Тема недели:
На Западе критикуют модель развития Прибалтики
Западные экономисты и аналитики полны пессимизма в отношении Литвы, Латвии и Эстонии.
Вторник
06 Декабря 2016

Игры в демократию: прибалтийская политика vs общественное мнение

Автор: Александр Носович

Игры в демократию: прибалтийская политика vs общественное мнение

22.11.2013  // Фото: greece.mrdonn.org

Агитационная кампания по переходу Латвии на евро провалилась: за месяц с лишним до вступления в еврозону, число противников европейской валюты не только не сократилось, но еще и выросло. Однако латвийские власти отказываться от евро все равно не собираются. Этот и многочисленные другие примеры из стран Балтии свидетельствуют о том, что в политике этих государств обратная связь с обществом заменена попытками ее имитации.

Идея отказа от лата в пользу общеевропейской валюты в Латвии не была популярна никогда. В начале года переход на евро поддерживали 26% населения. Тогда правительство Домбровскиса даже решило выделить финансирование на агитационно-разъяснительную кампанию о пользе введения евро. Целью было добиться, чтобы к 1 января 2014 года вступление в еврозону поддерживало абсолютное большинство населения.

Уже сейчас можно констатировать, что агиткампания, которая оценивается в целом примерно в 400 тысяч евро, провалилась: по опросам исследовательского центра SKDS поддержка евро только падает. В сентябре отказ от национальной валюты поддерживали 24% респондентов, в октябре еще меньше – 20%. Не поддерживали введение евро 58% опрошенных

Отсутствие общественной поддержки вызывало ранее удивление и щепетильных европейцев: как же так, Латвия – европейская демократическая страна, а ее правительство идет против воли подавляющего большинства своих избирателей. Еще в начале этого года после встречи с президентом Берзиньшем глава латвийского представительства ЕК Инна Штейнбука заявила: «Латвийским политикам важно способствовать дискуссии и попытаться добиться, чтобы общество объективно оценило плюсы и минусы. В Европе всегда очень внимательно следят за позицией общества в странах-участницах ЕС». Однако для проверки этой позиции через референдум латвийские власти отказались, а положительных результатов социологических срезов так и не добились.

Точно такая же ситуация осенью 2010 года была в Эстонии: за пару месяцев до вступления в еврозону против отказа от эстонской кроны были 52% населения. Но от кроны все равно отказались, как теперь откажутся и от лата.

В балтийских республиках, несмотря на их принадлежность к Европе, вообще сложилось особое отношение властей к общественному мнению. При принятии политических решений руководство этих стран обращается к мнению жителей исключительно выборочно, не брезгуя иногда и социологическим мифотворчеством. Взять хотя бы для примера еще один латвийский пример – «вечно зеленую» тему войны с советским прошлым, которую к тому же еще и актуализировали дискуссии вокруг памятника Освободителям Риги.

Министр иностранных дел Латвии Эдгар Ринкевич в интервью «Коммерсанту» по итогам прошедшей на днях поездки в Россию на вопрос о запрете в Латвии советской символики ответил так: «История Латвийского государства полна сложных моментов; болезненный след оставили репрессии и депортации в 1941–1949 годах цвета латышской интеллигенции, крестьян, рабочих. Поэтому большинство латышей не считают Советский Союз чем-то хорошим, а его символику — чем-то романтичным, что надо сохранять и использовать».

О каком большинстве говорит глава латвийского МИД? Согласно многолетнему социологическому исследованию «Мониторинг социальной памяти Латвии» по результатам серии опросов общественного мнения количество людей, считавших, что Латвию присоединили к СССР посредством нападения, снизилось с 47% по результатам опроса в 2004 году до 43% в конце 2012 года. Так же уменьшилось количество людей, негативно оценивающих присоединение Латвии к СССР с 49% в 2004 году до 37% в 2012 году. Несмотря на слова латвийского министра, упрямые цифры и здесь не хотят дать действиям латвийских властей демократического благословения. Что же остается в этом случае делать политикам?

Лишь убеждать себя и внешних наблюдателей в том, что социологические исследования на самом деле не отражают реальной картины общества.

К примеру, Ринкевич в том же интервью российскому «Коммерсанту» объясняет введение евро вопреки общественному мнению тем, что «что у многих людей претензии скорее эмоционального, чем рационального характера». Узнать бы, в таком случае, у г-на министра насколько он считает «рациональным, а не эмоциональным» воевать с советским прошлым…

Так что демократия и общественное мнение, если уметь манипулировать этими вещами, совсем не страшные.

При соответствующей ловкости рук их можно даже успешно использовать против конкурентов в политической борьбе.

Яркий пример – референдум по Висагинской АЭС. Одна группа литовских политиков (социал-демократы), чтобы выбить власть из рук другой группы (консерваторов), затеяла референдум о целесообразности строительства атомной станции. Народ проголосовал против АЭС, а заодно и за социал-демократов - последние консерваторов победили.

Затем политический расклад поменялся, и вот уже социал-демократы говорят, что референдум по АЭС носил совещательный характер, его результаты необязательны к исполнению. Более того, спустя год после «атомного» референдума 2012 г. в Сейме и правительстве стали звучать предложения повторить всенародный опрос, потому что результаты предыдущего референдума относились, якобы, совсем к другому, «неправильному» проекту ВАЭС.

Все это циничные политические игры узких элитных групп. Но ради того, чтобы придать им благообразие и соответствовать приписываемому себе статусу настоящих европейцев, балтийским политикам приходится придавать своим действиям, которые не пользуются поддержкой населения или просто не особо его интересуют, вид демократического волеизъявления.

В итоге становится очевидным, что балтийские государства, при всех их демократических институтах и практиках не обладают одним из самых привлекательных свойств реальной демократии – налаженной обратной связью с обществом, учетом его мнения и приоритетом в своих действиях на решение его проблем.

Главные сложности стран Балтии сходу назовет любой житель этих стран. Безработица, эмиграция, бедность и смертность населения. Чем занимаются правительства этих республик? Преамбулой к Конституции, переходом на евро и ассоциацией с ЕС Украины.

Люди и власть в странах Балтии, в принципе, могли бы вовсе жить, как две параллельные прямые, не пересекаясь. Люди бы работали, искали работу или эмигрировали, а власть строила бы геополитические интриги на территории Восточной Европы, занималась подсчетом материального ущерба от советской «оккупации» и прочими увлекательными вещами. Да, и, конечно же, обучала бы своих «отсталых» соседей тому, что же такое настоящая демократия.

Комментарии
Читайте также
Новости партнёров
Загрузка...

Этот стон у них свободой зовется

Этот стон у них свободой зовется

«Граждане, расходимся, у меня знакомый дипломат в Чикаго есть, он сказал, что всё будет путем, за Литву словечко замолвят, без паники!».
Политики этих стран клеймят «ватников» за «рабское сознание», высокомерно улыбаются при словах о том, что их правительства назначаются по звонку из посольства США, гордо бросают «Мы играем в западных клубах» и пытаются учить демократии.

Пишите письма

Пишите письма

Звон дипломатических сабель, хруст переломленных копий... Резолюция в ответ на резолюцию, против демарша — демарш. За всем этим тихо, полушепотом — новости мелкокалибербные вроде бы, малозначительные. Но очень симптоматичные. На них стоит иногда обращать внимание.

Литва или Северная Корея?

Литва или Северная Корея?

Современная Литва нередко практически не отличима от КНДР. Сумеете ли Вы отличить Литву от Северной Кореи?

Эстонские коллаборационисты в годы войны

Эстонские коллаборационисты в годы войны

Эстонские эсэсовцы квалифицируются как военные преступники согласно приговору Нюрнбергского военного трибунала.