Тема недели:
Варшава намерена переформатировать отношения НАТО и России
Польша в преддверии саммита НАТО намерена бороться с преградами для милитаризации Восточной Европы.
Вторник
24 Мая 2016

Пентагон официально признал борьбу с Россией своим приоритетом

Автор: Александр Носович

Пентагон официально признал борьбу с Россией своим приоритетом

29.01.2016  // Фото: noi.md

Противодействие России в обновлённой военной стратегии США названо главной задачей Европейского командования американских вооружённых сил. Ранее Россия приняла новую стратегию национальной безопасности, в которой основным вероятным противником РФ назван Североатлантический альянс. При таких взаимных стратегических документах разговоры о возобновлении взаимодействия и даже сотрудничества между Россией и НАТО представляются блефом и «дымовой завесой».

В новой военной стратегии США, опубликованной на сайте Европейского командования американских вооружённых сил EUCOM, объявлено, что угрозы европейской безопасности исходят с севера, востока и юга. На южном направлении главной угрозой Европе признаётся запрещённая в России террористическая группировка «Исламское государство». Отдельной угрозой, не связываемой причинно-следственными связями с гражданской войной в Сирии и деятельностью ИГИЛ, называется наплыв беженцев в Европу. Отчасти это правильно: мигранты бегут в Европу не только из разрушенных Сирии и Ирака, но и из Северной Африки. Однако разрушение государственности стран арабского мира как причина кризиса беженцев и угроз терроризма, этнической преступности и прочего в военной стратегии США не упоминается тем более.

На северном и восточном направлении монополистом по нанесению угроз европейской безопасности военное ведомство США называет Россию.

В стратегии Пентагона говорится, что Европе угрожают «растущий потенциал противника по производству баллистических ракет, распространение оружия массового уничтожения, инфекционные заболевания, кибератаки, международные и национальные террористические организации, а также незаконный оборот наркотиков». Опасность со стороны России объясняется её «нарастающим агрессивным поведением». На восточных границах ЕС такое поведение уже традиционно связывается с Украиной, на севере (и в этом новаторство документа) – с «милитаризацией Арктики».

Мерой борьбы с «агрессивным поведением» называется помощь европейским союзникам в деле «сдерживания агрессивной политики» России.

Напомним, что почти одновременно с Соединёнными Штатами новую стратегию национальной безопасности приняла и Россия. Согласно российской стратегии, основным потенциальным противником России является Североатлантический альянс, основной практической угрозой безопасности – приближение военной инфраструктуры НАТО к российским границам.

«Наращивание силового потенциала Организации Североатлантического договора (НАТО) и наделение её глобальными функциями, реализуемыми в нарушение норм международного права, активизация военной деятельности стран блока, дальнейшее расширение Альянса, приближение его военной инфраструктуры к российским границам создают угрозу национальной безопасности», – сказано в утверждённом в конце прошлого года президентом Путиным документе.

При таком взаимном юридическом признании друг друга в качестве потенциальных военных противников предложения о возобновлении взаимодействия и даже сотрудничества между Россией и НАТО выглядят в лучшем случае частной инициативой отдельных умеренно-прагматичных политиков, в худшем случае – блефом и «дымовой завесой».

Между тем, подобные предложения с начала года высказываются регулярно. Генеральный секретарь НАТО Йенс Столтенберг, презентуя 28 января в Брюсселе отчёт о деятельности Североатлантического альянса за 2015 год, заявил, что настало время обсудить возможность провести заседание Совета Россия – НАТО. За несколько дней до этого заявления министр иностранных дел Германии Франк-Вальтер Штайнмайер уже не в первый раз предложил возобновить работу Совета Россия – НАТО. Одновременно с последним заявлением Штайнмайера председатель Военного комитета НАТО Петр Павел высказал мнение, что Североатлантическому альянсу нужно скорректировать стратегию сдерживания как базовый подход в отношении России так, чтобы это была «комбинация сдерживания и направленности на коммуникацию».

Кроме этих заявлений, можно вспомнить тоже недавние выступления Хиллари Клинтон, допустившей возможность новой «перезагрузки» в отношениях с Россией. Или статью в декабрьском номере Forbes, ставящую под сомнение необходимость для США конфликтовать с Россией из-за своих трусливых европейских союзников и вообще продлевать своё военное присутствие в Европе.

Но всё это слова. Даже в тех случаях, когда их высказывают не рядовые политики или журналисты, а официальные лица уровня главы немецкого МИД и генерального секретаря НАТО, это лишь некоторое смягчение официальной риторики по отношению к России, но не смена реальной политики. На практическом уровне Россию называют главной угрозой в стратегиях безопасности, к её границам двигают «Абрамсы» и авиацию, обвиняя при этом в «агрессивной политике в Арктике» и «милитаризации Калининградской области».

Даже на уровне риторики, бросаясь обвинениями в «российской пропаганде», страны НАТО при этом используют классические пропагандистские приёмы: обвиняют Москву в нежелании возобновлять диалог, ни словом не упоминают, что сами же от этого диалога отказались.

Ведь тот же Совет Россия – НАТО прекратил свою работу по инициативе НАТО. А теперь брюссельские функционеры Альянса обвиняют в бездействии этой переговорной площадки Россию. При таком двоемыслии и всё более нарастающей асимметрии между словами и делами рассчитывать на полноценное возобновление диалога России и НАТО не приходится.

Комментарии
Читайте также
Новости партнёров

Советский экзамен для Европы

Советский экзамен для Европы

Либерализм, несмотря на свое непримиримое отношение к коммунизму, всё чаще повторяет его ошибки. С одной стороны, нынешние «европейские ценности» имеют столько же общего с классическим либерализмом, сколько программа КПСС 1961 г. с марксизмом. С другой — весь этот набор ценностей в ЕС — это уже не способ сделать жизнь общества лучше, а система правил, в верности которой необходимо клясться.

Обама едет в Хиросиму... прощать

Обама едет в Хиросиму... прощать

К моменту бомбардировки Япония уже обращалась к Америке с предложениями о капитуляции. Шли закулисные переговоры о послевоенном устройстве, но все же Хиросима и Нагасаки обязаны были случиться. Почему?

Литва или Северная Корея?

Литва или Северная Корея?

Современная Литва нередко практически не отличима от КНДР. Сумеете ли Вы отличить Литву от Северной Кореи?

От Вильно к Вильнюсу: «польский» вопрос в 1944 г.

От Вильно к Вильнюсу: «польский» вопрос в 1944 г.

Освобождение Вильнюса породило у польского населения надежды на будущее, по большей части, однако, не связанные с Литвой. Люди считали, что отныне служба в костелах будет вестись не на литовском, а на польском языке.