Автор: Александр Шамшиев

Кивинен: «Финны не хотят участвовать в игре сфер влияния»

27.04.2015  // Фото: http://r-e-e-d.com

Парламентские выборы в Финляндии, прошедшие на прошлой неделе, официально явились окончанием правительства Александра Стубба. Победу на них одержала Центристская партия Юхи Сипиля. О результатах выборов, роли Финляндии в европейской политике и в НАТО, а также отношениях Финляндии с Россией RuBaltic.Ru поговорил с Маркку КИВИНЕНОМ, директором центра российских и восточноевропейских исследований Александровского института Хельсинского университета.

- Г-н Кивинен, чем запомнятся прошедшие выборы?

- У нас была долгая традиция очень укорененных мейнстримных партий, а после предыдущих выборов мы оказались в новой ситуации, когда популистская партия «Истинные финны» пришла к власти и удержалась. Это кажется самым значительным результатом, если брать необычные вещи. Другой итог, конечно, в том, что правительственные партии проиграли оппозиционным партиям — оппозиция выиграла выборы.

- Почему правительственная коалиция во главе с премьер-министром Александром Стуббом растеряла голоса? Благодаря чему победила оппозиция?

- Есть несколько вопросов, которые не были разрешены — инфраструктура, местное самоуправление, реформа социальной сферы, реорганизация здравоохранения. Этого не было организовано во время прошлого парламентского периода — эти вещи должны были быть разрешены, но этого не произошло. Именно нерешительность и бездействие сыграли ключевую роль. С другой стороны, вторым элементом стали правые тенденции внутри коалиционных партий — господин Стубб был куда "правее", нежели предыдущий премьер, который больше склонялся к левым взглядам и гораздо лучше понимал финскую политику.

Проблемой Стубба стало то, что он не понимал две страны: первой была Россия, а второй — Финляндия. В этом смысле он потерпел неудачу.

- Как он потерпел неудачу по отношению к России?

- Он двигался к двум крайностям в своих оценках России. Его заявления были очень оптимистичными, но в то же время, его оценки международной системы были «ястребиными», слишком ориентированными на Запад. Он не понимал, что в международной системе есть сильные противоречия между сферами влияния в постсоветском регионе.

- И избиратели тоже были недовольны его взглядами на Россию?

- Думаю, публика имела противоречивые мнения о России. Были беспокойства касательно развития ситуации на Украине, но однозначно не было настроя на то, чтобы вступить в военный союз против России. Значит, большинство финнов не хотят, чтобы их использовали в качестве базы для разногласий между великими державами.

- В недавней статье The Wall Street Journal утверждалось, что финские выборы стали шагом назад для НАТО и ослабили расширение НАТО на север. Вы с этим согласны?

- Это чересчур прямолинейная интерпретация. Итог выборов — это по большей части внутреннее дело Финляндии. Я не думаю, что в этом смысле финская линия изменялась.

Ориентация в сторону НАТО всегда была у меньшинства в Финляндии, так что крупных перемен не случилось. Но ясно, что линия финской внешней политики осталась прежней: мы внеблоковое государство в военном плане.

- Финляндия выигрывает от нейтралитета и внеблоковой политики? Какой должна быть роль Финляндии в современной Европе?

- Очевидно, что Финляндия — страна-член Европейского союза, поэтому мы должны следовать общей внешнеполитической линии ЕС. Но мы также должны иметь двусторонние отношения с Россией. Самым важным является то, что Финляндии и Европе нужна перспектива позитивного развития отношений между Россией и ЕС, в долгосрочной перспективе это значит, что мы должны интегрировать Россию в глобальные западные структуры. На первой фазе мы должны признаться, что в организациях, возглавляемых Россией, есть актуальные партнеры — к примеру, Евразийский союз.

- Тогда, на Ваш взгляд, что должны сделать в этом направлении новоизбранный финский парламент и новосформированное правительство?

- Финские политики должны шаг за шагом делать все, что могут, для поддержки минского мирного процесса на Украине. Далее, они должны продвигать хорошие двусторонние отношения между Финляндией и Россией и между ЕС и Россией, потому что у Европы просто нет других альтернатив. В интересах как России, так и Европы процессы интеграции и умиротворения отношений Россия-ЕС. Нам надо признать, что Россия — тоже игрок. Санкции влияют не на все сферы, так что мы должны продолжать работу в человеческом измерении, увеличивать экономические, культурные и научные отношения, фокусироваться на общих интересах и глобальных вызовах, таких как изменения климата и так далее.

- Пару недель назад в норвежской газете Aftenposten вышла совместная статья о «российской угрозе», подписанная нескольким скандинавскими министрами обороны, включая финского министра Карла Хаглунда. Позже финский президент сказал, что Хаглунд подписывался под статьей без обсуждения этого действия с ним. Как бы Вы прокомментировали это?

- Во-первых, формулировка «Россия — враг» отрицалась господином Хаглундом. Хоть в статье это явно не указывалось, но что-то в этом духе определенно подразумевалось. Это не было мудрым жестом, и Хаглунда раскритиковали за это в Финляндии. То, что он не прислушался к президенту и министру иностранных дел — другой вопрос. Но главный посыл заявления скандинавских стран, то есть обвинение исключительно России в повышении напряжения в Европе — это провал со стороны финского министра обороны.

- Эстония применяет довольно воинственную риторику по отношению к России, одновременно она имеет хорошие близкие отношения и связи с Финляндией. Финляндия, в свою очередь, имеет хорошие отношения с Россией и Эстонией. Как удается сочетать эти два направления сотрудничества?

- У нас очень хорошо получалось делать это до сих пор. Речь идет об очень разных соседях. У нас действительно хорошие отношения с Россией, сотрудничество и обоюдное понимание. Для Финляндии это не проблема. Есть проблемы в российско-эстонских отношениях, но мы туда не вмешиваемся. Это не наше дело, и мы не можем повлиять на них. Финляндия — небольшой игрок в этой игре сфер влияния, и мы не занимаем жесткой позиции. В этом различие нашего подхода среди других стран ЕС.

- У Вас есть медиа, как в Прибалтике, которые ведут воинственные репортажи, распространяют страхи и утверждают, что Россия может напасть в любой момент?

- Это неверный анализ. Подобное нельзя поддерживать. Это показатель того, что присутствует плохое понимание украинского конфликта. Такое иногда встречается, но это не является магистральной точкой зрения финских СМИ и вообще финской публицистики.

Комментарии
Читайте также
Новости партнёров
Загрузка...

Этот стон у них свободой зовется

Этот стон у них свободой зовется

«Граждане, расходимся, у меня знакомый дипломат в Чикаго есть, он сказал, что всё будет путем, за Литву словечко замолвят, без паники!».
Политики этих стран клеймят «ватников» за «рабское сознание», высокомерно улыбаются при словах о том, что их правительства назначаются по звонку из посольства США, гордо бросают «Мы играем в западных клубах» и пытаются учить демократии.

Пишите письма

Пишите письма

Звон дипломатических сабель, хруст переломленных копий... Резолюция в ответ на резолюцию, против демарша — демарш. За всем этим тихо, полушепотом — новости мелкокалибербные вроде бы, малозначительные. Но очень симптоматичные. На них стоит иногда обращать внимание.

Подходишь ли ты в преемники Грибаускайте?

Подходишь ли ты в преемники Грибаускайте?

В октябре состоятся парламентские выборы в Литве, но не за горами и президентские! Проверь себя уже сейчас, сгодишься ли ты в преемники железной леди Прибалтики?

Бронзовый солдат: памятник воинам-освободителям Таллина

Бронзовый солдат: памятник воинам-освободителям Таллина

Авторами монумента освободителям столицы Эстонии, известного ныне как «Бронзовый солдат», стали архитектор Арнольд Алас и скульптор Энн Роос.