Тема недели:
На Западе критикуют модель развития Прибалтики
Западные экономисты и аналитики полны пессимизма в отношении Литвы, Латвии и Эстонии.
Понедельник
05 Декабря 2016

Клуб по интересам или чьи проблемы решает латвийская политика

Автор: Сергей Рекеда

Клуб по интересам или чьи проблемы решает латвийская политика

18.07.2013  // Фото: commons.wikimedia.org

Подготовка к новой парламентской избирательной кампании определенно демонстрирует тот факт, что латвийская политика в настоящее время – это замкнутый сосуд, где общественные деятели перетекают из одного краткосрочного проекта в другой. Главная причина этого в том, что политика в Латвии – уже больше механизм лоббирования частных интересов, нежели система для решения общественных проблем.

Чрезвычайная фрагментированность на протяжении всех постсоветских десятилетий оставалась одной из главных характеристик политического поля Латвии. В первые годы независимости подобную ситуацию можно было объяснить неизбежными проблемами общественной трансформации и становления новой партийной системы. Однако переходный период, казалось бы, остался позади, а латвийская политика остается по-прежнему конгломератом небольших клубов по интересам.

«Сверху» эта ситуация видна особенно отчетливо: о необходимости серьезных мер по развитию партийной системы Латвии уже не раз говорил президент страны. Андрис Берзиньш предлагал повысить 5-процентный порог попадания в Сейм или требовать увеличения численности партий, справедливо обращая внимание, что проблемы партийного развития уже невозможно списать на какие-то объективные общественные законы – в соседней Эстонии, например, ситуация отличается весьма существенно и в лучшую сторону. Диагноз, поставленный латвийским лидером в одной из своих речей, лаконичен, но жесток: «Если мы не способны развивать партии, парламентская система не может существовать. Если партии не будут развиваться, необходимы другие решения».

Тем не менее, подготовка к грядущей парламентской избирательной кампании со всей очевидностью демонстрирует, что политическая система Латвии движется по прежним «клубным» рельсам.

Основной интригой предстоящих выборов станет выступление «новых старых» политиков Эйнарса Репше и Айнарса Шлесерса. Оба уже занимали целый ряд высоких государственных должностей, ушли из политики, что же заставило их вернуться? Этот главный вопрос - вопрос целеполагания - в данной ситуации самый сложный. В случае с Репше, например, уже известен примерный бюджет будущей партии, основа которой в лице общества «Для развития Латвии» в течение первого года существования собрала 197 000 латов. Известно и примерное количество избирателей, на которое рассчитывает бизнесмен – примерно 10% жителей страны. И все это при том, что на данный момент даже трудно сказать каков будет этот электорат новой партии и что в рамках этого политического проекта предполагается сделать «для развития Латвии».

Учитывая род деятельности Репше и Шлесерса, подобное положение дел вполне объяснимо: возвращение «в игру» для них – это, прежде всего возможность, лоббирования своих бизнес-интересов; общественные проблемы при этом вполне естественно уходят на второй план.

Закономерна в этом случае и обратная реакция – со стороны общества, которое все больше теряет интерес к политике. Явка на выборы в 1990-х гг. держалась на уровне 70-80%. На выборы 2011 г., которые мобилизовали большую часть протестного электората после разгона 10-го Сейм, пришло 59,5%, и с большой долей вероятности можно утверждать, что в 2014 г. на избирательные участки придет еще меньше людей. И это понятно: какой смысл опускать избирательный бюллетень в урну, если ориентиры для работы правительства определены заранее и не в Латвии, а в нидерландском городе Маастрихт? Если для преодоления сложностей в экономике в первую очередь в жертву приносится социальная сфера? Если мнение подавляющей части населения при переходе на евро никому совершенно неинтересно?

При таком уровне репрезентативности общественных интересов на политическом уровне невозможно создание крупных партий, за что так активно ратует латвийский президент.

В итоге политика и общество в Латвии поддерживают в отношении друг друга вежливый нейтралитет. Избиратели, все реже и реже посещая выборы, делают вид, что делегируют свои права партиям, партии же, в свою очередь, превратив по большей части политику в бизнес, делают вид, что исполняют народный наказ. И пока в повестку дня не вернутся прозаические, но вместе с тем и более насущные проблемы социального и экономического развития, политика останется уделом состоятельных латвийцев для состоятельных латвийцев. 

Комментарии
Читайте также
Новости партнёров
Загрузка...

Этот стон у них свободой зовется

Этот стон у них свободой зовется

«Граждане, расходимся, у меня знакомый дипломат в Чикаго есть, он сказал, что всё будет путем, за Литву словечко замолвят, без паники!».
Политики этих стран клеймят «ватников» за «рабское сознание», высокомерно улыбаются при словах о том, что их правительства назначаются по звонку из посольства США, гордо бросают «Мы играем в западных клубах» и пытаются учить демократии.

Пишите письма

Пишите письма

Звон дипломатических сабель, хруст переломленных копий... Резолюция в ответ на резолюцию, против демарша — демарш. За всем этим тихо, полушепотом — новости мелкокалибербные вроде бы, малозначительные. Но очень симптоматичные. На них стоит иногда обращать внимание.

Чей туфля?

Чей туфля?

Угадайте политика по обуви!

Бронзовый солдат: памятник воинам-освободителям Таллина

Бронзовый солдат: памятник воинам-освободителям Таллина

Авторами монумента освободителям столицы Эстонии, известного ныне как «Бронзовый солдат», стали архитектор Арнольд Алас и скульптор Энн Роос.