Тема недели:
Европа больше не будет кормить Прибалтику
Евросоюз со следующего года сокращает на четверть финансирование программ по поддержке стран Восточной Европы.
Суббота
03 Декабря 2016

«Балтизация» как сущность нового курса стран «Восточного партнёрства»

Автор: Александр Носович

«Балтизация» как сущность нового курса стран «Восточного партнёрства»

27.06.2014  // Фото: newsbalt.ru

Украина подписывает экономическую часть Соглашения об ассоциации с Евросоюзом; её и другие страны - участницы программы «Восточное партнёрство» Соглашение об ассоциации с ЕС окончательно закрепляет на балтийском пути в Европу, по которому уже прошли Литва, Латвия и Эстония. Вопреки распространяемой самими странами Балтии мифологии, этот путь далеко не лучший – другим постсоветским республикам он не сулит ничего хорошего.

Прибалтика – эталон развития советской и постсоветской республики. Этот стереотип до сих пор сидит в сознании части населения и элит бывшего СССР. Советская Прибалтика считалась образцом высокой бытовой культуры и территорией практически недосягаемых для обычного советского человека потребительских стандартов. Постсоветские страны Балтии и вовсе получили гордое звание «балтийских тигров»: форсированный переход к рынку, быстрые и эффективные институциональные реформы, десоветизация, евроинтеграция.

Это не значит, что для других постсоветских республик страны Балтии являются путеводной звездой, – их существование на северо-востоке Европы в принципе мало кому заметно. Азербайджан в своём развитии может равняться на Турцию, Украина – на Польшу, а Молдавия так даже на Румынию. Но если сказать украинскому обывателю из какого-нибудь Хмельницкого, что при нынешней модели отношений с ЕС и Соединёнными Штатами Украина пойдёт по пути Литвы, он вспомнит, как в молодости по комсомольской путёвке ездил в Юрмалу, пил кофе с «Рижским бальзамом», гулял по чистым рижским улочкам, и скажет: «Был я в Литве. Литва так Литва».

И ведь самая точная аналогия европейской и евроатлантической интеграции как магистрального пути развития Грузии или Украины – это, действительно, страны Балтии. Это следует хотя бы из текстов тех документов, что требуется подписать от постсоветских государств в рамках их участия в программе «Восточного партнёрства». Только этот балтийский путь - далеко не лучший, как это можно решить из хвастливых заявлений балтийских политиков.

Например, Польша, модель развития которой сейчас хочет повторить Украина, 10 лет торговалась с Брюсселем об условиях своего вступления в ЕС. Президент Янукович тоже пытался поторговаться – едва из Украины ноги унёс.

Первый Евромайдан накануне Вильнюсского саммита собрался с требованием подписать Соглашение об ассоциации с ЕС без всякого торга – во что бы то ни стало и чего бы то ни стоило. Просто на том основании, что «Украина – це Европа» и нужно это оформить документально. Типично прибалтийская модель поведения: элиты стран Балтии точно так же входили в Евросоюз, а затем переходили на евро безо всякого учёта своих интересов, без каких-либо условий или гарантий для своей экономики. Входили, прежде всего, ради статуса: чтобы всем вокруг, включая самих себя и, конечно же, Россию, показать, что они настоящие европейцы.

Чего они добились в итоге? Катастрофического падения экономики при первом же серьёзном кризисе, сворачивания национального производства (включая ликвидацию почти всей промышленности) и небывалой в своей истории эмиграции населения.

Украина, Грузия, Молдавия в своём стремлении войти в зону свободной торговли с Евросоюзом идут по тому же балтийскому пути. Механизмов смягчения удара от ликвидации таможенных барьеров нынешняя редакция Соглашения об ассоциации и зоне свободной торговли не предусматривает; что в таком случае поможет предприятиям той же Украины выдержать конкуренцию с недорогим и качественным импортом с Запада, который хлынет к ним в страну? Какой экспорт с высокой добавленной стоимостью сами украинцы смогут поставлять на Запад? У них возникнет та же проблема, что возникла у балтийских стран: 20 лет там говорят о переориентации экспорта на Европу, и 20 лет выясняется, что все европейские рынки заняты.

Разрыв экономических и социальных связей с Востоком – прежде всего, с Россией, но вместе с тем и с другими странами СНГ – ещё один элемент балтийского пути. Новое украинское руководство уже высказывало идею ввести с Россией визовый режим, а Соглашение об ассоциации с ЕС неизбежно уничтожает экономические связи двух стран. Территории нынешних Восточной Украины и Центрального Черноземья России, ещё со времён капиталистической индустриализации XIX века представлявшие собой единый экономический регион, теперь будут окончательно разрезаны по живому. Ничего для предотвращения этого ни украинское, ни брюссельское руководство не сделало – более того, в конце прошлого года Европа и Евромайдан с негодованием отвергли предложение трёхстороннего диалога с Россией по деталям экономической ассоциации Украины с ЕС. В случае такого трёхстороннего диалога можно было бы обговорить режим функционирования российско-украинских предприятий-смежников, координацию действия зон свободной торговли Евросоюза и СНГ, переход Украины на новые техрегламенты и стандарты и согласование их с российскими.

Но все эти возможности находятся за гранью мышления политиков «буферной зоны», живущих категориями холодной войны и в полной уверенности, что проще разрубить «гордиев узел» отношений с Россией в принципе, чем сесть с ней и с Западом за общий стол переговоров.

Поэтому было бы неверно упрекать политиков постсоветского пространства в глупости и недальновидности – они прекрасно представляют, что делают; понимают и чем это обернётся. Это относится и к части населения. По опросу позапрошлого года, 56% молодых украинцев изъявляли желание из «риднои краини» «свалить» - эмигрировать в Европу и забыть неньку как дурной сон. Собственно, поэтому украинская молодёжь и выступила одной из социальных групп, заинтересованных в ассоциации с Евросоюзом: Евромайдан в первые свои дни больше всего походил на студенческую революцию.

Только почему же тогда эта революция начиналась под лозунгами «Слава Украине», национальными флагами, с ежечасным исполнением «Ще не вмерла Украина…», если интересы многих её участников смело можно было назвать предательскими? Требовать подписать договор с ЕС (которого никогда в глаза не видели, а потому не знали, что он не предусматривает безвизовый режим с Евросоюзом), чтобы «свалить» в этот Евросоюз – ничего себе патриотизм! А вдобавок не слушать ничего, что тебе говорят о реальных последствиях соглашения – о разрушении национального производства, например… Махнуть рукой на национальную экономику ради того, чтобы ездить в Европу без визы – это что, национализм?

Нет, это всё та же прибалтийская модель мышления и поведения.

В странах Балтии четверть века у власти националисты, и там под те же национальные флаги, гимны и этнографические узоры практически под корень всё это время изводились национальное производство, наука, технологии, а население в поисках работы и нормальной жизни даже не эмигрировало, а бежало за рубеж. 

Сейчас Прибалтика – это своего рода пустырь на обочине Единой Европы: она потеряла каждого четвёртого своего жителя. И эта тенденция продолжается: из Литвы хотят уехать те же 56% молодых литовцев, что и среди их украинских сверстников, из Эстонии вообще мечтает уехать каждый второй её житель. Депопуляция населения – общая черта Восточной Европы: из Польши, например, хотят уехать 64% её молодых граждан. Но ни в Польше, ни в Болгарии это не проявляется так трагично, как в Прибалтике. Маленькие страны и маленькие народы – постсоветский путь развития практически обескровил их. Титульным нациям стран Балтии – литовцам, латышам и эстонцам – в долгосрочной перспективе грозит исчезновение, их языкам и национальным культурам – забвение. И к таким результатам привела политика людей, которые все эти четверть века называли себя националистами!

С другой стороны, помимо позитивного есть ведь ещё и негативное, бытовое определение национализма. Не любовь к своему народу, а ненависть к другим. В этом смысле правители Литвы, Латвии и Эстонии – стопроцентные, беспримесные националисты. И этой их особенности украинским, молдавским и прочим коллегам научиться проще всего. Они уже и учатся, что видно по той же военной операции на Донбассе. Если она закончится полным переходом Донбасса под контроль Киева, неизбежно возникнет вопрос, что же делать теперь с мятежным регионом, минимум треть населения которого пришла на самоорганизованные референдумы и проголосовала за независимость. И здесь как раз очень «пригодится» прибалтийский опыт – решение Латвии и Эстонии с их негражданами.             

Комментарии
Читайте также
Новости партнёров
Загрузка...

Этот стон у них свободой зовется

Этот стон у них свободой зовется

«Граждане, расходимся, у меня знакомый дипломат в Чикаго есть, он сказал, что всё будет путем, за Литву словечко замолвят, без паники!».
Политики этих стран клеймят «ватников» за «рабское сознание», высокомерно улыбаются при словах о том, что их правительства назначаются по звонку из посольства США, гордо бросают «Мы играем в западных клубах» и пытаются учить демократии.

Пишите письма

Пишите письма

Звон дипломатических сабель, хруст переломленных копий... Резолюция в ответ на резолюцию, против демарша — демарш. За всем этим тихо, полушепотом — новости мелкокалибербные вроде бы, малозначительные. Но очень симптоматичные. На них стоит иногда обращать внимание.

Подходишь ли ты в преемники Грибаускайте?

Подходишь ли ты в преемники Грибаускайте?

В октябре состоятся парламентские выборы в Литве, но не за горами и президентские! Проверь себя уже сейчас, сгодишься ли ты в преемники железной леди Прибалтики?

Бронзовый солдат: памятник воинам-освободителям Таллина

Бронзовый солдат: памятник воинам-освободителям Таллина

Авторами монумента освободителям столицы Эстонии, известного ныне как «Бронзовый солдат», стали архитектор Арнольд Алас и скульптор Энн Роос.