Тема недели:
На Западе критикуют модель развития Прибалтики
Западные экономисты и аналитики полны пессимизма в отношении Литвы, Латвии и Эстонии.
Вторник
06 Декабря 2016

Литва хочет поставить ОБСЕ на рельсы информационной войны

Автор: Александр Шамшиев

Литва хочет поставить ОБСЕ на рельсы информационной войны

29.09.2015  // Фото: http://digital.report/

В Прибалтике продолжаются поиски новых способов борьбы с «российской пропагандой». Параллельно с давлением на русскоязычные каналы и запретами на въезд российским журналистам постепенно осваиваются площадки, на которых можно было бы погромче заявить об опасностях и тлетворном влиянии взглядов, не согласующихся с официальной позицией Вильнюса, Риги и Таллина.

После того как коллективными усилиями прибалтийских и украинских политиков удалось прочно вживить тему российской информационной угрозы в повестку дня Евросоюза, Литва собралась принести знамя информационной войны в ОБСЕ. Внешнеполитическое ведомство страны организовало дискуссию, в ходе которой рассказало о негативном влиянии российских государственных медиа на европейский континент. 

Российские медиа, транслирующие «неправильную» точку зрения, по традиции были объявлены пропагандистами и умышленными дезинформаторами. 

Дискуссия состоялась на Совещании ОБСЕ, которое проходит в Варшаве с 21 сентября по 2 октября. Помогать литовцам вызывались Freedom House и украинское интернет-телевидение Hromadske TV, начавшее вещание одновременно с Евромайданом и выполняющее роль его главного рупора. 

Украинцы тоже успели отметиться в Варшаве на прошлой неделе, когда специально созданное для противодействия российским СМИ Мининформполитики приняло участие в круглом столе, во время которого обвинили российские медиа в создании «языка вражды» (при этом обильно используя термины вроде «государство-агрессор» в отношении России). А раздаточные материалы о ситуации в Донбассе, распространяемые российской делегацией, были оперативно объявлены пропагандистскими листовками и попытками очернить Украину. 

В ОБСЕ в свою очередь, в отличие от того же ЕС, занимали умеренную позицию и не собирались принимать ничью сторону в информационном противостоянии. Организация признаёт, что в отдельных случаях пропаганда действительно наносит вред людям, а некоторые взгляды потенциально опасны. Вместе с тем последовательно подчёркивается, что в пылу борьбы с пропагандой совершенно неприемлемы репрессивные методы, будь то аресты и высылки работников СМИ или демонизация журналистов. Представитель ОБСЕ по свободе СМИ Дуня Миятович постоянно твердит о том, что, прикрываясь национальной безопасностью, нельзя притеснять журналистов. Её офис занимает беспристрастную позицию и регулярно осуждает нападки на прессу, где бы они ни происходили — в России, на Украине или в Прибалтике. В последних докладах Миятович подробно описывает, как её сотрудники вынуждены буквально бомбардировать украинский МИД жалобами и просьбами обратить внимание на идеологически мотивированные гонения на журналистов. В ведь Украина считается страной, наиболее пострадавшей от российской пропаганды. В ОБСЕ — устами Миятович — резко осудили украинский закон о декоммунизации, а недавно — и «список Порошенко»: список журналистов, в отношении которых вводится запрет на работу в стране. Туда кроме граждан РФ попали журналисты из ЕС и стран Балтии. 

«Я уважаю законное право правительства бороться с терроризмом и защищать свою национальную безопасность и безопасность своих граждан. Но введение более широких ограничений, которые препятствуют свободному передвижению журналистов, — это не способ обеспечения безопасности», — сказала Миятович. 

К осуждению указа Порошенко присоединились Еврокомиссия и организация «Репортёры без границ».

Случались у «главной по СМИ» Миятович конфликты и с Прибалтикой. Когда осенью 2013 года литовская Комиссия по радио и телевидению отключала «Первый прибалтийский канал» (ПБК) за «неправильный взгляд» относительно Вильнюсских событий 1991 года, Миятович призвала медиарегулятор отменить собственное решение и возобновить вещание ПБК. Литовский МИД тогда сильно возмутился позицией ОБСЕ и заявил, что канал не имел права «отрицать историческую память народа». Но позиция ОБСЕ не дрогнула: свобода слова важнее пропаганды и исторической памяти. В дальнейшем исправно осуждались отключения других русскоязычных каналов. Аналогичным образом в ОБСЕ отнеслись к недавнему запрету пропустить работников Russia Today в Эстонию — борьба с пропагандой не должна нарушать право журналистов на перемещение. 

Выступая в Варшаве, Миятович вновь обозначила европейский подход к прессе: «Во имя безопасности правительства принимают законы, которые определённо могут иметь негативный эффект для свободы СМИ и свободы выражения, даже в признанных демократиях». 

Она привела примеры действий украинских и прибалтийских властей в отношении пророссийских журналистов и добавила: «Обеспечение безопасности — это не то, что происходит, когда запрещают журналистов».

По крайней мере, по вопросам свободы слова, прав СМИ и пропаганды ОБСЕ до сегодняшнего дня удавалось сохранить взвешенный, нейтральный и объективный подход. Литва же пытается привнести в организацию токсичные представления о "свободе медиа", где журналистика объявляется полем боя и страха, журналисты объявляются врагами и делятся на «настоящих журналистов» и пропагандистов — в зависимости от своих взглядов. Против медиаврагов, в свою очередь, можно проводить репрессии. Через три дня после выступления Миятович, осудившей гонения на российских журналистов, в Латвии очередное предупреждение получил канал «Россия РТР», возникла угроза его закрытия. Евродепутат Инесе Вайдере тут же предложила «за компанию» отключить и ПБК.

Удастся ли втянуть ОБСЕ в ряды информационной войны — покажет время. Хочется надеяться, что организация выстоит перед соблазном кинуться в пучину войны с журналистами вместо того, чтобы их защищать. Пока что 27 сентября министр иностранных дел Украины Павел Климкин, предвосхищая события, сообщил, что в ОБСЕ готовится специальный доклад о российской пропаганде в мировых СМИ и что якобы во время личной беседы Миятович призналась ему в том, что последовала его примеру и объявила личный бойкот нескольким российским СМИ. Миятович информацию не подтвердила. Не хочется в это верить, потому что представитель по свободе СМИ, объявляющий бойкот — сама по себе абсурдная ситуация. Именно такие практики грозят проникнуть в ОБСЕ.

Комментарии
Читайте также
Новости партнёров
Загрузка...

Этот стон у них свободой зовется

Этот стон у них свободой зовется

«Граждане, расходимся, у меня знакомый дипломат в Чикаго есть, он сказал, что всё будет путем, за Литву словечко замолвят, без паники!».
Политики этих стран клеймят «ватников» за «рабское сознание», высокомерно улыбаются при словах о том, что их правительства назначаются по звонку из посольства США, гордо бросают «Мы играем в западных клубах» и пытаются учить демократии.

Пишите письма

Пишите письма

Звон дипломатических сабель, хруст переломленных копий... Резолюция в ответ на резолюцию, против демарша — демарш. За всем этим тихо, полушепотом — новости мелкокалибербные вроде бы, малозначительные. Но очень симптоматичные. На них стоит иногда обращать внимание.

Литва или Северная Корея?

Литва или Северная Корея?

Современная Литва нередко практически не отличима от КНДР. Сумеете ли Вы отличить Литву от Северной Кореи?

Страны Балтии и Россия: общее прошлое

Страны Балтии и Россия: общее прошлое

История взаимоотношений народов Литвы, Латвии и Эстонии с Россией начиналась не в 1945 и даже не в 1940 году. Она имеет куда более глубокие корни, исчисляемые столетиями.