Тема недели:
Failed nations: латыши и литовцы отказываются от Латвии и Литвы
Эмиграция из Латвии и Литвы растёт темпами, выходящими за рамки всех существующих тенденций в Восточной Европе.
Понедельник
27 Июня 2016

Эксперт: военное измерение Восточного партнерства не имеет перспектив

Автор: Сергей Рекеда

Эксперт: военное измерение Восточного партнерства не имеет перспектив

21.08.2013  // Фото: www.lrp.lt

Литва намерена сплотить десять государств Евросоюза (для чего создан фонд в 100 тысяч евро) для поддержки стран «Восточного партнерства». По словам директора по политическим вопросам Министерства обороны Вайдотаса Урбялиса, сейчас к инициируемому Литвой фонду пообещали присоединиться шесть стран, среди которых называется Великобритания. Бюджет фонда будет предназначен «для поддержки участия стран-партнеров в деятельности ЕС в сфере общей политики безопасности и обороны». По мнению заместителя директора Института политического и военного анализа Александра ХРАМЧИХИНА, опираясь на подобный бюджет, будет сложно содействовать решению острых проблем, в том числе территориальных, постсоветских стран в области обороны:

- Для чего подобная инициатива нужна Литве – это более чем понятно. Она боится России, поэтому хочет, чтобы кто-то обеспечил их безопасность, потому что сама она это сделать неспособна.

Несмотря на то, что Литва уже является членом НАТО и ЕС, по всей видимости, там есть подозрения, и замечу небезосновательные, что страны Западной Европы никого ни от чего защищать не собираются.

Отсюда желание Литвы сплотить тех, кто тоже боится России.

Другой вопрос - что же можно сделать на бюджет в 100 тысяч евро в оборонной сфере? Подобный бюджет фонда говорит о том, что это проявление стандартного отношения Западной Европы к Восточной – давать последней «успокоительные таблетки», которые при этом никаким лекарством не являются.

Западной Европе подобный фонд, скорее, не очень интересен. Это же инициатива, исходящая из Восточной Европы, и западноевропейские страны не могут сказать совсем нет, поэтому делают такие символические жесты.

Примечательно, что изначально в программе «Восточного партнерства» военная составляющая вообще не упоминалась. Это был чисто политический проект.

Экономическая-то составляющая была не очень ясная, а тем более там не было военной.

Как эта программа может помочь в оборонной сфере странам восточного приграничья?

За такой бюджет никому ничем помочь нельзя.

Совершенно непонятно, чем в оборонной сфере может помочь программа «Восточного партнерства» - у этих стран абсолютно разные интересы, разные запросы.

По-моему, это абсолютно мертвый проект, но у Литвы есть свои фобии. Применительно к Молдове вмешательство ЕС еще может как-то повлиять на решение территориального конфликта, а, например, относительно Армении и Азербайджана – точно нет.

Комментарии
Читайте также
Новости партнёров
Загрузка...

Итоги Brexit: Прибалтика не вписывается в новую Евразию

Итоги Brexit: Прибалтика не вписывается в новую Евразию

Как символично – в один и тот же день референдум в Британии призвал к выходу страны из Евросоюза, а саммит ШОС зафиксировал присоединение к Шанхайской организации Индии и Пакистана, на очереди Иран. Понятно, что британский референдум еще не означает выхода страны из ЕС и распада союза, а ШОС еще далеко до европейского уровня интеграции и близости.
Однако тенденция на лицо – Евразия меняется, причем стремительно, непредсказуемо и кардинально.

«Примирение с историей»: бревно в глазу

«Примирение с историей»: бревно в глазу

Вне зависимости от географии, за фиговым листом исторического примирения скрывается очень простая задача — опираясь на досоветское прошлое, сохранить постсоветский неолиберальный экономический уклад, результаты проведенной на костях СССР приватизации.

Литва или Северная Корея?

Литва или Северная Корея?

Современная Литва нередко практически не отличима от КНДР. Сумеете ли Вы отличить Литву от Северной Кореи?

Литовцы, латыши и эстонцы в составе Российской империи

Литовцы, латыши и эстонцы в составе Российской империи

Еще в 1710 г. территория Эстляндии и Лифляндии, доставшаяся России в результате Северной войны, получила от Петра I особые привилегии как плату за лояльность российской власти.