Тема недели:
На Западе критикуют модель развития Прибалтики
Западные экономисты и аналитики полны пессимизма в отношении Литвы, Латвии и Эстонии.
Пятница
09 Декабря 2016

В Конгрессе США поругались из-за Путина

Автор: Александр Шамшиев

В Конгрессе США поругались из-за Путина

27.06.2016  // Фото: voanews.com

На слушаниях, посвящённых России, схлестнулись как конгрессмены, так и послы. Что делать с путинской Россией? Такой вопрос стал темой слушаний Комитета по международным делам Палаты представителей Конгресса США.

Слушания созвали по инициативе главы Комитета конгрессмена Эда Ройса. Будучи эталонным республиканцем-ястребом, Ройс регулярно отличается яростными нападками на Кремль. Его авторству принадлежат несколько «украинских» законопроектов, направленных на противодействие Москве. Его излюбленная сфера занятий – борьба с российской пропагандой. Ранее Ройс уже успешно проводил в Конгрессе слушания, посвящённые «угрозам», исходящим от RT и прочих российских медиа.

Открывая заседание, Ройс рутинно перечислил основные российские «грехи». Кроме классической триады Грузия – Крым – Украина, в список попали поставки российского оружия Ирану с целью «дестабилизации наших союзников» и то, что Путин «выдавливает волны сирийских беженцев через границы». Кроме того, Россия «заставила» Америку увеличить военное присутствие в Европе, а российские военные самолёты летают опасно близко к кораблям США. Подобно многим однопартийцам, Ройс раскритиковал Барака Обаму за «слишком мягкий» подход к России и поратовал за отправку оружия на Украину – оборонительного и наступательного. 

Конгрессмен Эд Ройс:

«К сожалению, Путин неоднократно и совершенно верно просчитывал, что ответ администрации (Обамы – прим. RuBaltic.Ru) на агрессию будет ограниченным. США, кооперируясь с ЕС и другими, ввели санкции, которые привели к значительному давлению на российскую экономику. Но администрация отказалась обеспечить Украину оружием, необходимым для того, чтобы остановить российские танки, – Москва интерпретирует это как слабость».

Поэтому, считает Ройс, вести переговоры с Россией надо только с позиции силы. Но слушания на российскую тематику, часто проходящие достаточно спокойно и единодушно, быстро перешли в оживлённые дебаты. Так, Леон Эрон, приглашённый эксперт из Американского института предпринимательства, немало удивил председателя, заявив, что, раз с Россией не удаётся найти общий язык по Сирии, нужно пробовать поработать вместе по недопущению дестабилизации Центральной Азии. Ведь достаточно боевиков едут в «Исламское государство» именно оттуда, да и недавнее нападение салафитов на казахстанский город Актобе нельзя забывать.

Предложение Ройса изрядно удивило. Он выразил сомнение в том, что Белому дому в принципе стоит ввязываться в какие-либо российские антитеррористические инициативы. К тому же, сказал Ройс, в отличие от Москвы, американцы борются с террором, проявляя должную «заботу» о мирных жителях. Возражать ему не стали, но стоит вспомнить хотя бы неудачный удар по больнице «Врачей без границ» в афганском Кундузе осенью 2015 года, в результате которого погибли 42 пациента и медика. Статистика ударов, нанесённых американскими беспилотниками, и того хуже: 90% их жертв являются случайными людьми.

Ещё больше сумятицы внесли ведущие эксперты слушаний Майкл Макфол, посол США в РФ (2012–2014 гг.), и Джек Мэтлок, посол США в СССР (1987–1991 гг.). Макфол поспешил броситься на защиту политики «перезагрузки» отношений с Россией, напомнив, что она принесла массу пользы: договор СНВ-III, резолюции по Ирану и Ливии, «добро» Москвы на транзит американских военных грузов через свою территорию в Афганистан. Макфол подчеркнул, что Обаму нельзя упрекать в малодушии: он несильно отличался от предшественников, которые также не смогли остановить Россию. 

Экс-посол США в РФ Майкл Макфол:

«Правда заключается в том, что у Соединённых Штатов никогда не было эффективной политики по сдерживанию российской агрессии в соседних странах. Путин вторгся в соседнюю Грузию во время правления Буша в августе 2008 года, и президент Буш не врезал ему по носу и не предотвратил интервенцию. Также президент Рональд Рейган не предотвратил подавление «Солидарности» в декабре 1981 года. Аналогично президент Джонсон не остановил Брежнева от вторжения в Чехословакию в 1968 году, и президент Эйзенхауэр не остановил советские танки, идущие на Венгрию в 1956 году». 

Вместе с тем Макфол остудил пыл Ройса и других ястребов, заверив, что Путина хоть и надо сдерживать, но непосредственной угрозы для Америки он не представляет. Рецепт взаимодействия с Россией «по Макфолу» прост: дополнительных мер вроде вооружения украинцев и новых санкций не требуется, достаточно продолжать текущий курс и ждать изменений политики Кремля. Следует усиливать НАТО и усиленно помогать Украине деньгами и советами реформировать саму себя. У Киева, конечно, проблем много, но, как выразился бывший посол в Москве, «стакан всё же наполовину полон». А если власти будут тормозить реформы, гражданское общество их заставит продолжить. Макфол подчеркнул, что при всём сдерживании с Россией непременно стоит сотрудничать в тех сферах, где российские и американские интересы совпадают. В качестве примера он привёл ликвидацию сирийского химического оружия, невозможную без позиции Путина. Посол также призвал наращивать взаимодействие с российским обществом посредством различных обменов и народной дипломатии. 

Экс-посол США в РФ Майкл Макфол:

«Вероятность нападения России на страну НАТО низка. У Путина нет глобального плана воссоздать Советский Союз. Путин не иррационален. Его проект Новороссии в Украине уже провалился. Мы не должны переоценивать российскую угрозу». 

Масла в огонь подлил Мэтлок. Он сказал, что идеологического конфликта с Россией нет и в помине. Есть соперничество за контроль над территориями в Европе. Мэтлок намекнул, что США всерьёз пора пересмотреть собственные союзы и политику на восточном фронте по части наращивания военной инфраструктуры. «Считаю огромной ошибкой идею, что союзники должны оплачивать нам свою защиту. Я не считаю, что мы должны использовать наши вооружённые силы в качестве наёмных жандармов, наводящих порядок в мире, даже если защищаемые хотят сами оплатить издержки», – сказал старожил американской внешней политики. Мэтлок, лично присутствовавший на переговорах, закончивших холодную войну, давно и открыто говорит о том, что расширять НАТО на Восток было нецелесообразно. На слушаниях он снова повторил свою позицию. И сообщил, что Америке стоит тщательнее подбирать союзников, ведь они могут стать источниками проблем. 

Экс-посол США в СССР Джек Мэтлок:

«Чем больше становится Альянс, тем более разнообразными становятся амбиции по части безопасности среди его членов. Когда наши интересы не являются тесно связанными, американская гарантия безопасности может создать моральную опасность. Каково удерживать «союзника», который необоснованно лезет в драку, и ожидать после этого, что Америка выиграет от склоки? В каком-то смысле, возможно, это уже сейчас происходит. Приведу лишь один современный пример: мне трудно найти соответствие между интересами безопасности Америки и поведением Турции».

В довесок Мэтлок пожелал, чтобы НАТО возглавил европейский генерал, а США начали играть в Альянсе вспомогательную роль. По его мнению, интересы России и США не противоречат по ключевым вопросам на мировой повестке дня и обе страны должны вернуться к сближению образца Рейган – Горбачёв. Макфол возразил коллеге, сказав, что Америка просто не имеет права «откатываться назад» в Европе. Это создаст «вакуум, неопределённость касательно наших обязанностей по отношению к союзникам», сообщил Макфол. Впрочем, он тут же опять решил закончить на «миролюбивой» ноте: Америка должна обеспечивать мир через силу. 

В дискуссию запрыгнул Дэйна Рорабэйкер – конгрессмен-парадокс в американской политике, республиканец, всеми фибрами души ненавидящий СССР, но благожелательно воспринимающий Путина. На заседании он заявил, что все беды не столько от личности Путина, сколько от «нескончаемой» враждебности Запада к России, которую конгрессмен наблюдает со времён завершения холодной войны и вывода советских войск из Восточной Европы. Он прямо спросил у Мэтлока, знаком ли он с обещаниями Запада не расширять НАТО на Восток. «Было ли понимание, что войска, чьё вооружение нацелено на Россию, не подойдут к её границам?» – поинтересовался он. «Да, такое понимание было. Не юридическое обязательство, конечно, – ответил Мэтлок. – Я уже раньше свидетельствовал в Сенате против расширения НАТО, потому что полагал, что оно не было в интересах США. И я думал, что не нужно снова начинать разделять Европу. В конце холодной войны Европа была единой и свободной – такова была наша задача». 

Экс-посол США в СССР Джек Мэтлок:

«Администрация Буша (старшего – прим. RuBaltic.Ru) и немецкие союзники делали заявления, которые ясно предполагали, что если Советский Союз не будет применять силу в Восточной Европе и разрешит Германии объединиться, оставшись в НАТО, то не будет расширения юрисдикции НАТО. Госсекретарь Бейкер сказал: ни дюйма на Восток. Горбачёв, конечно, подтвердил, что это было бы недопустимо. Они говорили про ГДР, но тон в целом был таким, и было такое понимание». 

На основании этого Рорабэйкер озвучил вывод, что противостояние Запада с Россией началось задолго до Путина. Конгрессмен перешёл к тому, что политикам негоже жаловаться на «провокационные» пролёты российской авиации над американскими военными судами. «Вы говорите о том, что русские летают над нашими кораблями. И американский народ это видит. Но где наши корабли? – возмутился Рорабэйкер. – Корабль был на Балтике. Зачем мы посылаем американские вооружённые силы так близко к России? Наши ядерные системы доставки ядерных зарядов нацелены на Россию. Как им ещё относиться к этому, кроме как к враждебному действию?»

Конгрессмен Дэйна Рорабэйкер:

«Некоторые корабли, которые мы отправляем, подходят ближе к России, чем остров Санта-Каталина находится к Лос-Анджелесу! Что, если бы мы сделали, если бы какая-нибудь система доставки ядерных зарядов объявилась там? Что бы мы подумали? Послали бы мы самолёт полетать рядом и посмотреть, что за корабль к нам идёт? Обеим сторонам надо сделать глубокий выдох и отойти от военных операций, которые только ухудшают ситуацию, а не улучшают её. Надо понять, где пролегают наши разногласия, вступить в переговоры по ним и найти способ сотрудничества». 

Как только затих Рорабэйкер, послы «сцепились» по Украине. Для начала Мэтлок сказал, что происходящие на Украине события не оказывают существенного влияния на американскую национальную безопасность. Попытки разрешить конфликт военным путём, будь то отправка вооружений для Киева или иные упреждающие действия военного характера, лишь усугубят ситуацию. «Не может быть единой и процветающей Украины без близких отношений с Россией», – сказал он. Далее бывший посол произнёс в стенах Конгресса совсем крамольную мысль: «Если учитывать историю, политику и экономику, то Украине будет лучше без Крыма». И продолжил: «Мне не нравится, каким способом русские его забрали. И мы не должны признавать сей факт. Но если мы будем давить на них, это будет только на руку Путину, потому что это станет вопросом национальной важности». Кроме того, границы получившей в 1991 году независимость Украины он назвал «в некотором смысле искусственными». Но настоящая перепалка возникла из-за фразы Мэтлока о том, что у России создаётся впечатление, что во имя демократизации Америка на самом деле поддерживает оппозицию как в самой России, так и на территории её соседей. 

– Впечатления? Впечатления должны опровергаться, когда они не соответствуют правде, – вспыхнул Макфол. – Мы не дали ни одного пенни демократической оппозиции, когда я был в правительстве! 

– Помощник госсекретаря по мобильнику обсуждала, кто должен стать премьером Украины в революционной ситуации, – возразил Мэтлок, вспомнив известный телефонный разговор чиновницы Госдепа Виктории Нуланд в разгар Евромайдана, когда она выбирала между Кличко и Яценюком. – И что должны думать русские?

– Это была ошибка... – начал Макфол.

– Ошибка?! – вновь перебил Мэтлок. – И после этого вы спрашиваете, откуда у русских впечатления берутся? Произойди такое на Кубе или в Мексике, как бы мы среагировали? 

Безусловно, курс Белого дома сильно будет зависеть от того, чем закончится президентская гонка в США. Но необычайно острые дебаты в Конгрессе уже сейчас отлично иллюстрируют тот факт, что в американском истеблишменте идёт активная дискуссия на тему того, что делать с непокорной Москвой. В том числе встречаются совершенно разные и даже диаметрально противоположные мнения. В ходе опрашивания экспертов всё меньше конгрессменов, включая воинственно настроенных республиканцев, предпочитали говорить об изоляции и новых санкциях. Всё больше их интересовали вопросы на понимание российской политики: «Чего хочет Путин? Что он сделает? Почему? Как он отреагирует?». Также чаще стали звучать призывы к диалогу. Наиболее ёмко мысль выразил конгрессмен Грегори Микс: «Даже в зените холодной войны Кеннеди встречался с Хрущёвым. Посыл, что с кем-то нельзя разговаривать, мне кажется бессмысленным». И вместо того чтобы предложить чаще встречаться с российским гражданским обществом или оппозицией, как это обычно бывает, политик сказал, что американские депутаты должны чаще общаться с российскими депутатами и разговаривать с ними лично. 

Комментарии
Читайте также
Новости партнёров
Загрузка...

Этот стон у них свободой зовется

Этот стон у них свободой зовется

«Граждане, расходимся, у меня знакомый дипломат в Чикаго есть, он сказал, что всё будет путем, за Литву словечко замолвят, без паники!».
Политики этих стран клеймят «ватников» за «рабское сознание», высокомерно улыбаются при словах о том, что их правительства назначаются по звонку из посольства США, гордо бросают «Мы играем в западных клубах» и пытаются учить демократии.

Бойтесь миротворцев

Бойтесь миротворцев

Холодная Война вроде бы уже двадцать семь лет закончилась, а такое ощущение, что всё у нас еще впереди.

Дом Франка в Вильнюсе

Дом Франка в Вильнюсе

Своим названием этот дом обязан доктору медицины, профессору Виленского университета Йозефу Франку. Его отец — Иоганн Петер Франк, известный в Европе врач-гигиенист и судебный медик, вместе с сыном перебрался в Вильну из Вены, где работал директором городской больницы в начале XIX века.