Тема недели:
На Западе критикуют модель развития Прибалтики
Западные экономисты и аналитики полны пессимизма в отношении Литвы, Латвии и Эстонии.
Вторник
06 Декабря 2016

Как Эстония помогает «Правому сектору»?

Автор: Александр Носович

Как Эстония помогает «Правому сектору»?

31.10.2014  // Фото: top.rbc.ru

Правительство Эстонии отчиталось по бюджетным средствам, которые оно тратит на поддержку Украины. При внимательном изучении расходования этих средств выясняется, что тратятся они в том числе на правоэкстремистскую организацию «Правый сектор», у которой налажены связи с высшим эшелоном эстонской элиты.

В мае этого года руководитель информационной службы «Правого сектора» Борислав Береза (ныне ставший депутатом Верховной рады Украины), выступая в программе «Чёрное зеркало» на телеканале «Интер», упомянул о своей беседе с бывшим эстонским премьер-министром Андрусом Ансипом. В эфире от 17 мая (на 125-й минуте) Береза назвал нынешнего вице-президента Еврокомиссии идеальным примером европейского политика, который «сказал – сделал».

«Я общался когда-то с премьер-министром Эстонии Андрусом Ансипом. Удивительный человек! Пользуется сумасшедшей поддержкой населения. Часть населения считает его патриотом, и определённое количество (русскоязычное население) считает его фашистом», - заявил пресс-секретарь «Правого сектора».

Почему-то в самой Эстонии и за её пределами на это заявление почти никто не обратил внимания, хотя оно должно было бы стать поводом для очень серьёзного разбирательства. Премьер-министр Эстонской Республики встречался не с украинским премьером, не с каким-либо официальным представителем Украины, даже не с украинским деятелем культуры.

Премьер-министр Эстонской Республики встречался с представителями маргинальной неофашистской группировки (точнее, одной из группировок, которые затем, к началу Евромайдана, объединились в «Правый сектор»). Пожалуй, после этого у той части эстонского населения, что считает Андруса Ансипа фашистом, стало на то одним основанием больше.

После февральских событий в Киеве о «Правом секторе» много говорили российские СМИ, посчитавшие решающим вклад уличных бойцов этой организации в дело свержения президента Януковича. В соответствии с законом противостояния «кремлёвской пропаганде», что бы та ни утверждала, сторонники Майдана в самой Украине и за её пределами принялись доказывать, что «Правый сектор» - это ни на что не влияющая маргинальная группа, которую прокремлёвские СМИ в своей виртуальной реальности раскрутили до масштабов штурмовиков Рэма. Наиболее радикальные в своей «демшизовости» комментаторы дошли до утверждения, что вообще не существует никакого «Правого сектора» и никаких «бандеровцев» - это навязанные пропагандой фантомы, иллюзорная борьба с которыми должна прикрывать реальную борьбу России против украинского народа.

Однако мейнстримом антироссийской мысли «пелевинщина» всё же не стала. «Правый сектор» лучше всякой «кремлёвской пропаганды» доказал, что он существует, участвуя в факельных шествиях под красно-чёрными знамёнами и отправляя своих спикеров в эфиры главных украинских телеканалов. Что же касается его непредставленности во власти и того факта, что за лидера организации Дмитрия Яроша на президентских выборах проголосовало меньше процента избирателей, то кто сказал, что для того, чтобы войти в историю, нужно непременно быть правящей или хотя бы оппозиционной, но парламентской партией с высокой долей поддержки населения? Ку-клукс-клан тоже был маргинальной экстремистской организацией, к тому же законспирированной, но сыграть свою роль в американской истории ему это не помешало.

Конечно, деятельность ку-клукс-клана тайно поддерживалась старой аристократией и даже администрациями южных штатов. Ну так и «Правый сектор» формировался при поддержке украинских спецслужб (в частности, бывшего и нынешнего главы СБУ Валентина Наливайченко, посещавшего тренировочные лагеря ВО «Тризуб») и финансировании украинских олигархов (в частности, нынешнего президента Петра Порошенко). Больше того, выясняется, что у «Правого сектора» есть и международная поддержка, да ещё какая: с активистами никому ещё не известной крайне правой группировки встречался тогдашний премьер-министр Эстонии, ныне ставший вице-президентом Еврокомиссии!

Ни Андрус Ансип, ни Борислав Береза никогда не уточняли, где и когда состоялась эта встреча, но предположить можно. В 2006 году боевики украинских националистических организаций, вошедших затем в «Правый сектор», проходили обучение на тренировочной базе в Эстонии.

Андрус Ансип как раз был тогда премьер-министром: едва ли обучение украинских ультраправых могло проходить без его санкции. А если он ещё и встречался с представителями радикалов, значит, не просто одобрял, но и проявлял заинтересованность. Поэтому неудивительно, что сейчас поддержка Эстонией Украины проявляется в том числе в поддержке «Правого сектора».

Лидер «Правого сектора» Дмитрий Ярош заявил, что его заместитель «Андрей Тарасенко был ранен в Песках под Донецким аэропортом и сейчас лечится в Эстонии». Перед этим стало известно, что в Эстонию на лечение были переправлены раненые на востоке Украины бойцы добровольческих батальонов.

Ранее МИД Эстонии утверждал, что государственная помощь Украине будет заключаться в помощи пострадавшим мирным жителям Донбасса. «Пострадавшие в конфликте на юго-восточной Украине пациенты, которые прибудут в Эстонию при поддержке Министерства иностранных дел, являются гражданскими лицами», - заявила месяц назад пресс-секретарь эстонского МИД. Когда пострадавшие прибыли, оказалось, что это участники боевых действий, причём не только из регулярной украинской армии. «Есть представители Министерства обороны, то есть это военнослужащие. Есть представители добровольческих батальонов. В этой группе, насколько я помню, мирных жителей нет», - заявил журналистам заместитель главврача Днепропетровской областной больницы, пациентов которой доставили в Таллин.

Так называемые территориальные добровольческие батальоны формировались во многом именно из боевых формирований ультраправых организаций, включая и «Правый сектор» (в большей степени «Азов» и «Айдар», в меньшей степени – остальные). Поэтому неудивительно, что в Таллине среди ветеранов АТО лечится заместитель Дмитрия Яроша. Удивительно, что там не лечатся дети Донбасса, хотя именно это обещали гражданам Эстонии, когда выделяли деньги на поддержку Украины. Согласно отчёту эстонского правительства, 140 тысяч евро было выделено на поддержку пострадавших в ходе уличных боёв (то есть на Майдане), 100 тысяч – на лечение украинских пациентов из зоны боевых действий, 150 тысяч – на гуманитарную помощь беженцам, 10 тысяч – на медикаменты. В свете ранее имевших место казусов можно смело предположить, что и медикаменты пошли не мирному населению, а на «Правый сектор».

Кого же эстонское руководство предпочитает жителям Донецка и Луганска, дома которых обстреливались из зенитно-ракетных установок? Активисты «Правого сектора» до того, как совершить «революцию достоинства», участвовали в качестве добровольцев в чеченских войнах на стороне «независимой Ичкерии». Но эстонских политиков это едва ли может остановить: в Эстонии несколько лет работал «информационный рупор» чеченских экстремистов – сайт «Кавказ-центр», а члены Рийгикогу на официальном депутатском бланке через эстонское посольство в Литве приглашали посетить Эстонию членов семьи Джохара Дудаева. Учитывая, что в ту же Эстонию недавно запретили въезд академику Тишкову, предпочтения местной правящей элиты не вызывают сомнений.

«До тех пор, пока у коренной нации не появится право творить державу, формировать и контролировать власть, - до тех пор будет невозможно решить ни одну её проблему (политическую, социальную, экономическую, межнациональную, военную, религиозно-конфессиональную, образовательную, культурную, экологическую и т. д.) в её пользу, до тех пор над украинцами на их земле будут властвовать чужие правды, чужие силы, чужая воля», - говорится в программе ставшего основой для «Правого сектора» всеукраинского объединения «Тризуб».

Вполне себе нацистское утверждение, хотя для балтийских стран с защитой своих вымирающих титульных наций при одновременной дискриминации нацменьшинств в нём нет ничего особенного.

А вот прямая цитата из Дмитрия Яроша, которая ещё более точно объясняет, почему эстонское руководство воспылало к нему союзническими чувствами. «Мы считаем, что дерусификация Украины — вполне справедливое и необходимое явление. Понятие дерусификации означает, что этнические украинцы вернутся к собственной речи, истории, идентичности… Вместе с тем, мы отстаиваем право всех национальных меньшинств (в том числе и русских) на воспитание собственной идентичности и культуры. Мы не спутываем это право с деятельностью иностранных шовинистических, имперских центров, деятельность которых должна быть прекращена».

Если поставить вместо слов «Украины» и «этнические украинцы» «Эстонии» и «этнические эстонцы», то получится в чистом виде государственная политика Эстонской Республики после провозглашения независимости.

При такой идеологической близости можно и в самом деле подлечить в Таллине заместителя Дмитрия Яроша за государственный счёт. В идеологическом плане «Правый сектор» и эстонский истеблишмент – близнецы-братья, и одно это преодолевает все барьеры, которые должны стоять между руководством страны – члена ЕС и группировкой рейдеров – неофашистов. Скажи мне, кто твой друг, и я скажу тебе, кто ты? 

Комментарии
Читайте также
Новости партнёров
Загрузка...

Этот стон у них свободой зовется

Этот стон у них свободой зовется

«Граждане, расходимся, у меня знакомый дипломат в Чикаго есть, он сказал, что всё будет путем, за Литву словечко замолвят, без паники!».
Политики этих стран клеймят «ватников» за «рабское сознание», высокомерно улыбаются при словах о том, что их правительства назначаются по звонку из посольства США, гордо бросают «Мы играем в западных клубах» и пытаются учить демократии.

Пишите письма

Пишите письма

Звон дипломатических сабель, хруст переломленных копий... Резолюция в ответ на резолюцию, против демарша — демарш. За всем этим тихо, полушепотом — новости мелкокалибербные вроде бы, малозначительные. Но очень симптоматичные. На них стоит иногда обращать внимание.

Литва или Северная Корея?

Литва или Северная Корея?

Современная Литва нередко практически не отличима от КНДР. Сумеете ли Вы отличить Литву от Северной Кореи?

Эстонские коллаборационисты в годы войны

Эстонские коллаборационисты в годы войны

Эстонские эсэсовцы квалифицируются как военные преступники согласно приговору Нюрнбергского военного трибунала.