Тема недели:
Европа больше не будет кормить Прибалтику
Евросоюз со следующего года сокращает на четверть финансирование программ по поддержке стран Восточной Европы.
Суббота
03 Декабря 2016

В Литве готовят ликвидацию образования на русском и польском языках

Автор: Александр Носович

В Литве готовят ликвидацию образования на русском и польском языках

31.07.2015  // Фото: http://s2.15cdn.lt

Министерство образования и науки Литвы предлагает увеличить объемы преподавания на литовском языке в школах национальных меньшинств. При этом не уточняется, сколько именно учебного времени должно быть переведено на преподавание по-литовски. Тем самым создается возможность пойти по пути латвийской школьной реформы, когда с помощью планомерного увеличения часов обучения на государственном языке возможность получать образование на родном языке для детей из семей нацменьшинств уничтожается в принципе.

В польских и русских школах Литовской республики на государственном языке обычно преподаются литовский язык и литература, история Литвы, география и основы общественных наук. Это — нормальная европейская практика: никто не спорит, что дети из семей национальных меньшинств должны знать государственный язык своей страны и именно на нем постигать знания, связанные с её историей, культурой и общественным строем.

С другой стороны, столь же общепринятой европейской практикой является то, что такие предметы, как математика, физика или химия, должны преподаваться на родном для детей из семей нацменьшинств языке — иначе они не усвоят их на должном уровне и будут поставлены в заведомо проигрышные условия по сравнению с детьми из титульной нации, для которых государственный язык является родным.

Запрет обучения на родном языке для детей нацменьшинств — это дискриминация по национальному признаку. Все в Европе это понимают, за исключением некоторых «новых европейцев», к которым относятся, прежде всего, страны Балтии.

В Эстонии, Латвии и Литве десятилетиями воспроизводится порочная практика, когда школы на русском и польском языках закрывают, увеличивают в них количество часов преподавания на государственном языке, переводят обучение в старших классах исключительно на язык титульной нации.

В случае Литвы в последние несколько лет на слуху были факты ликвидации польских школ в Вильнюсском крае, допросы учителей в русских школах по делу о школьниках, ездивших отдыхать в российские летние лагеря (чудовищное — по меркам Литвы — преступление), и новый Закон об образовании, согласно которому вводился новый порядок сдачи экзаменов по литовскому языку для школ национальных меньшинств, уравнивающий требования к сдаче экзамена на аттестат зрелости для выпускников школ нацменьшинств и литовских школьников. Последним это создавало естественное преимущество при сдаче экзамена и поступлении в вузы самим фактом литовского происхождения — очевидная дискриминация по национальному признаку.

Теперь, стало быть, после непродолжительного затишья последовала новая инициатива литовских властей по борьбе с русским и польским образованием. Министерство образования и науки Литвы предлагает увеличивать долю преподавания на литовском в школах национальных меньшинств, а лучше — вовсе перевести их на государственный язык обучения.

«Министерство предлагает перейти к другой модели обучения, когда процесс обучения организуется на языке нацменьшинства, изучается язык нацменьшинства, за исключением упомянутых предметов, которые преподаются на литовском языке, а некоторые предметы, избранные родителями и учениками, будут преподаваться также на литовском языке, больше предметов можно будет изучать на литовском языке, — заявила министр образования Литвы Аудрене Питренене. — Еще одна рекомендуемая модель обучения — когда процесс обучения организуется на литовском языке, преподается литовский язык и язык нацменьшинства».

Мало кто из родителей и учителей сразу согласится по доброй воле переводить всё обучение в русских и польских школах на литовский язык, поэтому базовой моделью новой реформы образования станет последовательное увеличение учебных часов на государственном языке. При этом министр образования не называет цифры: сколько именно учебного времени планируется перевести на литовский. А это может быть и 60%, и 70% учебного времени. А потом планку можно поднять и до 80%, а там — и вовсе до 100%.

То есть планируется все та же литуанизация школ национальных меньшинств — центральная составляющая курса на ассимиляцию русской и польской общин Литвы и превращение их представителей в литовцев. Не мытьем, так катаньем: не простым закрытием русских и польских школ, так постепенным переводом обучения в них исключительно на литовский язык.

По такому пути принудительной латышизации нового поколения до последнего пыталась идти соседняя Латвия. Согласно принятому еще в 1998 году Закону об образовании, в русских школах должна была последовательно увеличиваться доля предметов, преподаваемых на латышском языке, и с сентября 2004 года латышский должен был стать единственным языком обучения. По мере внедрения «реформы-2004» нарастало и возмущение в русской общине: к 2003-2004 году это напряжение возросло до такой степени, что вылилось на улицы. В течение полутора лет проходили массовые митинги, школьные забастовки и голодовки против ликвидации русскоязычного школьного образования. В результате власти Латвии и русскоязычные были вынуждены пойти на компромисс: переход на пропорцию «60/40», согласно которой не менее 60% предметов в русских школах должно преподаваться на латышском языке, 40% — на родном.

На этом правящие националисты не остановились: ультраправые инициировали референдум о единовременном закрытии всех русских школ, а нынешнее правительство Лаймдоты Страуюмы анонсировало «реформу — 2018», предполагавшую к 2018 все же свести на нет школьное образование на русском языке. На данный момент эту реформу спустили на тормозах — противодействие русской общины все же сильно, высоки риски дестабилизации и повторения «русского бунта» 2003-2004 годов.

Однако Литва — это не Латвия, как бы часто их не путали. В Литве 6,5% населения составляют поляки, 5,8% — русские (в Латвии русскоязычные — это 37% населения). У национальных меньшинств в Литве нет такой организованности и таких ресурсов, как у русской общины Латвии, тогда как возможностей для проведения репрессивных мер у литовских властей гораздо больше, чем у латышских.

Поэтому в Литве сценарий поэтапной ликвидации школ национальных меньшинств, вполне возможно, удастся реализовать.

Конечно, уничтожив возможность получения образования на родном языке для детей из польских и русских семей, Литва нарушит Рамочную конвенцию по защите прав национальных меньшинств и ряд других международных документов, под которыми она подписалась. Но литовские власти никогда не боялись продемонстрировать свое несоответствие европейским ценностям, не побоятся и в случае с польскими и русскими школами. Каждое второе действие литовских руководителей еще раз подтверждает, что Литва является Европой лишь номинально. Будет еще одно подтверждение — только и всего.

Комментарии
Читайте также
Новости партнёров
Загрузка...

Этот стон у них свободой зовется

Этот стон у них свободой зовется

«Граждане, расходимся, у меня знакомый дипломат в Чикаго есть, он сказал, что всё будет путем, за Литву словечко замолвят, без паники!».
Политики этих стран клеймят «ватников» за «рабское сознание», высокомерно улыбаются при словах о том, что их правительства назначаются по звонку из посольства США, гордо бросают «Мы играем в западных клубах» и пытаются учить демократии.

Пишите письма

Пишите письма

Звон дипломатических сабель, хруст переломленных копий... Резолюция в ответ на резолюцию, против демарша — демарш. За всем этим тихо, полушепотом — новости мелкокалибербные вроде бы, малозначительные. Но очень симптоматичные. На них стоит иногда обращать внимание.

Подходишь ли ты в преемники Грибаускайте?

Подходишь ли ты в преемники Грибаускайте?

В октябре состоятся парламентские выборы в Литве, но не за горами и президентские! Проверь себя уже сейчас, сгодишься ли ты в преемники железной леди Прибалтики?

Бронзовый солдат: памятник воинам-освободителям Таллина

Бронзовый солдат: памятник воинам-освободителям Таллина

Авторами монумента освободителям столицы Эстонии, известного ныне как «Бронзовый солдат», стали архитектор Арнольд Алас и скульптор Энн Роос.