Тема недели:
На Западе критикуют модель развития Прибалтики
Западные экономисты и аналитики полны пессимизма в отношении Литвы, Латвии и Эстонии.
Воскресенье
11 Декабря 2016

Билет на «Титаник»: МИД Латвии втягивает страну в международный конфликт

Автор: Александр Носович

Билет на «Титаник»: МИД Латвии втягивает страну в международный конфликт

02.04.2014

Министр иностранных дел Латвии Эдгар Ринкевич предлагает трансформировать программу «Восточное партнерство» в «Евроатлантическое Восточное партнёрство», пригласив в неё США и НАТО и чётко пообещав странам – участницам программы членство в ЕС. Если инициативы Ринкевича станут в итоге латвийским подходом к «Восточному партнёрству» как приоритету председательства страны в Евросоюзе, то они опасны, в первую очередь, именно для Латвии: правящая элита вовлечёт её в эпицентр грандиозного международного конфликта.

Предысторией крупнейшего за последнюю четверть века геополитического кризиса в Европе, вызванного украинскими событиями, стали переговоры об ассоциации Украины с ЕС. Европейская и украинская стороны придали переговорному процессу по ассоциированному членству Украины в ЕС характер «геополитической игры» (выражение главы МИД Литвы Линаса Линкявичюса), сводившейся к окончательному выводу Украины из российской сферы влияния и официальному её закреплению в сфере влияния ЕС. Под это дело европейские некоммерческие организации, работающие на гранты программы «Восточное партнёрство», развернули в украинском обществе масштабную агитационную кампанию, к концу которой активная часть населения уверовала в то, что ассоциация и зона свободной торговли с ЕС – это исторический цивилизационный выбор Украины, которая теперь уже окончательно предпочтёт просвещённую Европу «Золотой Орде».

Эту мифологию активно поддерживали и продвигали политтехнологи и пиарщики украинского президента Януковича, в окружении которого даже возникла безумная идея с помощью подписания Соглашения об ассоциации с ЕС переизбрать в 2015 году Януковича за счёт голосов Западной Украины. Сам Янукович (Соглашения с ЕС, к слову, не читавший) полгода провозглашал, что Украина сделала свой европейский выбор, маскируя этим информационным шумом трагическое состояние экономики, колоссальную украинскую коррупцию и обвальное падение собственной популярности.

До чего доигрались участники «геополитической игры», сейчас видно всем.

Бежавший из Украины Янукович влачит жизнь политического трупа не то в Подмосковье, не то в Ростове-на-Дону. Центр Киева разгромлен и сожжён, по Украине бродят уличные банды, именующие себя то «Правым сектором», то «Самообороной Майдана» и объясняющие свои грабежи интересами революции. Украина после ассоциации с ЕС куда ближе к экономическому коллапсу, потере управляемости и распаду, чем Украина до ассоциации с ЕС. Европейские игроки по итогам реализации программы «Восточное партнёрство» получили в своем восточном приграничье зону хронической нестабильности, а в придачу к ней кризис в международных отношениях.

Однако далеко не все дураки учатся на своих ошибках – круглые дураки не учатся на них вообще. Поэтому по итогам украинского кризиса звучат предложения и дальше продолжать «Восточное партнёрство» как игру с нулевой суммой, делая акцент на геополитике и усугубляя тем самым конфронтацию с Россией и внутренние конфликты в странах - участницах программы.

Так, министр иностранных дел Латвии Эдгар Ринкевич, выступая на секции саммита ЕС 22 марта, посвящённой «Восточному партнёрству», заявил, что программу надо переименовать в «Евроатлантическое Восточное партнёрство». Министр подчеркнул, что в будущем к сотрудничеству в «Восточном партнёрстве» следует привлечь Соединенные Штаты. О том, что к сотрудничеству Европы с постсоветскими странами следует привлекать Россию, Ринкевич ничего не сказал, посетовав лишь на неприемлемость российской пропаганды, зато высоко оценил сотрудничество Грузии с НАТО в разговоре с министром европейской и евроатлантической интеграции Грузии Алексом Петриашвили. Петриашвили в ответ поблагодарил Латвию за меры поддержки евроатлантических устремлений Грузии и высоко оценил её роль в политике Восточного партнёрства.

Кроме того, глава латвийского МИД предлагает твёрдо обещать странам – участницам «Восточного партнёрства» полноценное вхождение в состав Евросоюза, а не расплывчатое ассоциативное членство. В частности, вступление в ЕС должно быть обещано Украине в её нынешнем состоянии, по-африкански нищей Молдавии с приднестровской проблемой, Армении с Азербайджаном с их неподеленным Нагорным Карабахом и Грузии с её претензией на возвращение Абхазии и Южной Осетии. Этим же странам в рамках программы «Восточного партнёрства» предлагается двигаться в НАТО, устав которого запрещает принимать в состав Альянса страны с неурегулированными территориальными конфликтами.

В НАТО ведь действует принцип «один за всех и все за одного» - согласятся ли все страны Североатлантического Альянса воевать за возвращение Крыма и Приднестровья своим новым членам – Украине и Молдове? И захочет ли Евросоюз даже пообещать принять в свой состав огромную и стремительно теряющую управляемость Украину?

«В Европе сейчас свои проблемы и не очень хорошая ситуация как экономическая, так и внутриполитическая. Мы видим, что произошло за последние несколько дней и в Словакии, где победил совершенно несистемный кандидат на пост президента, и во Франции, где правящая Социалистическая партия потерпела поражение на муниципальных выборах, так что даже пришлось менять премьер-министра. Поэтому европейским странам сейчас нужно уделять гораздо больше внимания своим внутренним проблемам, а не углублению сотрудничества с Украиной, Молдовой, Грузией», - считает эксперт Центра аналитического мониторинга МГИМО Леонид Гусев. «На данный момент возможны лишь общие декларации о партнёрстве, сотрудничестве, но не прямое вступление той же Украины в Европейский союз, которое сейчас нереально», - заявил эксперт в комментарии RuBaltic.Ru.

В таком случае Латвия идёт по литовскому пути, создавая у ориентированного на европейскую интеграцию населения стран «Восточного партнёрства» эффект завышенных ожиданий. Теперь эти завышенные ожидания будут нарастать по мере приближения Рижского саммита «Восточного партнёрства», так же как в прошлый раз нарастали по мере приближения Вильнюсского. Тогда часть украинского общества была уверена, что в Вильнюсе Украина вступит в Евросоюз, а украинцам отменят визовый режим. Закончилось всё Евромайданом….

Примечательно, что озвученная латвийским министром Ринкевичем интерпретация «Восточного партнёрства» в Европе отнюдь не является мейнстримом.

По результатам обсуждения итогов программы «Восточного партнёрства» и её будущего после Вильнюса на февральском саммите ЕС, финальные 20 тезисов, которые одобрили участники дискуссии, звучат не так радикально, как то, что предлагал на том же брюссельском форуме Эдгар Ринкевич. Вовсе не упоминается о привлечении в программу США и НАТО (тем более, в качестве ключевых игроков) и упоминается Россия. В недавнем совместном заявлении министров иностранных дел Германии, Франции и Польши говорится, что Украине, Грузии, Молдове, Беларуси и Азербайджану необходимо предоставить возможность тесно сотрудничать как с западным, так и с восточным партнёром. На встрече глав МИД стран НАТО во вторник 1 апреля Германия, Франция и Польша предложили многосторонний подход к разрешению конфликта в Украине. Они выступают за сохранение солидарности с союзниками, усиление сотрудничества с партнёрами и переосмысление своих действий по отношению к России.

Франк-Вальтер Штайнмайер, Лоран Фабиус и Радослав Сикорский продемонстрировали единство во мнении, что восточноевропейские страны нельзя более ставить перед «жёстким» выбором между ЕС и Россией.

Почему же позиция официальной Риги так отличается от сдержанного подхода коллег по ЕС? «Именно страны Балтии и Польша являются наиболее активными проводниками углубления сотрудничества стран «Восточного партнёрства» с НАТО. Кроме того, Польша и Балтия являются форпостами США в Европе, поэтому неудивительно, что они такое предлагают», - говорит Леонид Гусев.

Здесь возникает вопрос: выгодно ли самим странам Балтии, в частности Латвии, в очередной раз обыгрывать свою роль «буферной зоны» между Россией и Европой, выступая форпостом интересов США в регионе (к числу которых относится недопущение сближения России со странами «старой» Европы)? Много ли Латвия получит от роли «буферной зоны» в период своего председательства в Евросоюзе? Много ли от этого получила Литва, потенциальные бенефиции которой от активного участия в «Восточном партнёрстве» (крупные дотации из структурных фондов ЕС, Даля Грибаускайте во главе Еврокомиссии) не состоялись именно из-за того, что Вильнюс выбрал максимально конфликтогенную, антироссийскую интерпретацию программы сотрудничества стран «Восточного партнёрства» с ЕС.

Латвия как посредник и хозяин круглого стола по урегулированию крупнейшего за четверть века кризиса в международных отношениях могла бы получить для себя гораздо больше выгод от Рижского саммита «Восточного партнёрства» и председательства страны в Евросоюзе.

Вместо этого её истеблишмент толкает страну в эпицентр кризиса, а повестка, которую он предлагает, может этот кризис только усугубить. Неужели правящая латвийская элита этого не понимает? Или она просто неспособна думать вне рамок «сдерживания России», «форпоста» и «буферной зоны»?   

Комментарии
Читайте также
Новости партнёров
Загрузка...

Этот стон у них свободой зовется

Этот стон у них свободой зовется

«Граждане, расходимся, у меня знакомый дипломат в Чикаго есть, он сказал, что всё будет путем, за Литву словечко замолвят, без паники!».
Политики этих стран клеймят «ватников» за «рабское сознание», высокомерно улыбаются при словах о том, что их правительства назначаются по звонку из посольства США, гордо бросают «Мы играем в западных клубах» и пытаются учить демократии.

Бойтесь миротворцев

Бойтесь миротворцев

Холодная Война вроде бы уже двадцать семь лет закончилась, а такое ощущение, что всё у нас еще впереди.

Дом Франка в Вильнюсе

Дом Франка в Вильнюсе

Своим названием этот дом обязан доктору медицины, профессору Виленского университета Йозефу Франку. Его отец — Иоганн Петер Франк, известный в Европе врач-гигиенист и судебный медик, вместе с сыном перебрался в Вильну из Вены, где работал директором городской больницы в начале XIX века.